Скисший рынок

Киргизское виноделие находится в глубоком кризисе. Но наличие таких факторов, как благоприятный климат, обилие поливной воды, относительно дешевые трудовые ресурсы, востребованность продукции, будет постоянно пробуждать у инвесторов интерес к этой отрасли

Скисший рынок

«Плачевное» – таково наиболее часто встречающееся определение состояния современного киргизского виноделия. Если в начале 1980-х годов счет производимых в Киргизии вин шел на миллионы декалитров, то в 2008-м было произведено немногим более 160 тыс. дал.

В советское время Киргизия славилась своими десертными, шампанскими винами, они экспортировались в центрально-азиатские регионы СССР, в Сибирь и на Дальний Восток. «Наши винзаводы работали не только на местном сырье, но и на виноматериалах из соседних союзных республик. Конечно, нам было далеко до крымских виноделов, но мы учились, мы постоянно работали над улучшением нашей продукции. И нам было чем гордиться», – вспоминает директор фирмы «Аве-Мария» Вячеслав Васильев.

«Мы выпускали прекрасные вина: марочный крепленый портвейн, кагор “Кыргызстан”; марочные десертные “Мускат фиолетовый”, “Семетей”; сухие столовые “Каберне”, “Серебряная свадьба”. Советское шампанское производилось миллионами декалитров в год», – рассказывает ведущий специалист Минсельхоза Асаткул Эгинбаев, не один десяток лет посвятивший становлению виноградарства и виноделия в Киргизии.

Специализация не во благо

Сегодня в Киргизии сложилось разделение труда виноделов по географическому признаку. Две трети винодельческих предприятий и цехов вторичного виноделия находятся в Бишкеке и Чуйской области; две трети плодоносящих виноградников с техническими сортами – в южных областях: Джалалабадской и Баткентской. На юге перерабатывается виноград и сбраживается сок. Сброженные виноматериалы перевозят на заводы в северной части республики, в цеха вторичного виноделия, где производят купажирование, спиртование и розлив вина в бутылку.

Региональная специализация позволяет снизить производственные затраты, но препятствует массовому выпуску хороших вин. Как отмечает г-н Васильев: «В XX веке по такой технологии готовилось в основном посредственное вино типа вермут. Существует правило: качественные виноградные вина (портвейн, мадера, десертные, кагор) готовят в сезон виноделия в момент переработки винограда по специальной технологии».

С каждым годом растут производственные расходы, налоговое бремя, притом что отпускная цена на продукцию практически не меняется. «Сказать по правде, производство натуральных вин сегодня не очень прибыльно. За прошедшие несколько лет цены на продукцию практически не выросли, а сырье подорожало в два-три раза. И акцизы поднялись», – жалуется г-н Васильев.

Разделяй – и потеряешь

Как считает г-н Эгинбаев: «При разгосударствлении советских колхозов, совхозов была допущена фундаментальная ошибка: виноградники, сады разделили на доли. А ведь фактически это основные средства производства, как и сельхозтехника, и делиться на доли не должны». Со своим коллегой согласен и Кыдырма Орозалиев, президент Ассоциации виноделов и виноградарей Кыргызстана: «Некогда единые виноградники, розданные сотням тысяч отдельных собственников, остались без ухода».

Но и та часть виноградников, которая осталась в собственности государства (расположенные на землях государственного Фонда перераспределения сельскохозяйственных угодий), находится далеко не в лучшей форме. «Виноградники сдаются в аренду сроком до пяти лет. Естественно, арендатору невыгодно вкладывать средства в улучшение, в агротехнику, селекцию... Он стремится выжать по максимуму из того, что есть, не заботясь о будущем», – говорит г-н Эгинбаев.

По мнению г-на Орозалиева, выход из сложившегося кризисного положения – в росте производства через создание собственной стабильной сырьевой базы, в первую очередь крупными производителями. «Даже имеющиеся мощности не полностью загружены. Мы вынуждены обращаться к зарубежным импортерам виноматериалов».

Три четверти киргизских компаний, занимающихся виноделием (всего в Киргизии официально выпускают ординарные и игристые вина 18 фирм), относятся к так называемым «вторичным пунктам виноделия», то есть работают с уже готовым виноматериалом, в большинстве своем завозимым из соседних стран. «Большинство наших производителей вин работают на импортном виноматериале, главным образом из Узбекистана. Но зачем нам стимулировать развитие виноградарства и первичной переработки за рубежом, когда у нас самих существуют прекрасные природные условия для этой отрасли?» – спрашивает Асаткул Эгинбаев.

Государственный интерес

«Виноградарство и виноделие являются сложным технологическим производством, и для их развития… потребуется значительная государственная поддержка», – говорится в преамбуле государственной программы Киргизской Республики «Возрождение и развитие в КР виноградарства и виноделия на 2008–2009 годы». Согласно предложению специалистов Минсельхоза КР, изложенному в программе, кардинальным решением проблем виноделия и виноградарства в Киргизии могло бы стать создание (при министерстве) государственного предприятия «Виноградарь/Винодел», которое бы способствовало «реализации государственной политики развития виноградарства и производства виноградных вин и соков».

По расчетам авторов программы, для ее реализации до 2013 года потребуется 157 млн сомов, или примерно четыре миллиона долларов – по одному миллиону в год. Пока программа не находит поддержки в киргизском Министерстве финансов: «кризис, свободных средств нет». Но почему бы не финансировать ее за счет акциза на импортные вина? Только за прошлый год поставщики спиртных и слабоалкогольных напитков заплатили в киргизский бюджет акцизов на сумму 220 млн сомов.

Существенно может оздоровить ситуацию и целевое выделение земель для увеличения площадей виноградников. Кроме того, поможет организация собственных питомников, позволяющих адаптировать к местным условиям высокоурожайные сорта винограда. Но здесь существует одно «но» – нехватка оборотных средств. «Это значит, нужны льготные кредиты, государственные кредиты под низкие проценты. Но этого тоже нет», – говорит Кыдырма Орозалиев.

Равнодушие государства в этом вопросе вызывает недоумение. Вина в республике производится очень мало. Так, в прошлом году водки и ликеро-водочных изделий (ЛВИ) было произведено в девять раз больше, чем вина, пива – почти в десять. Акцизов на водку и ЛВИ было собрано 282 млн сомов, на пиво – 72 млн, на вино – чуть меньше восьми миллионов. Убрав сегодня НДС, государственная казна не намного оскудеет, зато через пять лет эти недоплаченные налоги вернутся в казну сторицей.

Робкие шаги навстречу рынку

Впрочем, сказать, что государство полностью игнорирует проблему, – значит несколько согрешить против истины. В марте этого года в правительстве прошло совещание по мерам по защите местных производителей алкогольной продукции. В частности, предлагалось дифференцировать повышение ставок акцизного налога на ввозимую алкогольную продукцию, а также обязать предприятия торговли иметь в общем объеме реализуемой продукции определенный процент отечественной продукции.

Как рассказал нашему журналу заместитель директора Госагентства по производству, хранению и реализации спирта и алкогольной продукции при Минсельхозе КР Талантбек Бокешов: «Для всех торговых точек станет обязательным наличие в ассортименте отечественных алкогольных продуктов. Их должно быть не менее 50% от общего количества алкогольных товаров. При этом в ассортименте должны быть представлены несколько местных компаний».

К этому предложению скептически относится г-н Орозалиев: «Когда у наших производителей будет разливаться полмиллиона декалитров, тогда и можно ставить вопрос о преференциях в реализации и продвижении продукции за рубежом. Нужно поддерживать не реализацию, а производство, увеличивать объемы, расширять ассортимент, улучшать качество, выводить на должный уровень дизайн, упаковку».

Вячеслав Васильев считает, что выход – в экспортной ориентации производства. Государство, полагает эксперт, могло бы прилагать больше усилий по продвижению отечественной алкогольной продукции в России и Казахстане: «Эти рынки уже давно поделены между собой, и пробиться на них в одиночку чрезвычайно трудно, особенно учитывая относительно небольшие размеры киргизских компаний».

Прекрасное далеко

Те объемы, которые производятся в республике, полностью поглощаются внутренним рынком, и даже импорт не заполняет полностью потенциальный спрос на этот вид алкогольной продукции. По оценке специалистов, емкость киргизского рынка вина составляет от 500 тыс. до миллиона декалитров в год. В прошлом году было реализовано около 250 тыс. декалитров вина как местного, так и привозного. Даже с учетом контрабандных и контрафактных вин (а их объемы относительно невелики по сравнению с водочной, ликеро-водочной и коньячной продукцией) у местных виноделов остается впечатляющее поле для экспансии.

К сожалению, в киргизское виноделие почти не идут зарубежные капиталовложения. По словам ведущего сотрудника отдела лицензирования и контроля за производством алкогольной продукции Госагентства по производству, хранению и реализации спирта и алкогольной продукции Елены Тищенко: «Инвестиционный бум – даже не на горизонте... Местные бизнесмены вкладывают на свой страх и риск, решают все производственные вопросы на собственном уровне, не обращаясь за помощью к правительству».

Кыдырма Орозалиев убежден: «Через три-пять лет ситуация изменится к лучшему... Киргизия – это земля, специально созданная Богом для виноградной лозы. Солнца много, почвы богатые. В том, что у виноделия в Киргизии светлое будущее, я не сомневаюсь ни на минуту». «Хочется верить, что придет время – и киргизские вина вернут себе былую славу. Но, боюсь, произойдет это лет через 15–20», – заключает Вячеслав Васильев.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?