Не ходите, дети, в Европу гулять…

Не ходите, дети, в Европу гулять…

В Алматы в кофейне «ДК» прошла встреча с режиссером социального трэша из Великобритании Томом Гинсом – завсегдатаем известного во всем мире международного проекта Future Shorts, регулярные показы которого проходят в Алматы с 2007 года, благодаря чему наш зритель знаком с его короткими киноновеллами. При желании, можно найти плоды творчества этого оригинального художника в Интернете, где можно посмотреть не только фильмы, но и принадлежащие «его перу» рекламные ролики, снятые в той же самой манере. Надо заметить, что многие режиссеры, чьи короткометражки вошли в коллекцию Future Shorts, продолжили свою карьеру как высокооплачиваемые копирайтеры в престижных компаниях с мировыми именами.

Если бы одиозный психиатр Макс Нордау жил в наше время и решил включить этого художника в свою книгу «Вырождение», Гинсу бы светил диагноз «социофобия». Хотя, возможно, учитывая постмодернисткий концепт игры, «рыночные» реалии нашего времени, индустрию образов, а также взращенный на их почве всеобщий меркантилизм, Нордау написал бы совсем другую книгу. А в начале ХХ века, когда он жил, писатель, художник, творец, в широком смысле, еще компенсировали в искусстве свои скрытые комплексы, психические травмы, душевную болезнь и бессознательные влечения. Теперь все поменялось. К тому же довольное выражение лица Тома Гинса и не сходящая с его уст улыбка, как кажется на первый взгляд, никак не вяжется с его мрачными и пугающими социальными зарисовками. Но, возможно, в этом сопоставлении и кроется разгадка улыбки любого культуртрегера, Моны Лизы современного искусства.

Конек Гинса – разоблачение ужасов современной европейской жизни. Если вы думаете, что они есть только в странах третьего мира, то вы сильно заблуждаетесь. Нравы цивилизованных белых европейцев пострашнее обычаев доисторических каннибалов. Конечно, не все в его фильмах следует понимать буквально. Некоторые из них – сюрреалистические метафоры, а некоторые похожи на антиутопии. Можно сказать, что действие его коротких картин происходит в одном и том же постъядерном мире, но только после взрыва ментальной бомбы, поразившей социально-психические основы жизни общества. Вы не встретите в них выходцев из периферии мира, наводнивших крупные города Европы. Иммигрантский контекст – не его тема. Герои его черных скетчей – коренные белые европейцы. Более того, посмотрев фильмы Гинса, вы призадумаетесь, стоит ли покидать насиженные места в поисках лучшей доли. В этом смысле их можно рассматривать как социальную антирекламу под лозунгом «Там, где нас нет, – еще хуже!». Тем более что снята она на деньги общественных фондов. Следовательно, он выполняет определенный социальный заказ. Хотя режиссер сказал, что оказался в южной столице случайно, следуя по пути из Токио в Стамбул, нет никакого сомнения, что не без умысла. Если учесть, кому адресованы фильмы, и то, что пропаганда должна завоевывать все больше массы, – многое становится понятным.

Производят ли они впечатление на самих европейцев? Этот вопрос, учитывая перманентную установку западной культуры на критику, не столь принципиален. Периодические всплески эмоций эпатированных зрителей на крупных кинофестивалях, создают такой пиар, который не сделаешь ни за какие деньги. Стоит вспомнить реакцию на последнюю картину Ларса фон Триера в Каннах. Другое дело наш не избалованный шумными фестивальными премьерами зритель, у которого хватает своих отечественных проблем «выше крыши», которые не находят выплеска на экранах кинотеатров и телевизоров. С ними ему приходится мириться, следуя родным традициям и обычаям, как данности. Как тут не взглянуть с завистью на неутолимую, ничем не сдерживаемую тягу поднаторевшей западной совести к самобичеванию, выискиванию и клеймению собственных пороков. Поэтому больше интересовал другой вопрос: как далеко может зайти западный режиссер, живописуя ужасы современной европейской жизни? Существуют ли для него границы в виде нравственных и правовых норм? «Запретов нет, все регулирует способность воображения, творческий человек может зайти как угодно далеко, как пожелает», – ответствовал Том Гинс, а в качестве примера привел почему-то Тарковского.

Но подобный вопрос назрел не случайно. В одной из короткометражек, рисующих в умышленно сгущенных тонах путь развития западного мира, исповедующего сексуальную раскрепощенность и толерантное отношение к ближнему, граждане поделены на страдающих от эпилептических припадков и санитаров, очищающих мир от этой скверны. Поэтому припадочных расстреливают прямо на улицах и в их собственных домах. Отцы насилуют дочерей, незнакомцы изъявляют желание заниматься любовью с незнакомками на глазах у публики, а если это чьи-то жены, то с одобрения мужей. Поэтому когда адепт фашистской хунты, покушавшийся до этого на банкете на достоинство героини в присутствии ее мужа, ужинает у них дома и произносит речь о преимуществах нового режима, а затем расстреливает всю семью, невольно ожидаешь самого худшего... вроде надругательства над трупами. Но тут полет не смущенного ничем воображения автора картины о полной нравственной деградации обрывается, и ты, наконец, вздыхаешь с облегчением. Сюжет другого фильма рассказывает о девушке с неестественно длинными пальцами, но которая почему-то стесняется своего лица и пытается скрыть его за ними. Оказывается, девушку держит в клетке в своей квартире какая-то английская обывательница. В следующем – критикуется общество потребления и культура обслуживания, когда одинокий мужчина покупает надувную женщину и, использовав ее, возвращает обратно в секс-шоп. Наиболее интересное из творений Гинса – «Сострадание» ставит под сомнение истину, согласно которой подлинное добро должно твориться в тайне, и переворачивает позиции социального работника и нищего.

Беседуя после показа с шокированными зрителями, Том Гинс продолжал улыбаться, может быть, не понимая (либо, напротив, хорошо сознавая), что лишает людей стран третьего мира надежды на существование справедливого общества, по образцу и опыту которого они могли бы обустроить и свою жизнь.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом