Валюта в прокрустовом ложе

Формирование провизий по займам в иностранной валюте приведет к удорожанию кредитных ресурсов и еще большему замедлению темпов банковского кредитования

Валюта в прокрустовом ложе

Одномоментная девальвация тенге в феврале 2009 года отрицательно сказалась на возможности заемщиков погашать свои валютные кредиты вследствие удорожания доллара, ведь обслуживание кредита для них выросло примерно на 25%. Соответственно девальвация негативно повлияла на качество ссудных портфелей банков. Рефинансирование кредитов малому и среднему бизнесу (МСБ) и ипотечных займов, предпринятое правительством за счет средств Национального фонда, позволило удешевить существующие займы, однако остроту проблемы не сняло.

Суть в том, что до сих пор валюта кредита в Казахстане не была привязана к валюте доходов. Пока с начала 2003 года тенге укреплялся, заемщикам было выгоднее получать долларовые кредиты, поскольку они от этого только выигрывали, банки же снижали свои риски, выдавая кредиты в той же валюте, которую привлекали путем внешних заимствований, то есть тоже в основном в долларах. Высокий уровень долларизации экономики, широкое использование доллара в расчетах между резидентами тоже стимулировало спрос на валютные кредиты.

Но теперь Агентство финансового надзора (АФН) намерено переориентировать банки на кредитование преимущественно в национальной валюте. Как ожидается, с 1 сентября нынешнего года в действие вступят дополнения в Правила классификации активов, условных обязательств и создания провизий (резервов) против них. Согласно поправкам кредиты, выданные заемщикам, не имеющим валютной выручки или зарплаты, при классификации понижаются на одну категорию, но не могут быть выше, чем «сомнительные 3-й категории». В названном документе указывается и размер провизий, которые необходимо формировать на такие кредиты – 20% от суммы. Это положение распространяется только на новые займы, выданные с 1 сентября 2009 года.

«В рамках управления валютными рисками банки активно включают валютные опционы в выдаваемые ими кредиты, в результате кредитные и валютные риски банков концентрируются. Такая практика используется и в случае выдачи кредитов в тенге, но индексированных к уровню обменного курса, где заемщики не способны хеджировать принимаемые валютные риски. Увеличение валютных рисков приводит к значительному росту кредитных рисков», – так объясняют в АФН необходимость ужесточения мер регулирования.

В пока еще действующих правилах также обращалось внимание на валютные кредиты клиентам банков, получающим доход в тенге: они классифицировались на одну категорию ниже. То есть «стандартные», например, сразу учитывались как «сомнительные 1-й категории» и т.д., и на них формировались адекватные провизии.

Участников рынка не столько волнует новая классификация валютных кредитов, сколько необходимость сразу при выдаче резервировать пятую часть от суммы займа – ведь клиенту деньги обойдутся теперь дороже ровно на эти 20%.

Доллар лучше, но вчера

По словам управляющего директора АТФ Банка Шухрата Садырова, требование АФН осложнит выдачу кредитов в инвалюте. «Понятно, что банки не прекратят кредитовать, просто цена денег значительно вырастет: мы должны получить доход на величину провизий, чтобы их полностью покрыть», – объясняет он. По его расчетам ставка вознаграждения увеличится примерно на четыре процентных пункта. Если сейчас средневзвешенные ставки по валютным кредитам составляют порядка 15% годовых, то с введением дополнений в правила классификации активов заемщик в среднем будет платить за валютный кредит 19% годовых. «Представьте, что мы, условно говоря, выдали кредит в размере не 100 долларов, а 120 с учетом провизий, ставка будет дополнительно начисляться на эти 20 долларов», – разъясняет г-н Садыров механизм удорожания заемных средств.

По его мнению, именно более низкая стоимость и сроки кредитования делали валютные кредиты привлекательными для заемщиков, особенно физических лиц. «Если человек получает зарплату в тенге, то, естественно, хочет и кредит в тенге. Другое дело, какая ставка по этому кредиту. Перед ним стоит выбор – взять кредит в тенге под 25 процентов годовых или в долларах – под 15. Клиент зачастую решает выбор в пользу доллара», – говорит управляющий директор АТФ Банка.

Требование АФН значительно усложнит кредитование за счет внешних займов. Даже сейчас, когда мировые рынки для казахстанских банков закрыты, некоторым из них удается привлечь деньги от международных инвесторов. Так, недавно АТФ Банк подписал с Европейским банком реконструкции и развития соглашение на привлечение 100 млн долларов на финансирование МСБ. Предполагалось, что большая часть кредитов будет выдана небольшим предприятиям вне Алматы и Астаны. Понятно, что, кроме как в нефтедобывающих регионах, такие предприятия не обладают экспортной выручкой и не имеют валютных контрактов с экспортерами. Теперь, по словам г-на Садырова, финансирование за счет привлеченных денег обойдется их клиентам дороже, что в конечном счете отразится на стоимости их услуг и продукции.

Вместе с тем меры АФН нельзя расценивать как полный запрет на выдачу валютных кредитов. «Нам говорят, хотите давать в валюте, пожалуйста, но тогда закладывайте провизии или хеджируйте. Что такое хеджировать? Это значит платить страховую премию контрагенту на Западе. Учитывая наши сегодняшние спреды, наши рейтинги, цена страховки будет не меньше, чем 100 процентов годовых», – говорит председатель правления Банка ЦентрКредит (БЦК) Владислав Ли.

Вряд ли стоит ожидать, что банки, терпящие огромные убытки, пойдут на дополнительные расходы. Для заемщиков сейчас тоже не лучшие времена, поэтому платить лишние деньги банкам за валютные кредиты они вряд ли согласятся. В результате темпы кредитования еще больше замедлятся.

Ау, тенге!

Не может не возникнуть резонный вопрос: почему бы банкам не перейти полностью на кредитование в тенге, если с валютными кредитами столько мороки? Дело в источниках фондирования банков. Сегодня это в основном депозиты компаний и физических лиц. По словам наших экспертов, около 60% депозитов – валютные (хотя по данным Нацбанка, на 1 июля 2009 года объем депозитов в тенге составлял 3,4 трлн тенге, в валюте – 2,9 трлн тенге. А соотношение 60 на 40 характерно для вкладов населения (955,7 млрд тенге в валюте, 673 млрд – в тенге на ту же дату), что говорит о большем доверии казахстанцев к доллару после девальвации.

Основной принцип банковской деятельности – валюты кредита и депозита должны максимально совпадать друг с другом. Иначе колебания валют могут повлиять на доходность банков: любой резкий скачок приведет к убыткам.

«У Банка ЦентрКредит соотношение валютных и тенговых обязательства 50 на 50. Активы, соответственно, должны иметь такую же структуру. Требования АФН касаются будущих обязательств, но я в любом случае должен поддерживать такую структуру, чтобы не было разрывов, для чего половину притока выдавать в долларах, половину – в тенге. Если мне закроют кредиты в долларах, значит, валютную часть накопленной ликвидности мне нужно куда-то вкладывать, чтобы заработать на выплату вознаграждения по депозитам. Адекватную доходность можно получить только в кредитах. Разместив эти деньги на внутреннем рынке или в Нацбанке, я ее не получу», – рассуждает глава БЦК.

Кроме депозитов, источником тенге является фондовый рынок, где можно занять деньги пенсионных фондов под облигации. Но у банков появился мощный конкурент в привлечении пенсионных денег – государство. Облигационные займы Минфина постоянно растут. С 1 января 2006 года по июль 2009-го объем ГЦБ увеличился в 2,5 раза. Вряд ли пенсионных активов хватит на всех. А сейчас Минфин нацелился и на свободные деньги населения: 25 августа принято постановление правительства о выпуске МАОКАМ (вид среднесрочной государственной ценной бумаги) в объеме 15 млрд тенге для физических лиц.

С начала 2009 года ФНБ «Самрук-Казына» для поддержки экономики стал размещать в банках национальную валюту. Но, по словам г-на Ли, БЦК, например, по антикризисной программе правительства получил порядка 5% от ссудного портфеля, объем которого оценивается в 680 млрд тенге. Остальные деньги – привлеченные от населения и компаний депозиты, деньги западных инвесторов.

Решение АФН сделает невыгодным внешнее заимствование банков. Если вспомнить, что в новой концепции развития финансового сектора упор будет сделан на максимальное использование внутренних источников фондирования, такой шаг регулятора представляется логичным. Кроме того, как считают наши эксперты, можно поставить крест на торговом финансировании. А кредитование экспортно-импортных сделок является существенной частью банковского бизнеса. По мнению представителей банков, регулятор всю ответственность за долларизацию экономики возложил на банковский сектор.

Начнем с депозитов

Чтобы снизить уровень долларизации, нужен комплекс мер, считает Владислав Ли. Ведь заинтересовать банки в тенговом кредитовании и вкладчиков в хранении денег в национальной валюте можно и рыночными методами. К примеру, повысить процентные ставки по тенговым депозитам и снизить по валютным.

«У нас есть фонд гарантирования вкладов населения, куда каждый банк отчисляет взносы в зависимости от объема вкладов и уровня процентной ставки. Можно было бы ввести дифференцированную ставку: больше по валютным депозитам, меньше – по тенговым. Это заставило бы банки снижать уровень процентных ставок по валютным депозитам. Хранить накопления в тенге должно быть выгодно», – заключает г-н Ли.

Кроме этого, по его мнению, необходимо в сфере безналичного оборота расширить обращение платежных карточек, стимулировать прозрачную работу торговых точек, чтобы все платежи за покупки шли через POS-терминалы. А стимулировать это можно предоставлением льгот по уплате налогов, освобождением от проверок и т.д.

Но АФН предпочитает не ждать, как оно повернется при принятии тех или иных стимулирующих мер, а действовать жестко – путем законодательных ограничений. Пока состояние банковского сектора не стабилизируется, для регулятора, как нам представляется, важнее финансовая устойчивость банков и превентивные меры для недопущения ухудшения в будущем, нежели кредитная активность игроков.