Между легитимностью и эффективностью

В ближайшие месяцы безопасность и стабильность Афганистана будут увязываться с необходимостью поддержки сильной центральной власти

Между легитимностью и эффективностью

Уже более двух десятилетий Афганистан не является пуштунским государством, каким он был прежде, когда живущие преимущественно на севере таджики, узбеки, хазарейцы и другие национальные меньшинства не участвовали в политической жизни страны. В конце 90-х годов противостояние Северного альянса и талибов превратило этническую границу в политическую. А прошедшие 20 августа выборы могут это политико-этническое размежевание закрепить.

Сами выборы прошли в целом так же, как проходит жизнь в этой стране, то есть в обстановке страха и насилия на фоне иностранного военного присутствия. Главные претенденты на пост главы государства были очевидны еще до выборов. Их бесспорное лидерство подтверждалось и результатами опросов общественного мнения. Это действующий президент Афганистана Хамид Карзай и бывший (в первых двух администрациях Карзая) министр иностранных дел Афганистана доктор Абдулла Абдулла.

Хотя официальные результаты голосования будут объявлены только 17 сентября или чуть раньше, самые важные результаты понятны уже сегодня. Во-первых, действующему президенту необходима победа в первом туре. Вероятно, он ее получит.

Во-вторых, активность талибов в июле и августе была столь высока, что обеспечила консенсус политических элит относительно необходимости увеличения численности миротворцев (прежде всего за счет американцев).

Наконец, американцы, следуя схеме, проверенной еще в 60-е годы во времена Вьетнамской войны, попытаются решить часть своих проблем в Афганистане руками соседей этой страны.

В целом Хамид Карзай и его западные союзники попытаются своими действиями добиться если не сочетания легитимности и эффективности нового правительства, то хотя бы элементов того и другого.

Красные дни календаря

Сами выборы сопровождались всплеском активности со стороны боевиков. По данным НАТО, только в день выборов было зафиксировано более 400 нападений. Несмотря на это, генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен сразу же по закрытии избирательных участков назвал прошедшие выборы успешными и эффективными. По его мнению, они стали свидетельством намерения афганского народа строить демократию. Он был приятно удивлен и относительно высоким уровнем явки, и относительно высоким уровнем безопасности на выборах. Впрочем, по сравнению с тем, что началось в стране по завершении выборов, уже после наступления священного для мусульман месяца рамадан, четверг 20 августа был действительно спокойным днем.

Талибы обещали устроить массовый террор – и обещание сдержали. Еще за несколько дней до выборов, когда волна насилия стала нарастать, афганские власти взяли под контроль распространение информации о нападениях талибов. А накануне выборов они настоятельно просили журналистов воздержаться от освещения насилия в день выборов. Журналисты, как местные, так и иностранные, эту просьбу с негодованием отвергли. В день выборов несколько журналистов были задержаны полицией на месте совершения терактов, у некоторых были изъяты видеоматериалы.

Но главное началось уже после выборов. Уже 25 августа в городе Кандагар вблизи офиса японской строительной компании были одновременно взорваны пять автомобилей. 41 человек погиб, более 60 ранено.

Обстановку в стране подогревают споры кандидатов. По сообщениям Независимой избирательной комиссии (НИК) после того как было подсчитано 17% бюллетеней, действующий президент Хамид Карзай набирает 43% голосов, его главный соперник Абдулла Абдулла – 34%. При этом в НИК продолжают изучать около 700 случаев нарушений. А штабы двух основных кандидатов ранее уже объявляли о победе своего кандидата.

Против Хамида Карзая, этнического пуштуна, играет ожидаемо низкая явка на выборы в южных пуштунских провинциях, являющихся основной электоральной базой действующего президента. Его конкурент Абдулла Абдулла, занимавший некогда пост министра иностранных дел в правительстве Карзая, по матери таджик, по отцу пуштун. Поэтому он смог получить голоса и в северных районах страны, населенных таджиками, и в южных.

Абдулла еще до начала выборов обвинил чиновников и руководителей полицейских подразделений в агитации в пользу действующего президента. Он также пригрозил, что в случае фальсификации итогов в Афганистане повторятся иранские события, только с калашниковыми в руках. Затем еще шесть кандидатов в президенты заявили, что откажутся признать итоги выборов, если все их жалобы на нарушения закона в ходе выборов останутся без внимания. Поэтому специальный представитель США по Афганистану и Пакистану Ричард Холбрук после завершения выборов встретился с несколькими кандидатами и объявил, что повторения тегеранских событий не будет.

[inc pk='1660' service='media']

По мнению председателя наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрия Крупнова, эти выборы не отвечают всем стандартам демократических процедур, но, безусловно, необходимы для того, чтобы обеспечить легитимность главы государства. Точное число жителей страны неизвестно, оценочные данные ООН дают цифру в 25–26 млн человек. Около 17 млн человек были зарегистрированы в качестве избирателей. Афганские беженцы, проживающие в Пакистане и Иране, в выборах не участвовали. Голосование началось в 7 часов утра по местному времени и продолжалось до 16 часов, а затем было продлено еще на один час. В предвыборной гонке принимал участие 31 кандидат. По всей стране было открыто около семи тысяч избирательных центров и более 26 тысяч избирательных участков. Были отдельные очереди для женщин и мужчин. Там, где власти не смогли организовать раздельного голосования, женщины на участки практически не приходили. При выдаче бюллетеней на палец руки наносились специальные чернила, которые должны были быть несмываемыми, но, по словам наблюдателей, на многих участках смывались легко и просто.

Французская газета «Монд» озвучила опасения ряда экспертов относительно возможностей фальсификаций итогов голосования. Например, в стране, согласно официальной статистике, проживает около 12 млн жителей, чей возраст превышает 18 лет (возрастной порог для избирателей), но при этом НИК регистрирует 17 млн избирателей. Наблюдатели отмечали массовые вбросы бюллетеней в регионах, населенных пуштунами. В частности, самая проблемная и одна из самых густонаселенных провинций – Гельменд – на прошлых выборах отдала 90% голосов Карзаю, показав при этом высокую явку (68%). Но в этом году находящаяся в зоне ответственности британских военных провинция показала крайне низкую явку – многие наблюдатели полагают, она не превысила 10%.

Что будет в дальнейшем? Возможно, Абдулла выберет роль лидера оппозиции. В этом случае он должен будет пойти на компромисс с Карзаем и признать выборы легитимными, то есть спустить на тормозах начатую кампанию по расследованию нарушений на выборах. Абдулла настаивает на изменении конституции и превращении Афганистана из президентской в парламентскую республику с выборными губернаторскими должностями. Если соглашения достичь не удастся и Абдулла продолжит кампанию протеста против признания легитимными результатов выборов, появится опасность того, что исторически существующее разделение страны на таджикский север и пуштунский юг дополнится политическим расколом.

Правительство Хамида Карзая и его западные спонсоры рассматривали эти выборы не просто как юридическое оформление нового президентского срока, а как свидетельство укрепления демократии в Афганистане, растущей зрелости афганского общества, консолидации всех этнических и социальных групп страны, падения влияния талибов. Выборы должны были показать, что время и деньги потрачены не зря, а жизни сотен натовских солдат отданы не напрасно.

Надоело воевать

Последние опросы общественного мнения, проведенные в США газетой «Вашингтон пост» и телекомпанией Эй-Би-Си, недвусмысленно указывают на то, что американцы устали от войны в Афганистане. 51% выступает против нее, а поддерживают лишь 24%. Схожие настроения выявлены и в обществах стран, являющихся ключевыми союзниками США в Афганистане.

Это неудивительно, ведь потери американцев и их союзников в Афганистане растут быстрыми темпами. В июле они составили 76 человек – рекордный показатель за всю историю военной операции. Печальный рекорд будет установлен и по итогам года (см. график). На 26 августа потери коалиции уже составили 298 человек, что на четыре человека больше, чем в прошлом году. Больше всего потеряли сами американцы – 804 человека и британцы – 207 человек.

Но в Пентагоне, а также в экспертных кругах уверены в том, что (см. «Новые подходы к старым проблемам», «Эксперт Казахстан» № 6 от 16 февраля 2009 года) без дополнительных войск невозможно обеспечить безопасность, а без нее невозможно создание образовательной, транспортно-коммуникационной и социальной инфраструктуры, близкой хотя бы к пакистанской.

Американский генерал Стенли МакКристал вскоре представит Белому дому и Конгрессу доклад, содержащий оценку ситуации в Афганистане. Многие конгрессмены уверены, что в нем будет содержаться рекомендация увеличить численность американских войск в этой стране. Напомним, что начиная с мая нынешнего года США уже практически удвоили свое присутствие в Афганистане. В общей сложности сегодня в стране находится почти 100 тыс. иностранных военнослужащих.

Наша роль

Сотрудничество Казахстана и Афганистана невелико по объемам, но носит устойчивый характер. Одно из направлений, которое будет развиваться в этом году, – поставки зерна. Наше воздушное пространство по-прежнему будет открыто для воздушных судов, обслуживающих международные силы содействия безопасности в Афганистане. Пойдет ли железнодорожный транзит грузов через нашу страну – зависит в большей степени от того, как скоро об этом договорится Россия.

[inc pk='1661' service='media']

На сегодняшний день у нас каких-то особых политических интересов в Афганистане, нет, как нет их и у России. Во всяком случае, они до сих пор внятно не сформулированы. Следовательно, нам придется играть ту роль, которая нам отведена в сценариях американцев и европейцев. А в них не только вовлечение соседей в разностороннее сотрудничество с Афганистаном, но и обеспечение легитимности режима Хамида Карзая через его признание на международном уровне.

Некоторые российские эксперты полагают, что Америка увязла в Афганистане и после того, как людские потери американцев достигнут критического уровня, будет принято решение о выводе войск. А ее союзники уйдут из страны еще раньше. Другие уверены в обратном. «Американцы пришли в Афганистан надолго, очень надолго, правильнее сказать – навсегда. И навсегда притащили с собой евроатлантических партнеров», – сказал незадолго до выборов Юрий Крупнов.

Поэтому алгоритм наших действий будет задан сценарием, составленным в Вашингтоне. Сначала – поздравления Карзая с победой в первом туре, затем – содействие наращиванию численности натовских войск в Афганистане. А также – в качестве страны-председателя – подключение к этим акциям и процессам Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

В своем выступлении на открытии медиафорума в позапрошлом году Нурсултан Назарбаев сказал, что Казахстан намерен привлечь ОБСЕ в качестве ее председателя к решению афганского вопроса. Но наши партнеры и союзники могут потребовать от нас активизации работы с Афганистаном намного раньше. Еще одна причина, по которой Казахстану следует поспешить с разработкой программы сотрудничества с Афганистаном, – это непростые отношения с братским Узбекистаном. Во всяком случае, о какой-то согласованной казахстанско-узбекской политике в отношении Афганистана говорить не приходится. На предпоследнем саммите НАТО Каримов предложил возобновить работу международной группы по Афганистану, которая действовала до 2001 года и включала в себя представителей приграничных государств, а также США и России. Причем с одним дополнением – включить в эту группу представителя НАТО.

«Перспектива программы конструктивного взаимодействия нашей страны с НАТО могла бы включать, наряду с мероприятиями в области обеспечения безопасности и оборонного строительства, экологической и гуманитарной сферах, также сотрудничество в вопросах демократического обновления и модернизации, укрепления демократических и гражданских институтов и в других направлениях, представляющих взаимный интерес», – сказал Ислам Каримов в Бухаресте. Зато от участия в Коллективных силах оперативного реагирования Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), а также от участия в учениях, проводимых в рамках ОДКБ, Узбекистан отказался. Подобное поведение Ташкента, а также недавний визит в Ташкент генерала Дэвида Петреуса, его встречи с узбекским руководством и подписание соглашения о военном сотрудничестве заставляют вспомнить о временах, когда Узбекистан и Казахстан боролись за звание ключевого партнера США в регионе.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики