Пусть не решит он всех проблем…

Пусть не решит он всех проблем…

С падением в обществе уровней образования и культуры решение вопросов, связанных с религией, всегда усложняется. В том числе вопросов, относящихся к пониманию сути религиозных концепций.

Умение анализировать информацию и вычленять нужное от природы не дается. Эти навыки формируются начиная с раннего возраста, активную роль в этом процессе играют семья и школа. При этом и недостаток информации, и неумение с ней работать могут плохо отразиться не только на качестве жизни отдельных граждан, но и на состоянии общества, на политико-экономическом курсе развития страны. Учитывая рост, с одной стороны, безграмотности населения, с другой – религиозной напряженности в мире, можно понять желание властей регулировать и контролировать эти процессы.

В случае с религиоведением задача поставлена на государственном уровне. Вот как объясняет необходимость введения религиоведения в школах представитель Министерства образования и науки РК Серик Ирсалиев: «В этом году становится факультативным курс религиоведения. Если раньше он был по желанию учащихся, с этого года он становится обязательным для изучения всеми школьниками нашей страны. Мы полагаем, что основы религиозной толерантности должны закладываться еще в детском возрасте. Много страшных случаев можно приводить, когда, например, мальчик умер от того, что держал уразу, или еще что-то. Как раз этот предмет и вводится, чтобы избежать таких экстремальных вещей». По его словам, курс будет преподаваться в старших классах и вести его будут педагоги, имеющие опыт преподавания истории, культурологии, эстетики, прошедшие специальную переквалификацию.

Кроме того, не надо забывать, что для Казахстана вопрос религии имеет особую значимость. Вокруг нас – страны, в которых весьма распространены радикальные настроения среди уммы – приверженцев ислама.  Стоит вспомнить вспыхнувшую и перетекшую в религиозный конфликт гражданскую войну в Таджикистане, теракты и борьбу с радикальными исламскими организациями в Узбекистане и Киргизии. У нас государство светское, и религия не играет такой роли в социально-политической жизни, как, например, в типично исламских государствах наподобие Саудовской Аравии или Пакистана. Но представители радикально настроенных религиозных организаций постоянно пытаются вести проповедническую деятельность на территории Казахстана, и все мы слышали о судебных процессах, связанных с религиозным экстремизмом (например, с той же организацией «Хизб-ут-Тахрир»). Так что вопрос грамотной религиозной политики для нашей страны – вопрос политический, и регулирование накала религиозных страстей, в том числе с помощью системы образования, – вопрос национальной безопасности.

Ситуация в Казахстане иная, чем, например, в Таджикис-тане или Узбекистане, у нас население никогда не было происламистски настроенным, учитывая традиционный полиэтнический состав, хотя в последнее время он меняется – увеличилось количество коренных репатриантов из соседних стран. Как правило, это неграмотные сельские иммигранты. Низкий уровень жизни, здравоохранения, образования, отсутствие рабочих мест – вот самый общий и неполный перечень проблем, на почве которых может вспыхнуть религиозный экстремизм. Можно ли решить их введением религиоведения в школах? Очевидно – нет.

На словах объяснение целесообразности введения предмета звучит логично, но проблемы, как всегда, возникают «на местах». Одна из главных – нехватка квалифицированных педагогов. И это касается не только преподавания новомодных дисциплин, но и вполне традиционных предметов, без которых немыслимо классическое среднее  образование – математики, физики, литературы, истории и пр. Представьте, что детям может поведать о религии педагог-недоучка. Он, скорее всего, сможет лишь просто поделиться своими обывательскими соображениями, а то и начнет проповедовать собственные религиозные убеждения.

На мой взгляд, если бы естественно-научные, да и гуманитарные дисциплины преподавались в школах качественно, на уровне мировых стандартов, то роста религиозного экстремизма из-за необразованности масс можно было бы не опасаться. Ведь информация о религиях так или иначе присутствует и в истории искусства и культуры, и в этике, а преподавание истории человечества вообще немыслимо без нее. Вопросы, имеющие отношение к религиозной картине мира, могут возникать и при изучении физики, биологии, химии. Тезис о переквалификации педагогов истории, эстетики, культурологии  выглядит неубедительным, ведь профессионализм последних вызывает сомнения.

Если говорить о ее месте в системе научного знания, то это скорее область междисциплинарного исследования, нежели самостоятельная наука. Религия может стать предметом исторического, философского, психологического, искусствоведческого, литературного изучения. Сравнительный анализ, выводы, умозаключения в этой области возможны на стадии получения высшего образования и научных изысканий. Понимание многообразия религиозных представлений предполагает наличие широких знаний в области истории и культуры, эрудицию, способность самостоятельного суждения. Вряд ли такое возможно на уровне школярской дисциплины. Поэтому многое упирается в личность преподавателя. А этот фактор вступает в действие при условии, когда среднестатистические показатели в норме. Какой может быть разговор о творческом подходе и эрудиции педагогов, если их просто не хватает?

Если на бумаге задумка с введением обязательного преподавания религиоведения в школах выглядит разумной, то в контексте реального положения дел целесообразность ее теряется. В свете и без того низких зарплат преподавателей кампания по внедрению новой дисциплины рискует вылиться в очередную «нецелевую» трату госсредств.

Впрочем, вряд ли новая затея Минобразования будет иметь далеко идущие последствия.

Когда-то в советских школах вели такой предмет – «обществоведение», потом его сменило «обществознание». Были изданы и специальные учебники по этим предметам. Сейчас их в школах уже нет, но зато появились «самопознание», «человек и общество», «валеология». Очевидно, и век религиоведения будет недолог.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?