Кризис в помощь

Даже спустя двадцать лет после объединения Германии восточные земли все еще не сравнялись с западными. Не исключено, что нынешний кризис поможет им достичь этой цели быстрее

Кризис в помощь

«Я убежден, что в ближайшие три-четыре года территория Восточной Германии превратится в цветущий ландшафт», – эта фраза канцлера ФРГ Гельмута Коля, сказанная им сразу после объединения Германии, много лет была одним из самых известных невыполненных обещаний немецких политиков. Вот и сегодня – спустя двадцать лет после падения Берлинской стены осенью 1989 года – восточные земли недотягивают до уровня развития западных.

Год за годом бывшая ГДР оставалась синонимом депрессивного обезлюдевшего региона, где экономическая стагнация ведет к росту неонацистских настроений, а облик городов определяют брошенные дома с выбитыми стеклами. Неудивительно, что слова бывшего канцлера вспоминались политиками и экономистами исключительно в саркастическом ключе. Но теперь, по-видимому, Восточной Германии суждено отставать от Западной уже недолго.

«Результаты объединения Германии куда лучше, чем принято думать. Разумеется, пока что восточные и западные регионы еще не сравнялись в экономических показателях, но, скажем, производительность труда в новых землях составляет сегодня уже более 70 процентов от западногерманского уровня – это уже очень серьезно» – так оценил в интервью «Эксперту» итоги двадцатилетия аналитик Института немецкой экономики IW Клаус-Хайнер Рёль.

Удовлетворение г-на Рёля можно понять, ведь в 1991 году производительность труда на территории бывшей ГДР составляла лишь 42% от западногерманского уровня. За двадцать лет разрыв в производительности труда между Западом и Востоком сократился почти вдвое – средний годовой рост производительности труда составляет в Германии 2%, а в восточных регионах он держится на отметке 2,4%.

Улучшаются и другие показатели. Прирост объемов экспорта в прошлом году составил в разных восточных федеральных землях от 26% (Бранденбург) до 37% (Саксония). Уровень зарплат до уплаты налогов составляет в бывшей ГДР 80% от западного уровня – в итоге стоимость производства единицы продукции ниже, чем на западе страны, на 13%. «На Востоке относительно низкие зарплаты, более продолжительный рабочий день, а также растущая производительность труда. Разумеется, стоимость труда там выше, чем в соседних Чехии или Польше, но выше и производительность труда», – поясняет аналитик Deutsche Bank Research Клаус-Гюнтер Дойч.

Рост на дрожжах субсидий

Стремительный рост экономических показателей Восточной Германии во многом базируется на гигантских субсидиях, закачанных западными немцами в экономику новых земель. Только в рамках программы прямого субсидирования бывшей ГДР, финансируемой через дополнительный «налог солидарности» – его платят все работающие в западных землях граждане (в том числе переселенцы из восточных регионов), – восточные земли уже получили 1,4 трлн евро. И будут продолжать получать поддержку до 2019 года, когда программа должна быть завершена.

Такое масштабное стимулирование восточных земель регулярно становилось поводом для недовольства жителей бывшей Западной Германии – и даже среди восточногерманских политиков все чаще начинают звучать голоса в поддержку отмены субсидий. Но как бы то ни было, субсидии сыграли свою положительную роль в развитии Восточной Германии, считают в DB Research.

«О том, можно ли было проводить субсидирование восточных земель более эффективно, можно спорить ближайшие сто лет. Но очевидно, что единственным более разумным с точки зрения экономики шагом была бы только постепенная интеграция бывшей ГДР, шаг за шагом. Поскольку же объединение произошло в один день, то иного выхода, кроме масштабных субсидий, не было. Иначе отток населения с Востока был бы гораздо более активным, производство стремительно сократилось бы, падение потребления закрутилось по спирали, и последствия были бы крайне тяжелыми. Сегодня видно, что в целом субсидии оказались действенным механизмом поддержания экономики бывшей ГДР», – говорит Клаус-Гюнтер Дойч.

Сложности развития

Депопуляция в самом деле могла стать гибельной для Восточной Германии. Даже при субсидиях бывшая ГДР столкнулась с многолетним падением численности населения. Начиная с 1991 года ежегодная миграция из восточных земель в западные превышала обратный поток на 20–160% при среднем значении 60%. Иными словами, на 1000 приехавших на Восток «весси» приходилось 1600 уехавших на Запад «осси». И процесс этот так до конца и не остановился: полтора года назад пять из шести наиболее сильно страдающих от депопуляции федеральных земель Германии были восточными землями (исключение – традиционно депрессивный западный Саар, оказавшийся на пятом месте по темпам депопуляции).

Отдельную проблему представляет тот факт, что около 400 тысяч восточных немцев регулярно ездят на работу на запад страны. В первую очередь это молодые образованные немцы, которые не находят для себя достойного применения на востоке. «Когда правительство Саксонии-Анхальт выбирает лозунгом федеральной земли “Мы просыпаемся раньше других”, можно сказать: разумеется, вам же ехать в соседнюю федеральную землю на работу», – иронизирует аналитик Deutsche Bank Research Саша Брок.

Даже позитивно настроенные эксперты признают: развитие Восточной Германии далеко от идеального. «Экономическое развитие Восточной Германии неоднородно. Здесь есть промышленно развитый юг – Саксония, часть Саксонии-Анхальта – и слабый в промышленном плане север. Северные земли, например Мекленбург-Передняя Померания, пытались делать ставку на туризм, но понятно, что один туризм не может принести региону процветание», – говорит Клаус-Хайнер Рёль из IW.

Проблема неоднородности развития регионов ярко проявилась на примере состоявшихся на прошлой неделе выборов в парламенты трех федеральных земель Германии – восточногерманских Саксонии и Тюрингии, а также западного Саара. Если в сравнительно благополучной Саксонии консервативный ХДС сохранил лидерство, набрав, как и пять лет назад, 40% голосов, то в соседней Тюрингии консерваторы потерпели сокрушительное поражение. Здесь партия Ангелы Меркель потеряла 13% голосов и смогла лишь на 3% опередить радикальную партию «Левые», набравшую 27% голосов и ставшую второй по значимости партией Тюрингии. «Жители Тюрингии недовольны политикой ХДС. Недовольны безработицей, низкими зарплатами, депопуляцией региона», – заявила «Эксперту» член правления партии «Левые» в Тюрингии Катрин Крист.

Восток догоняет

Впрочем, успех «Левых» в восточногерманской Тюрингии с некоторой долей иронии можно назвать и успехом интеграции Восточной Германии. Ведь лидером тюрингских «Левых» является уроженец западногерманского Бремена Бодо Рамело, переехавший в Восточную Германию лишь после объединения страны. «Молодежная организация ХДС пыталась нападать на Бодо Рамело, заявляя, что он-де “не местный”, но у них ничего не вышло», – резюмирует Катрин Крист.

Успехи левых сил особенно заметны в тех регионах Восточной Германии, которые наиболее серьезно пострадали от мирового экономического кризиса. Кризис серьезно затронул экспорториентированные компании, в первую очередь в химической, металлургической и машиностроительной отраслях. Сильно пострадали и расположенные на востоке дочерние предприятия западногерманских компаний. В одном только тюрингском Эйзенахе, где располагается один из заводов Opel, от будущего этой компании напрямую зависит 6,5 тыс. рабочих мест.

Но в целом положение восточных земель не столь плохое, как можно было ожидать. Так, кризис сравнительно мало затронул небольшие восточногерманские компании, работающие в сфере медицины, в пищевой промышленности и в других нециклических отраслях. «Кризис в целом усилит восточногерманские компании и поможет им перейти к более “высокой” специализации. Те же балтийские верфи, которые до кризиса поднимались на волне бума и не могли отбиться от заказов на производство танкеров и паромов, теперь естественным образом будут вынуждены переключиться на производство, допустим, ледоколов. Они давно этого хотели, но в годы бума не было повода сделать этот шаг, – полагает г-н Дойч из DB Research. – Напомню, что пять лет назад мы прогнозировали прекращение экономического роста в Мекленбурге-Передней Померании, но с тех пор экономика этой земли выросла более чем на треть. Мы не собираемся повторить свою тогдашнюю ошибку и говорить об остановке роста».

Согласен с тем, что кризис сыграет на руку Восточной Германии, и Клаус-Хайнер Рёль из IW: «Некоторые отрасли восточногерманской экономики получили сильный удар от кризиса – достаточно вспомнить обанкротившиеся верфи Wadan Yards в Висмаре. Но в целом новые земли пострадали от кризиса меньше, чем запад страны. Спад здесь не настолько глубок. В итоге разрыв между Востоком и Западом благодаря кризису сократится еще больше».

Берлин

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики