Управлять государством демократы пока не умеют

Управлять государством демократы пока не умеют

Об итогах нынешних выборов в Японии и особенностях ее политической системы в интервью «Эксперту» рассказал Петр Павленко – кандидат политических наук, автор монографии «Либерально-демократическая партия в политической системе современной Японии», работавший с 1992-го по 1997 год в аппарате депутата японского парламента.

– Почему Либерально-демократическая партия потерпела такое катастрофическое поражение на выборах?

– Здесь есть две группы факторов. Во-первых, политика ЛДП в последние годы подорвала веру японцев в способность партии управлять государством. До конца 2006 года (за исключением небольшого периода в 1993–1994 годах) власть партии оставалась незыблемой – во главе стоял решительный и харизматичный лидер Дзюнъитиро Коидзуми, который инициировал обширный пакет экономических реформ. Но после его отставки три последующих премьера – Синдзо Абэ, Ясуо Фукуда и Таро Асо – были достаточно слабыми лидерами, не смогли продолжить реформы Коидзуми и обеспечить поступательный рост японской экономики. Вместо этого история всех трех кабинетов изобилует бесконечными скандалами, сомнительными речами лидеров и коррупционным компроматом. В итоге все привело к тому, что избиратели оказались готовы к смене власти.

Во-вторых, у народа просто накопилась усталость от ЛДП. Эта партия находится у власти более полувека, и уже восемь-десять лет назад простые японцы говорили о том, что пора бы вручить мандат на правление кому-нибудь другому и посмотреть, как новые лидеры смогут решать проблемы, стоящие перед страной. И уже тогда в этом контексте называлось имя лидера Демократической партии Итиро Одзавы. Бывший генеральный секретарь ЛДП, он в 1993 году вышел из ее состава и создал собственную партию. Практически в унисон японцы говорили мне о том, что хотели бы сделать Одзаву премьер-министром, чтобы хоть раз дать ему шанс реализовать свои взгляды. Однако незадолго до выборов Одзава оказался замешан в скандале со сбором денег в предвыборный фонд партии и в мае 2009 года был вынужден уйти в отставку с поста лидера ДПЯ. Его сменил Юкио Хатояма.

– Какие главные проблемы сейчас стоят перед будущим премьером Юкио Хатоямой?

– Круг этих проблем безграничен и безмерен. Самая большая проблема на сегодняшний день даже не борьба с бюрократией, тесно связанной с ЛДП, а собственно партия ДПЯ. Она состоит из восьми крупных и весьма разношерстных фракций – от левых социалистов до правых выходцев из ЛДП. Все эти фракции прекратили внутренние распри только в последнее время, когда почувствовали запах власти. Теперь, после победы, каждая из них потянет одеяло на себя при формировании нового правительства, и между ними могут быть серьезные столкновения по политическим вопросам.

Проблему «фракционности власти» усугубил сейчас и сам Хатояма, заявив о намерении создать коалиционное правительство с Социал-демократической партией и с Народной новой партией. Вероятно, он таким образом отдает долги: во время правления ЛДП, когда каждый голос от оппозиции был важен для демократов, эти две партии им помогали. В итоге Хатояма не нашел в себе политической воли оставить уже ненужных союзников за бортом во имя собственных интересов. Эти две партии дадут ему сейчас лишь десять дополнительных голосов и совершенно невероятную головную боль, поскольку с ними придется договариваться и искать компромиссы. Что, по всей видимости, будет непросто – лидеры обеих партий 1 сентября собрались на двустороннюю встречу и по ее итогам заявили, что в новом правительстве будут проводить свою политику.

Еще одна проблема Хатоямы в том, что опыт управления государством у демократов на сегодняшний день весьма невелик. В ДПЯ сейчас ощущается колоссальный кадровый голод. Опираться демократы могут только на тех своих членов, которые в свое время побывали в рядах ЛДП, занимали посты министров и знают, как управлять страной. Но таких людей недостаточно, поэтому партии приходится идти на крайние меры и призывать в строй старых, проверенных политиков. Одним из них стал 77-летний Фудзии Хирохиса, бывший в 1993–1994 годах министром финансов, – очень опытный чиновник, имеющий нужные связи. Скорее всего, он войдет в новое правительство.

Чиновников не урезонят

– А как же тогда планы Хатоямы назначить на высшие чиновничьи посты сто членов своей партии, дабы таким образом бороться с неэффективностью бюрократической машины?

– Вероятно, он пойдет на такой шаг, но эффективность вряд ли будет высокой. Если он пошлет сотню малоопытных политиков в министерства и ведомства, то бюрократы просто их затрут. На сегодняшний день реально управлять бюрократией и сворачивать головы чиновникам может только один человек в ДПЯ – Итиро Одзава.

– Японские СМИ пишут о том, что Одзава будет неким «теневым сегуном» в правительстве Хатоямы. Так ли это?

– На этот вопрос трудно ответить однозначно. С одной стороны, Одзава действительно политический тяжеловес номер один в ДПЯ и его влияние исключительно велико. Об этом говорит назначение его на второй пост в партии – генерального секретаря. Но с другой стороны, Хатояма вовсе не хочет выглядеть марионеткой Одзавы и поэтому не желает давать ему никакого поста в правительстве. Будущий премьер уже упомянул, что поскольку на следующий год пройдут выборы в палату советников (верхняя палата японского парламента. – «Эксперт»), то Одзава будет оставаться ответственным за предвыборную стратегию партии. Хатояма заявил, что все кадровые решения в партии будет принимать лично, в чем, конечно, у меня большие сомнения. В общем, отношения между Одзавой и Хатоямой станут еще одной проблемой нового японского руководства.

– Более чем за полувековое правление институты ЛДП, в частности комитет по изучению политических вопросов, были фактически частью системы управления страной. Как теперь, после отстранения ЛДП от власти, лидеры Демократической партии будут выстраивать систему принятия решений в стране? Не вызовет ли уход ЛДП коллапса всей государственной машины Японии?

– Думаю, нет. Прежде всего потому, что внутри ДПЯ тоже есть комитет с аналогичным названием. И партия постарается встроить его в систему управления страной вместо соответствующего комитета ЛДП. Поскольку в рядах ДПЯ есть много депутатов – выходцев из ЛДП, обладающих опытом работы в комитете и необходимыми связями, а также целый ряд бывших чиновников, которые сохранили отношения с бывшими коллегами, то подобная замена, вероятно, пройдет относительно безболезненно.

Вообще, сейчас лидеры Демократической партии будут в целом копировать властный механизм, созданный ЛДП. Отчасти потому, что по-иному они не умеют делать, отчасти из-за того, что у ДПЯ нет времени на какие-то радикальные реформы государственного аппарата.

Особенности японских реформ

– Фактически в Японии на протяжении пятидесяти последних лет существовала однопартийная система. Почему так сложилось? И почему этой одной партией стала ЛДП?

– Я бы все-таки назвал сложившуюся в послевоенной Японии систему «полуторапартийной», когда существовала одна доминантная партия и различные комбинации оппозиционных партий. Что касается ЛДП, то ее долговечность объясняется тем, что она стала некоей квинтэссенцией устоев традиционного японского общества в послевоенном мире. На протяжении почти полутора тысяч лет существования японской цивилизации на основе конфуцианских ценностей сформировались такие качества национального характера, как подчинение сына отцу, вера в мудрость старших, забота старших о младших, самоограничение личности во имя коллективных целей, строгое соблюдение многих неписаных законов поведения. В результате возникла система взаимных обязательств между лидерами и рядовыми членами. В феодальной Японии эта система ценностей реализовывалась в самом государственном строе, в системе «император–сегун–народ». Потом, после «реставрации Мэйдзи» 1867 года, эти отношения обрели внешнюю оболочку в виде нескольких социальных организмов: гумбацу – военной клики в императорской Японии, монополистических объединений дзайбацу, бюрократических клик камбацу и других. Поражение Японии в войне и ее демократизация американцами не смогли сломать эти отношения, которые в конечном счете реализовались в виде ЛДП. Опора на традиционное сознание избирателей и стала основной причиной столь долгого пребывания ЛДП у власти. На практике же это объясняется еще несколькими причинами. Прежде всего эффективно налаженным механизмом взаимодействия депутатов с их округами. В каждом округе депутат становился своеобразным политическим боссом. При нем возникало «общество поддержки», состоящее из огромного количества местных предпринимателей, адвокатов, врачей и так далее. И японский депутат всегда выступал как «отец округа» – человек, который в обмен на голоса и финансовую поддержку оказывает своему округу услуги. Это разительно отличается от России, где люди в округах даже зачастую не знают имя своего депутата в Думе. Поскольку все это время депутатам от ЛДП удавалось эффективно выбивать деньги для округов, люди и голосовали за партию.

Еще одним фактором электоральной устойчивости ЛДП была ее фракционная структура. Если в других странах возникающий кризис означал переход власти от одной партии к другой, то в Японии в случае возникновения сложной ситуации партия передавала власть из рук лидера одной фракции в руки лидера другой, который не был замешан в каких-то неприглядных вещах. А сама ЛДП при этом оставалась у власти.

– До какой степени название Либерально-демократическая партия отражает идеологическое содержание программы бывшей правящей партии?

– В отношении ЛДП сложно говорить об идеологической составляющей. Если посмотреть руководящие документы партии, то там прописаны все классические буржуазные положения в рамках традиционной англо-саксонской демократии: принципы гражданских свобод, права частной собственности и так далее. Но в реальности идеология никогда не была сильной стороной ЛДП – потому что она ей была не нужна. Партия занималась сохранением власти в руках традиционной японской политической элиты. Название ее сложилось так потому, что она образовалась в 1955 году, объединив существовавшие тогда Либеральную и Демократическую партии (не путать с сегодняшней ДПЯ).

Такая же ситуация с идеологией и в ДПЯ. Партия получила в названии слово «демократическая» лишь потому, что найти иной термин, объединяющий восемь разношерстных фракций внутри ее, было просто невозможно.

Нового Коидзуми нет

– Некоторые японские СМИ пишут о том, что отчасти в нынешнем поражении ЛДП виноваты реформы партийной структуры, проведенные бывшим премьер-министром Коидзуми. Так ли это и в чем заключался смысл реформ?

– Эти реформы имели две стороны. С одной стороны, они освежили партию. После того как Коидзуми занял пост лидера, он заявил, что разрушит структуру партии и поставит крест на чрезмерной зависимости главы партии от воли фракционных лидеров. На выборах 2005 года он привел в парламент 83 новых депутата – целую плеяду будущих политических деятелей, которых называли «детьми Коидзуми». Большинство этих депутатов не входили ни в одну фракцию и следовали за лидером. Помимо этого, он серьезно омолодил руководящий состав партии. Благодаря его стараниям последующие лидеры стали избираться с большей оглядкой на общественное мнение. В итоге Коидзуми смог вернуть ЛДП популярность и поддержку народа, частично утраченные в 90-х годах.

Однако, с другой стороны, были и такие реформы, которые негативно сказались на партийных финансовых потоках. Коидзуми провел через парламент несколько поправок в закон о политических пожертвованиях, что делало более прозрачной процедуру финансового взаимодействия депутатов с предприятиями-донорами и «обществами поддержки» на местах. В результате у депутатов, например, оказывалось меньше денег, чтобы пробивать вопросы у чиновников и выбивать нужный округу объем финансирования. Соответственно, уровень поддержки депутатов от ЛДП в округах начал снижаться. Что, безусловно, стало одной из причин поражения на нынешних выборах.

Кроме того, из-за экономических реформ Коидзуми ослабла связь ЛДП с мощными организациями на местах. В частности, его планы по приватизации почтовой системы, совмещающей функции почты, банка и страховой компании и аккумулирующей на своих счетах значительную часть от 11 триллионов долларов частных сбережений японцев, вызвали массовый протест глав местных специальных почтовых отделений. Это лишило ЛДП огромного числа голосов: в отдаленных деревнях специальные почтовые отделения – по сути, единственные представители властных структур, и главы отделений определяют электоральное лицо деревни.

– Что сейчас будет делать ЛДП, чтобы вернуться к власти? Может, выдвинет из своих рядов молодого харизматичного лидера наподобие Коидзуми?

– Такого лидера у ЛДП нет. Во-первых, мало кто из молодежи прошел в нынешний парламент – в ЛДП свои мандаты сохранили в основном те, кто имеет прочные позиции в округах. Во-вторых, молодые лидеры слишком неопытны и не готовы к политической борьбе, что ясно продемонстрировало годовое правление и печальная отставка Синдзо Абэ. Поэтому сейчас на пост лидера могут выдвинуть либо кого-то из «могучих стариков», либо такого человека, который политически слаб, но всех устраивает. Ведь положение у ЛДП сейчас очень тяжелое, и в первую очередь ее руководителям необходимо не допустить раскола партии. Не исключено, что после столь чувствительного поражения некоторые группы захотят покинуть партию. Чтобы предотвратить такой сценарий, необходима скорее компромиссная фигура, чем яркий лидер.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?