Соблюсти баланс

Проект «Кок-Жайляу» может положить начало качественному развитию международного туризма в Казахстане, но есть серьезный риск разрушить экосистему Алматинского региона

Соблюсти баланс

Курорт Кок-Жайляу должен стать отправной точкой развития горнолыжного туризма мирового класса в Казахстане. Там, где алматинцы раньше любили гулять пешком и ездить на велосипедах по горам, готовится крупный инфраструктурный проект. Авторы идеи считают, что в будущем это позволит Казахстану вывести горнолыжный туризм в отдельную отрасль, как в альпийских странах, что будет способствовать диверсификации экономики. Однако имеется и альтернативный взгляд. Экологическое общество «Зеленое спасение» собрало более 2,5 тыс. подписей под письмом в защиту Кок-Жайляу. В этом обществе считают, что строительство может оказать разрушительное воздействие на экологическую систему региона.

Общественность в целом восприняла идею весьма скептически. Тем более что у нас уже не первый год говорится о развитии туризма, о превращении в частности Алматы в туристический центр мирового уровня. Но пока, как мы видим, этого не произошло. Правительство в лице министерства туризма и спорта ежегодно рапортует об увеличении турпотока, но на самом деле речь идет в основном о бизнес-туристах, проще говоря, тех, кто приехал в нашу страну в деловую поездку.

Возможно, новый горнолыжный курорт и сможет стать местом паломничества любителей зимнего отдыха, но лишь в том случае, если государство начнет относиться к туризму как к индустрии гостеприимства.

Свободное место

Инициаторы проекта ожидают, что в результате его реализации удастся обес­печить дополнительный приток иностранной валюты, положительное влияние на платежный баланс и совокупный экспорт, увеличить ВВП как страны, так и ВРП города, повысить занятость населения и обеспечить развитие смежных отраслей.

Проект предполагается реализовать через механизм государственно-частного партнерства. Инвестиции государства составят порядка 700 млн долларов (25%), вложения частных инвесторов — около 2,1 млрд долларов, то есть остальные 75%. Государство берет на себя развитие инфраструктуры: профилирование склонов, строительство подъемников, создание системы искусственного оснежения, защиту от лавин; плюс дороги, электричество, канализацию и прочее. Отели, развлекательные и спортивные центры и т.п. будут строить уже частные компании.

Изначально проект был инициирован компанией Capital Partners, которая уже занимается развитием Шымбулака. Его курирует созданное при акимате управление туризма. Департамент выступил соучредителем государственной компании, которая будет заниматься «Кок-Жайляу». Сейчас идет ее регистрация. Руководить компанией будет генеральный директор Capital Partners Александр Гужавин.

Реализация проекта планируется в три этапа: подготовка концепции развития горнолыжного туризма и ТЭО (до конца 2012 года), подготовка рабочего проекта после утверждения правительством ТЭО (до конца 2013 года) и собственно строительство (2013—2016 годы). По мнению представителей управления туризма Алматы, природно-климатические, территориальные, геополитические преимущества Алматинского региона позволят ему стать одним из ведущих международных горнолыжных центров.

Генеральный директор Capital Partners Александр Гужавин рассказывает, что если посмотреть на тренд роста мирового туризма: в 1995 году туристов было 534 млн, в 2008 — 982 млн, а в 2020-м по прогнозам  — уже 1,6 млрд. При этом видно, что среди туристов очень сильно растет доля Азиатско-Тихоокеанского региона. Александр Гужавин отмечает, что мы находимся среди группы развивающихся стран. Как только экономика страны начинает развиваться, люди получают больше денег и у них появляется больше возможностей, чтобы путешествовать и уделять себе больше внимания — этим объясняется рост доли региона в туристическом потоке. Однако при наличии растущего спроса у нас наблюдается дефицит предложения.

Авторы проекта рассчитывали примерное количество потенциальных клиентов в будущем. В радиусе 3-часового перелета живет 600 млн человек, 4-часового — 1,3 млрд человек. В этом ареале расположены крупные города и страны, которые потенциально могут предъявлять спрос на услуги горнолыжного комплекса в Алматинском регионе: сам Казахстан, Китай, страны Персидского залива, Азербайджан, Турция, Россия, Украина, Индия, Пакистан и др. Это именно те регионы, на которые будут ориентированы наши курорты в первую очередь. Однако при этом крупные горнолыжные курорты в основном есть в Европе и США. В то время как в Азии образовалась относительно свободная ниша.

Александр Гужавин отмечает, что Турция имеет больший поток туристов, чем Австрия. Однако последняя получает большие доходы от туризма. Плюс горнолыжного туризма в том, что он предполагает значительные дополнительные траты и является в сфере туризма одним из самых прибыльных направлений. На пляжный туризм в день в среднем человек тратит 50 долларов, на горнолыжный — 250 долларов. Катание составляет только четверть всех расходов туриста: 1 доллар на катание дает в рамках экономики туризма 15 долларов — это и есть мультипликативный эффект.

Начальник управления туризма Алматы Бакитжан Жуламанов отмечает, что ни Шымбулак, ни Акбулак, ни Табаган не отвечают необходимым стандартам и требованиям для привлечения туристов издалека. Они слишком маленькие и подходят только для местных жителей. Изучение потенциальных мест для строительства нового крупного курорта было начато четыре года назад. Были привлечены иностранные специалисты, которые однозначно указали на Кок-Жайляу. Только это место подходит для строительства курорта столь крупного масштаба. «Кок-Жайляу действительно очень большой по площади, позволяет построить около 500 км трасс, здесь хороший рельеф и самое главное — климатические условия, которые у нас лучше, чем в Альпах, Сочи, Японии, Китае и Индии, — заверил Бакитжан Жуламанов. Так, в управлении туризма отмечают среди преимуществ Кок-Жайляу среднегодовое количество снега — около 9 м и среднюю продолжительность сезона катания 7 месяцев. У популярных западных курортов эти показатели зачастую ниже. Например, на Церматт в Швейцарии сезон длится лишь 5 месяцев, а среднее количество снега — 3,5 метра. А в Аспене в США — 5 месяцев и 7,62 метра. Кроме того, у нас сухой снег, что важно для комфорта катания.

В акимате сообщают, что по предварительным расчетам во время строительства будет привлечено к работам около 20 тысяч человек. Во время эксплуатации, учитывая мультипликативный эффект, ориентировочное количество специалистов различных сфер составит от 20 тыс. до 80 тыс. Таково предварительное обоснование проекта.

Плохая рекомендация

Менеджер проектов экологического общества «Зеленое спасение» Светлана Спатарь отмечает, что подобное строительство невозможно осуществить без серьезного влияния на экосистему. В любом случае понадобится и вырубка леса (при этом леса Кок-Жайляу имеют водоохранное значение), и использование местных рек (вода из которых необходима как парку, так и городу), понадобится выравнивать склоны, то есть снимать грунт и прочее. Тем более столь крупный проект на самом деле выйдет далеко за рамки ущелья Кок-Жайляу и займет более значительную часть парка. В результате естественные экологические системы Кок-Жайляу и прилегающих к урочищу ущелий, как считают экологи, будут навсегда уничтожены.

В обществе отмечают, что Иле-Алатауский национальный парк изначально создавался для сохранения местной природы, и по закону с этой целью там было запрещено всякое строительство. Однако выяснилось, что такой проект все же можно осуществить, если земли предполагается использовать для строительства и функционирования объектов туризма, предусмотренных государственными программами. Здесь также считают, что этому проекту вполне можно было найти альтернативу в плане развития туризма в целом.

На стороне общества выступает и группа экспертов, которые разделяют скепсис и опасения экологов. «Опыт развития горнолыжных проектов по всему миру, особенно в Альпах, показывает, что курорты таких масштабов оказывают очень негативное влияние на природную среду, — указывает в своем письме эксперт по экотуризму Дагмар Шрайбер. — Все начинается с рубки леса и резкого усиления эрозии и кончается чрезмерным потреблением ресурсов, в частности воды и энергоносителей, загрязнением воздуха, водоемов, разрушением ландшафтов. Застраиваются прежде всего нетронутые территории. А в данном случае Кок-Жайляу — это часть уникального во всех отношениях Иле-Алатауского национального парка, родины яблони Сиверса, региона обитания снежного барса и многих других редких и краснокнижных растений и животных. В Алматы сформировалась сложная экологическая ситуация. Люди, которые каждый день дышат алматинским воздухом, хорошо это понимают. Урочище Кок-Жайляу со своим густым лесом выполняет важную защитную функцию для города. Нельзя превратить это место в 500 километров горнолыжных трасс».

Авторы проекта отмечают, что воздействие на природу в любом случае будет, но считают, что возможно сделать его минимальным. Здесь в частности предлагается перенимать опыт альпийских стран. В акимате пообещали, что в ходе подготовки технико-экономического обоснования (ТЭО) проекта строительства ГЛК «Кок-Жайляу» будет проведена экологическая экспертиза по европейским стандартам и с привлечением отечественных и зарубежных специалистов. В результате экспертизы будут определены зоны, где можно будет разместить объекты с наименьшим воздействием на окружающую среду. Кроме того, уже на стадии ТЭО предстоят общественные слушания. Городская администрация обещает на каждом этапе реализации проекта проводить общественные слушания и экологические экспертизы. Бакитжан Жуламанов ссылается в частности на то, что без экологической экспертизы нельзя будет найти финансирование и привлечь нормальных западных инвесторов. Светлана Спатарь обращает внимание на то, что по закону мнение общественности носит рекомендательный характер и может быть проигнорировано. Так что пока неизвестно, насколько авторы проекта внемлют мнению независимых экологов.

Чего хочет турист

Сейчас наша страна привлекательна для иностранцев с точки зрения экотуризма. А любителям подобного вида отдыха крайне важно наличие девственной нетронутой природы и практически неважен уровень комфорта. Согласно данным исследования, проведенного Казахской туристской ассоциацией (КТА), 14,2 миллиона туристов из Европы к Азии испытывают интерес к Казахстану как к туристическому направлению. По итогам 2008 года в Казахстан въехало 618,7 тысячи человек. Внутренний туризм при этом составил чуть менее 2,2 млн человек, а по итогам первого полугодия 2009 года — 127,4 и 355,5 человека соответственно.

По данным же Агентства РК по статистике, за январь-сентябрь прошлого года нашу страну посетило всего 22,4 тыс. человек. Доля въездного туризма не превышает 10% от общего количества туристов.

По данным КТА, Казахстан сейчас предлагает специализированные, экстремальные туры, а также туры по Шелковому пути в комбинации с другими странами. Однако данные турпродукты неконкурентны, так как не сконцентрированы на качественном предоставлении услуг внутри страны. Между тем туристические компании, ориентированные на въездной туризм, жалуются на то, что очень сложно создать действительно интересный и насыщенный туристический продукт в Казахстане. Дело в том, что все исторические памятники, которые представляют интерес для иностранцев, разбросаны по всей территории республики и их очень сложно объединить в единый тур. Доля экологического туризма при этом составляет не более 30%.

«Основным турпродуктом Казахстана является экологический туризм, имеющий слабую конкурентоспособность на международном рынке. Потенциальный спрос на данный турпродукт составляет 8,9 миллиона человек (или 63% от общего потенциала). Он занимает самую лучшую позицию на мировом рынке туризма и должен являться одним из ключевых для развития в Казахстане. Что сегодня мы можем предложить международному туристскому рынку? Это наши природные ресурсы, удивительные по своей красоте нетронутые ландшафты. Несмотря на это, экотуризм сегодня не является приоритетом для государственной туристской политики. Этот вид туризма, который несет ярко выраженный социальный аспект, не выделен ни в одном стратегическом государственном документе», — считают в КТА.

Причем в мире год от года растет популярность этого сегмента туристической отрасли. В данное время доля экотуризма составляет 12%, а темпы роста опережают темпы роста всей туристической отрасли в 2—3 раза. Что немаловажно, если в традиционном (в частности, горнолыжном) туризме турпотоки направлены из развивающихся стран в развитые, то в экотуризме все с точностью до наоборот.

К тому же, учитывая, что этот сегмент туристического рынка очень молодой — зародился он только в 80-х годах прошлого столетия, — конкуренция в нем все еще небольшая, чего нельзя сказать о горнолыжном туризме. Напрашивается вопрос: стоит ли нам вкладывать огромные средства, дожидаясь прихода иностранных инвесторов, и пытаться конкурировать с теми странами, которым нам трудно будет составить конкуренцию? Для того чтобы достичь уровня сервиса, который существует на курортах мирового класса, нам понадобятся десятилетия.

Но этого мало

Оценочный потенциал Алматинского региона — 1400 км горнолыжных трасс. Кок-Жайляу при этом будет самым крупным проектом — здесь предлагается оборудовать до 500 км трасс, что будет вполне соответствовать уровню крупных курортов. Также планируется развитие Шымбулака, Табагана, Алматау, Акбулака, долины Тургень, Аксайского каньона, Талгара и Восточного Талгара. При этом речь идет не только о лыжных трассах, но в целом о туристической инфраструктуре. Среди прочего, в частности, говорится об обустроенных пешеходных маршрутах.

Говоря о возможностях диверсификации экономики, инициаторы проекта также ссылаются на зарубежные аналоги. В Швейцарии, например, горнолыжный туризм дает порядка 7% ВВП (притом что это один из мировых финансовых центров), в Австрии порядка 8%. Александр Гужавин считает, что в Казахстане при должном развитии туризм также может давать до 10% ВВП с учетом мультипликативного эффекта — вполне достойная цифра для целей диверсификации экономики. Однако для этого придется сделать многое помимо собственно строительства курорта.

Александр Гужавин отмечает, что нельзя создать хороший курорт без полномасштабной программы развития туризма. Можно сделать отличный горнолыжный курорт, но никто не приедет. Нужно также создать конкурентную среду в области авиасообщения, изменять визовый режим, нужны туристические пакеты, туристические агенты. Несмотря на то что инициатива частная, нужна государственная программа, чтобы достичь желаемых результатов. Александр Гужавин говорит, что если мы будем ждать, то нишу вполне смогут занять другие страны, например Китай.

Сейчас, пока нет ТЭО, многие риски и преимущества оценить сложно. И вопрос строительства курорта на Кок-Жайляу еще нельзя назвать решенным. В целом стороны «за» и «против» сошлись на том, что нужно дождаться детального описания проекта. Очевидно потом дискуссии на эту тему развернутся еще более острые.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики