«Газпром» на обочине

Китайская компания PetroChina договорилась с американской ExxonMobil о 20-летних поставках в Китай сжиженного газа из Австралии. Сделка делает газопроводные проекты с «Газпромом» для Пекина малоинтересными

«Газпром» на обочине

В конце августа американский нефтегазовый гигант ExxonMobil заключил контракт с китайской PetroChina (дочернее предприятие нефтегазовой госкомпании CNPC) о продаже сжиженного природного газа (СПГ) с австралийского шельфового месторождения Gorgon. Сумма контракта, по которому PetroChina будет в течение 20 лет получать 2,25 млн тонн газа в год, оценивается в 41 млрд долларов. Однако это предельная сумма, рассчитанная с учетом возможного роста стоимости СПГ. В текущих ценах законтрактованный объем сжиженного газа стоит «всего» около 22 млрд долларов.

Проводя эту сделку, Китай в очередной раз продемонстрировал свое умение отделять экономику от политики. Подписанию договора не помешал ряд событий, осложнивших отношения между Канберрой и Пекином. Среди них недавний скандал с задержанием в Шанхае за получение незаконным путем «коммерческой информации» четырех сотрудников австралийско-британской горнодобывающей компании Rio Tinto, состоявшийся (несмотря на давление китайских дипломатов) визит в Австралию главы Всемирного уйгурского конгресса Ребии Кадир, которую Пекин обвиняет в организации беспорядков в Синьцзян-Уйгурском районе КНР.

Для Китая это не первая крупная сделка с Австралией. Так, в 2003 году был заключен 25-летний контракт, согласно которому Австралия будет ежегодно поставлять в Китай 3,7 млн тонн СПГ. Летом 2006-го в г. Шэньчжэнь южнокитайской провинции Гуандун была введена в действие первая очередь регазификационного терминала, где разгружен первый метановоз, доставивший СПГ из Австралии. В 2007-м подписан 20-летний контракт с Shell и австралийской Woodside на поставку четырех миллионов тонн топлива в год (5,4 млрд кубометров).

Ресурсная жажда Китая

Основным энергоресурсом Поднебесной до сих пор является уголь, но с середины 1990-х стало резко расти и потребление газа. И если в 1995 году страна потребляла всего 17,7 млрд кубометров газа, то в прошедшем – уже около 81 млрд кубометров. Однако рост собственной добычи отстает от спроса: в 2008 году объем газодобычи в Китае оказался на 4,6 млрд кубометров меньше объемов его потребления. Несмотря на большое число открытых в последние годы месторождений, многие из них отличаются сложными условиями добычи, и попытки их разработки нередко оказываются малоэффективными.

В обозримой перспективе ситуация не изменится, поэтому Китай вынужден активно восполнять дефицит топлива его экспортом. Китайские власти убеждены, что для обеспечения устойчивого роста экономики – а значит, и собственного политического выживания – им жизненно необходим доступ к дешевому сырью. Это, нацеливая Пекин на увеличение закупок за рубежом, превращает поиски и импорт сырьевых и энергетических ресурсов в сферу его ключевых стратегических интересов. К примеру, к 2010 году на восточном побережье Китая будут построены до десяти новых терминалов для приема сжиженного газа.

Согласно прогнозам в следующем году потребление СПГ в стране превысит 26 млн тонн, и Китай, несмотря на мировой кризис не испытывающий серьезных финансовых трудностей, продолжает охоту за новыми источниками сырья и энергоресурсов. В частности, австралийская горнодобывающая компания Fortescue Metals Group объявила о готовности в обмен на инвестиции в шесть миллиардов долларов со стороны Китая предложить ему железную руду по более низкой, чем Rio Tinto цене. Китайская ассоциация чугуна и стали тут же заявила, что воспользуется предложением Fortescue как аргументом на переговорах с тремя крупнейшими мировыми производителями железной руды.

Особенно привлекает внимание Пекина стремящаяся войти в лидирующую тройку мировых экспортеров СПГ Австралия. Тем более что соседи и во многом конкуренты Китая в регионе также прокладывают дорогу к австралийскому газу. Так, за неделю до китайцев контракт на ежегодные поставки 1,5 млн тонн СПГ с того же месторождения Gorgon заключила Индия.

Альтернативы для «Газпрома»

Заметным поставщиком газа в Китай намеревается стать Туркмения: с 2010 года должен заработать газопровод в КНР мощностью до 40 млрд кубометров в год. Вместе с тем Казахстан скорректировал свои планы по экспорту газа в сторону снижения, и в каком объеме они будут реализованы в итоге, пока не ясно.

Россия, много лет ведущая с Пекином переговоры по газу, еще не подписала с ним ни одного контракта на экспорт газа. Тем не менее коммерческий план поставок природного газа в Китай включает западный и восточный маршруты примерно равной мощности с общим объемом 68 млрд кубометров газа в год. Западный маршрут (проект трубопровода «Алтай») предназначен для поставки газа западносибирских месторождений в Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая и подсоединения к идущему до Шанхая западно-восточному газопроводу. Однако общая протяженность трубы превышает 6000 км, и доставленный по ней газ вряд ли выдержит конкуренцию по цене с топливом из Туркмении. Несмотря на это, газопровод на российской стороне находится в стадии строительства: если не удастся достигнуть договоренностей с Китаем, то газ будет потребляться внутри страны.

Меморандум, предусматривавший строительство газопровода и поставки газа с Ковыктинского месторождения, был подписан еще в 2006 году во время визита Владимира Путина в Пекин. По российским источникам, маршрут восточного трубопровода будет проходить от газовых месторождений в Якутии на северо-восток Китая. Однако переговоры между CNPC и «Газпромом» зашли в тупик, и до сих пор детали проекта не урегулированы, поскольку проект предполагает колоссальные вложения в инфраструктуру, что сделает газ просто золотым. Сейчас чиновники обсуждают возможность строительства СПГ-завода под восточносибирские месторождения, в том числе для поставок в Китай. Но когда такой проект будет реализован, непонятно.

Эксперты полагают, что газовая сделка PetroChina с ExxonMobil может серьезно осложнить энергодиалог Пекина с Москвой и даже свести на нет перспективы заключения соглашения с «Газпромом». И это понятно. Китай, совершив рокировку на газовой доске в сторону СПГ из Австралии, практически закрывает свои потребности в газе и в обозримой перспективе не будет испытывать особой необходимости в поставках российского газа в свой западный регион.

Сжиженный газ намного выгоднее транспортировать, чем гонять по трубам, и России, имеющей возрастающие проблемы с рынком сбыта, следует срочно строить заводы по производству СПГ. Либерализация газовых и электроэнергетических рынков в Европе и многих странах Азии служит дополнительным катализатором этого процесса. Так, если в 1999 году по краткосрочным контрактам было продано только 3% мирового производства СПГ, то к концу нынешнего десятилетия, по некоторым оценкам, его объемы достигнут 35%. О планах по строительству заводов СПГ объявили такие страны, как Боливия, Перу, Ангола, Экваториальная Гвинея, Йемен.

Безусловно, выходить с большими объемами СПГ на рынок Европы «Газпрому» нецелесообразно: тогда российский сжиженный газ будет конкурировать с российским же сетевым. Поскольку поставки сжиженного газа наиболее рентабельны при его транспортировке на дальние расстояния, то для российского СПГ перспективны рынки США, Канады и Азиатско-Тихоокеанского региона.

Сохраняя прежнюю привязанность к поставкам сетевого газа, крупнейший в мире газовый экспортер «Газпром» рискует оказаться на обочине. Возможность транспортировать газ по морям-океанам придала бы экспортной стратегии российского концерна недостающую ему гибкость и маневренность, открыла бы доступ к рынкам, к которым трубы протянуть просто невозможно.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее