Если друг отвернулся вдруг…

По итогам года товарооборот Казахстана и России упадет на треть. В ближайшие год-два он, вероятно, восстановится, но за это время российские товары на казахстанском рынке потеснит продукция из Китая

Если друг отвернулся вдруг…

25 августа начальник отдела анализа и консалтинга Евразийского банка развития (ЕАБР) Евгений Винокуров спрогнозировал, что в нынешнем году товарооборот РФ и РК заметно снизится. «Если в первом полугодии объем российско-казахстанской торговли составил 5,6 миллиарда долларов, то во втором полугодии, по моему мнению, он может быть на 30% выше, то есть на уровне 7–7,5 миллиарда долларов. Соответственно, общий объем по году составит 13–14 млрд долларов. Это вероятный диапазон на 2009 год», – сказал он. При этом объем торговли двух стран в 2008 году составил 19,7 млрд долларов. Восстановление товарооборота до прежних уровней возможно, по мнению экспертов, в 2010–2011 годах или позже. До этого времени экономике Казахстана придется в полной мере ощутить все негативные последствия уменьшения товарных потоков из РК в Россию и в обратном направлении. «Снижение товарооборота с Россией окажет существенное влияние на экономику Казахстана. По итогам 2008 года он составил около 20 миллиардов долларов. Россия стоит на втором месте после Евросоюза, товарооборот с которым составляет 39 миллиардов долларов», – уверен доктор экономических наук, профессор Рахман Алшанов. Отметим, что экспорт товаров в РФ составил 10,5 млн долларов, импорт – 13,7 млрд.

Снижение товарооборота с Россией может вызвать серьезные проблемы на потребительском рынке и в некоторых отраслях казахстанской экономики. Среди них рынок ГСМ, где присутствие российских нефтепродуктов составляет почти половину необходимых Казахстану объемов, нефтянка, где активно используется продукция российских металлургических предприятий, энергетический сектор, ибо западные регионы страны обеспечиваются импортируемой из России электроэнергией, а также рынок розничной торговли.

Депрессия покупателей

В качестве основных причин снижения товарооборота эксперты называют колебания цен на нефть и уменьшение потребительского спроса.

Что касается снижения спроса, то этот фактор действует по обе стороны границы. Эксперты сходятся во мнении, что начиная со второй половины 2007 года и за весь 2008 год потребительский спрос в РК упал в среднем на 45–50%, при этом население тратит деньги в основном на продукты питания. По мнению руководителя Группы по проведению макроэкономических исследований Олжаса Худайбергенова, по итогам 2009 года потребительский спрос упадет еще на 15%. Неудивительно, что на этом фоне снижается потребление промышленных и продовольственных товаров, импортируемых из-за рубежа, в том числе из России.

По состоянию на июль, согласно статистике Росстата, стимулировать внутренний спрос правительству РФ не удалось. При этом, как отмечается в мониторинге Минэкономразвития, зимой потребительский спрос держался на уровне 2008 года. Сейчас он не спешит восстанавливаться.

С сентября на российском рынке будет работать эффект низкой базы прошлого года. Пик потребительской активности в прошлом году пришелся на август. Нащупав дно, внутренний спрос в ближайшие два месяца (август-сентябрь) будет искать угол наклона роста. Но такого быстрого роста, как до кризиса, уже не будет: предыдущие два года он был быстрым и неустойчивым, основываясь на безудержном кредитовании.

«Черное золото» на двоих

С 2007 года, когда цена на нефть побила рекорд в 150 долларов за баррель, она снизилась до критического уровня в 35 долларов в середине нынешнего февраля и на сегодняшний день стабилизировалась на 68–72 долларах за баррель.

По словам начальника управления стратегического планирования и развития «ЮниКредит Банк» Владимира Осаковского, взаимосвязь между ценой на нефть и снижением товарооборота можно объяснить высокой зависимостью Казахстана от нефтепродуктов, завозимых из России.

К примеру, расположенный на севере Павлодарский НХЗ перерабатывает российскую нефть. Он был построен в 1978 году. Проектная мощность – 7,5 млн тонн нефти в год. Глубина переработки сырья – 85%. ПНХЗ рассчитан на переработку западносибирской нефти марки Siberian light, которая доставляется по трубопроводу Омск–Павлодар. Сырье приобреталось у различных российских компаний. Если россияне прекратят поставки нефти со своих месторождений, «КазМунайГазу» не удастся загрузить предприятие. Завод не приспособлен для казахстанской нефти, имеющей другие свойства.

В 2008 году из-за сокращений поставок российской нефти завод недополучил 230 тыс. тонн нефти, в результате чего переработано четыре миллиона тонн нефти вместо запланированных 4,3 млн.

Казахстан ежегодно ввозит из России 30% высокооктанового бензина, а также авиакеросин и дизельное топливо. В целом, по данным представителя Агентства по защите конкуренции РК Жандоса Нурмахамбетова, ежегодно около 45% перерабатываемой нефти в Казахстане импортируется из России.

С другими энергоносителями тоже не все гладко. Например, с углем. Более 90% направляемого на экспорт казахстанского угля составляет уголь, добытый в Экибастузе.

29 января челябинские шахтеры вышли на митинг к проходной Южноуральской ГРЭС с требованием прекратить закуп казахстанского угля в пользу угля ОАО «Челябинская угольная компания». Из-за отсутствия покупателей более четырех тысяч горняков остались без зарплаты и были вынуждены прекратить работу.

Еще одним крупным потребителем казахстанского угля является Ашинский металлургический завод. Используемые при плавке металла и для обеспечения заводской ТЭЦ уголь и кокс поступают из Караганды и Кузбасса. Карагандинский уголь дешевле, чем кузбасский, к тому же последний поставляется по неровному графику в связи с частыми забастовками шахтеров. Однако график поставок угля из Казахстана в Челябинскую область тоже может быть нарушен в связи с тем, что основной ее потребитель в регионе – Троицкая ГРЭС (ключевой производитель энергии для металлургических предприятий, районов Западной Сибири и Урала) накопила большую задолженность перед карагандинскими шахтерами.

«Казахстан может переориентировать поставки угля на Китай, что для россиян крайне нежелательно», – подчеркнул г-н Алшанов.

Свято место не пусто

По мнению г-на Алшанова, восстановление объемов товарооборота между Россией и Казахстаном будет зависеть от динамики восстановления российской экономики. «Первые признаки оздоровления уже налицо», – считает он.

Г-н Осаковский увязывает проблему восстановления товарооборота с внешними трендами. «Многое зависит от цены на нефть. Есть прямая зависимость между ее ценой и товарооборотом между нашими странами», – заявляет он.

Что же касается темпов восстановления российской экономики, то эксперт преисполнен осторожного оптимизма. «Она показывает некоторые позитивные тренды. Но насколько они готовы перерасти в устойчивую тенденцию и экономический рост, покажет время», – предполагает г-н Осаковский.

Уменьшение казахстано-российского товарооборота может стать стимулом для укрепления торговых связей с третьими странами. Например с Китаем.

«Думаю, в какой-то степени снижением товарооборота с Россией может воспользоваться Китай, который постарается закрыть образовавшуюся дыру. Вопрос лишь в том, когда и при каких обстоятельствах китайская экономика оживет и примется наращивать внешнюю торговлю», – считает г-н Алшанов.

Еще в апреле прошлого года казахстанский премьер Карим Масимов на открытии делового форума «Казахстан – Китай: партнерство во имя успеха» заявил о планах до 2010 года довести товарооборот с Китаем до 15 млрд долларов. Тому были очевидные предпосылки. По итогам 2007 года товарооборот между странами вырос на 41% по сравнению с предыдущим годом и составил около 12 млрд долларов. В прошлом году намерения казахстанского правительства стали реальностью: товарооборот вырос примерно на 29% по сравнению с предыдущим годом и составил 15,9 млрд долларов (около 14,5% казахстанского и 0,6% китайского товарооборота).

Так как восстановление китайской экономики (на днях там поднялись цены на ГСМ) происходит быстрее российской, Китай должен получить преимущества по срокам выхода из кризиса.

Но как часто происходит в реальной жизни, фактором торможения может стать несовершенная транспортная инфраструктура на всем протяжении казахстанско-китайской границы. На сегодняшний день здесь имеется один железнодорожный и несколько автомобильных погранпереходов. Качество автомобильных переходов оставляет желать лучшего, а железнодорожный переход Достык–Алашанькоу близок к перегрузке.

«Мысль о том, что недобранный нашими странами товарооборот сможет забрать на себя Китай, недостаточно подкреплена качественной инфраструктурой. К примеру, Китай не имеет разветвленной транспортной инфраструктуры ни с Россией, ни с Казахстаном. Тогда как между РФ и РК она не только присутствует, но и активно совершенствуется», – заявил г-н Осаковский.

По его словам, в долгосрочной перспективе вектор развития торговли с Китаем станет для Казахстана если уж не превалирующим, то очень весомым.

Второй железнодорожный переход на Хоргосе, по самым оптимистичным прогнозам, будет запущен только в 2012 году. К тому времени, согласно планам казахстанского правительства, должен быть осуществлен проект автокоридора Западная Европа – Западный Китай, в рамках которого будет создан качественный автомобильный переход со всей необходимой логистической инфраструктурой.