Искусственный отбор

Цель регулирования – определять правила игры и тем самым направлять развитие рынка, считает заместитель председателя Агентства финансового надзора (АФН) Алина Алдамберген

Искусственный отбор

По последним данным АФН, уже 28 казахстанских эмитентов допустили дефолт по своим обязательствам, причем число выпусков ценных бумаг может быть и больше. В основном компании-заемщики задерживают выплаты по купону. Регулятор предпринимает меры, направленные на ограничение эмиссионной деятельности компании, допустившей дефолт, приостанавливая размещение дополнительного выпуска ценных бумаг до момента исполнения эмитентом своих обязательств. При этом АФН не оставило без внимания и пострадавшие от дефолтов эмитентов пенсионные фонды, обязав их создавать резервы на покрытие возможных потерь от обесценения ценных бумаг для возмещения минимальной доходности по пенсионной системе. По мнению Алины Алдамберген, это поможет фондам заранее подготовиться к выплате вкладчикам разницы между средневзвешенным и полученным конкретным НПФ коэффициентом дохода. А значит, защитить пенсионные накопления населения.

Купить облигацию и спрятать

– Алина, почему вдруг возникла необходимость в обесценении активов?

– По международным стандартам финансовой отчетности (МСФО) ценная бумага (ЦБ) должна иметь справедливую стоимость в любой момент времени. Это относится прежде всего к портфелям ценных бумаг пенсионных фондов, потому что к ним применяется единая методика оценки. Кроме того, мы сравниваем фонды между собой, в том числе их коэффициент номинального дохода (К2), и необходимо, чтобы оценка финансового инструмента была адекватной во всех пенсионных портфелях. Исходя из того что понятие справедливой цены означает одну и ту же стоимость по одинаковым бумагам, мы задали параметры обесценения ЦБ пенсионными фондами. Разработали определенные критерии и ввели балльную систему оценки. Фонд на конец месяца должен провести анализ эмитента и определить, изменилось ли его состояние, а также факторы, влияющие на его платежеспособность. И в зависимости от этого отнимать или прибавлять баллы и дисконтировать ценные бумаги. В основном это касается портфелей «до погашения», потому что бумаги в этом портфеле учитываются по покупной цене.

– Что такое портфель «до погашения»?

– В нем фонды держат бумаги до погашения или, в исключительных случаях, до момента продажи. Как только управляющие перевели бумагу в портфель «до погашения», она учитывается по покупной стоимости и, как правило, не переоценивается. А МСФО требуют, чтобы проводились тесты на обесценение. До того как изменить пруденциальные нормативы, мы проверили учетные политики НПФ и обнаружили, что фонды это требование игнорируют. В связи с тем, что обесценение приводит к снижению стоимости бумаг, они их не обесценивают. Мы обязали их внести изменения в свою методику и регулярно проводить такую оценку, потому что увеличилось количество дефолтов, в целом ухудшилась ситуация с финансовым положением эмитентов, в том числе банков. И сегодня реальная стоимость актива далека от покупной.

– Получается, что пенсионные фонды не предпринимают никаких действий даже по дефолтным бумагам?

– НПФ рассуждают так: если я буду обесценивать свои бумаги, а другой фонд – нет, то у меня будут убытки, а у него нет. Они даже были за то, чтобы регулятор обязал их обесценивать ценные бумаги. По рыночным инструментам вопросов обычно не возникает. К примеру, у многих фондов в портфелях есть акции зарубежных эмитентов, их текущую стоимость можно отследить по торгам на международных рынках. Если вы помните, котировки многих акций осенью прошлого года резко упали, что повлияло на стоимость портфеля акций наших НПФ. Но у фондов есть и неликвидные бумаги, по которым нет торгов, и их стоимость остается неизменной, несмотря на кризис. Если сравнить цены на эти бумаги у нас и за рубежом, то там они уже бы обесценились, а у нас имеют такую же доходность, как при покупке. Но ситуация поменялась, кредитная устойчивость эмитента ухудшилась, и эти бумаги нужно обесценивать. Поэтому мы внесли поправки в пруденциальные нормативы и добавили, что НПФ должны обесценивать бумаги, по которым допущен дефолт или делистинг. Одним словом, обесценение – это механизм определения справедливой цены, но для фонда это фактически убыток.

Критерии и суждения

– Участники рынка считают, что критерии обесценения бумаг недостаточно четкие…

– Иногда фонды или другие финансовые организации требуют от нас алгоритма от «а» до «я». Но мы можем лишь обозначить основные моменты, на которые следует обращать внимание при принятии решения. Сегодня регулятор через систему риск-менеджмента, корпоративное управление подталкивает игроков к тому, чтобы они в своей деятельности использовали суждение. И когда они видят, что им это невыгодно, они просят более четких критериев, как в данном случае. Мы могли бы и не вводить методику обесценения, если бы фонды ее правильно и должным образом оформляли. Но они этого не делают. Поэтому нам приходится их стимулировать, используя свои регуляторные функции.

– Правильно я понимаю, что после обесценения бумаги фонды должны формировать на нее провизии?

– Нет, это не совсем точно. У НПФ три портфеля – два для торговли и один «до погашения». Первые оцениваются по рыночной стоимости. Третий – по покупной цене бумаг. Мы считаем, что бумаги в этом портфеле должны также переоцениваться, потому что покупная цена может быть далека от реальной. В случае ее снижения они должны обесцениваться. Обесценение – это элемент оценки финансового инструмента, влияющий на стоимость пенсионной условной единицы, от которой зависит коэффициент номинальной доходности К2. То есть фонды сравнивают стоимость условной единицы в настоящий момент со значением год назад, три года и пять лет назад и отслеживают динамику К2. Мы сравниваем значение коэффициента всех фондов за пять лет и допускаем, что у некоторых из них К2 может быть не более чем на 30 процентов ниже, чем средневзвешенный коэффициент по системе. При определении средневзвешенного К2 исключаются фонды с очень высокой или очень низкой доходностью.

Тем фондам, у которых К2 ниже средневзвешенного более чем на 30 процентов, необходимо возместить разницу за счет собственных средств. Например, в прошлом году НПФ «УларУмит», у которого коэффициент был ниже средневзвешенного значения на 32 процента, компенсировал разницу в два процента. Это составило больше пяти миллиардов тенге. О том, что К2 будет ниже требуемого уровня, фонд обычно знает заранее, но нигде в учете фонда или управляющей компании разрыв доходности как обязательство не отражается. В то же время согласно стандартам бухучета и МСФО, как только возникает обязательство, его следует отражать в учете. Чтобы необходимость компенсировать снижение доходности не стала неожиданностью для фонда, мы ввели требование формировать это обязательство постоянно в течение года за те месяцы, когда оно появилось. То есть за шесть, за восемь месяцев и так далее. Если ситуация улучшится, этот резерв восстанавливается. Так как любое обязательство оказывает давление на пруденциальные нормативы (достаточность капитала), и фонды, и акционеры, и регулятор заранее могут оценить, какой дополнительный капитал НПФ следует влить, если собственных средств недостаточно.

Отсев слабых

– Но ведь и раньше фонды и управляющие компании должны были формировать резервы на рискованные активы. В чем особенность новых требований? Почему НПФ считают, что они ухудшают их положение?

– Резервы стали оказывать давление на коэффициент достаточности собственного капитала. Фонды свою позицию обосновывают тем, что им приходится формировать резервы по возникшим обязательствам, которые могут к концу года восстановиться. Здесь уместно такое сравнение. Если человеку к концу года нужно выплатить значительную сумму, то он, скорее всего, начнет откладывать ее заранее, несмотря на то что, возможно, в октябре-ноябре необходимость в выплате долга отпадет, потому что правильно оценивает свои риски и свои возможности.

– За счет каких средств фонды должны вливать дополнительный капитал? Это деньги акционеров или собственные средства НПФ?

– Обычно капитализируют фонд акционеры, но фонд в нормальных условиях может пополнить дополнительный капитал и за счет полученной прибыли. Но на второй способ сегодня нельзя полагаться в полной мере, потому что у фондов слишком высокая волатильность доходов и много рисков. Мы как регулятор больше всего заботимся о вкладчиках и, соответственно, нацеливаем фонды на то, чтобы они заблаговременно заботились о достаточности капитала. У нас существует такая практика, когда финансовые организации держат капитал на пределе, то есть ровно столько, сколько нужно по нормативам. Но консервативная компания обычно старается иметь капитал с запасом. Если НПФ высококапитализирован, проводит достаточно умеренную инвестиционную политику, правильно оценивает свои риски, то ему легче выдержать ситуацию с обесценением активов. С одной стороны, у нас есть вкладчики, которые доверяют свои деньги пенсионным фондам и надеются, что те сумеют не только сохранить их накопления, но и приумножить. С другой – управляющие, у которых велика мотивация использовать эти деньги не по назначению. Правильный управляющий будет работать с деньгами в интересах вкладчика. Неправильный – в своих собственных. АФН как регулятор рынка должен вводить систему сдержек и противовесов. Фонд может рисковать деньгами вкладчиков, но должен отвечать за возможные убытки собственным капиталом и обеспечить клиенту хотя бы минимальную доходность.

– Можно ли ожидать, что некоторым фондам, которые не смогут выполнить требования по обесценению активов и формированию резервов, придется слиться с более крупными или уйти с рынка?

– Я считаю, что это нормальный процесс. Конкуренция и регулирование должны вытеснять слабые организации с рынка. Мы не должны помогать удержаться на плаву тем, кто не справляется с ситуацией. Поэтому слабые организации должны уходить с рынка, объединяться, поглощаться более сильными. Конечно, среди НПФ есть те, которые занимают свою нишу, но, учитывая сегодняшние убытки и высокие риски, конкуренция должна вытеснять их с рынка. Как регулятор мы также заинтересованы в усилении организации: хочешь работать на этом рынке – будь более крупным и устойчивым.

– Такую конкуренцию, на мой взгляд, нельзя считать вполне рыночной, она больше направляется сверху, путем регулирования.

– Государственное регулирование в этом и состоит: мы определяем правила игры, но мы также и направляем развитие рынка. К тому же нельзя сказать, что у нас существует высокая конкуренция на пенсионном рынке: давление группы, использование адмресурса группы сводит ее к нулю. Сюда можно добавить также и невысокую финансовую грамотность населения, которое пока не может самостоятельно, ориентируясь на показатели деятельности НПФ, выбрать пенсионный фонд. Мы максимально исключили давление работодателя, приняв решение о перечислении всех пенсионных взносов работников через ГЦВП. Но до добросовестной конкуренции еще далеко, и ждать естественного отбора не приходится.   

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности