Маленький банк из сильной группы

В Казахстане наступил оптимальный период для перераспределения клиентской базы между банками, считает председатель правления АО «Альфа-Банк Казахстан» Данила Смирнов

Маленький банк из сильной группы

В Казахстане в ходу такая градация банков: первая тройка (четверка, пятерка и так далее до первой десятки), вторая десятка и – прочие. «Дочка» российского Альфа-Банка в Казахстане по своим показателям стабильно держится на двадцатом месте – то ли во второй десятке, то ли в «прочих». Когда-то на одной из центральных улиц Алматы был установлен билборд с названием банка, но в последнее время Альфа-Банк особо не светится. Мало кто из казахстанцев знает о нем, что и понятно, ведь банк специализируется на обслуживании корпоративных клиентов. А планы развивать розницу так планами и остались – кризис. Он же стал причиной того, что в Альфа-Банке многие клиенты увидели тихую гавань для своих денег. А руководство банка хочет использовать это время для расширения своего бизнеса.

Депозиты даже с лишком

– Данила Федорович, какова стратегия развития бизнеса банка в Казахстане? Планируете ли вы увеличить свою рыночную долю?

– Долю увеличить планируем. И с этой целью в октябре-ноябре более детально проработаем нашу стратегию. Ситуация, прежде всего на банковском рынке Казахстана, в этом году настолько быстро менялась, что все ранее принятые стратегии стали неактуальными. На первое место вышла, скорее, тактика: сохранение капитала, работа с просроченной задолженностью, привлечение новых клиентов, которые ушли из проблемных банков. Одним словом, сейчас мы должны решать краткосрочные задачи, а не претворять в жизнь долгосрочные планы.

– А в каких конкретно сегментах вы хотите увеличить свою долю?

– Прежде всего в корпоративном и сегменте малого и среднего бизнеса (МСБ). Что касается розничного бизнеса, у Альфа-Банка в России очень сильная позиция в рознице и хорошо проработанная линейка продуктов. Есть готовые продукты, их просто нужно перенести на казахстанскую почву и предложить на местном рынке. Для этого нам нужна развитая филиальная сеть, но мы не начнем ее расширять прежде, чем не улучшится рыночная ситуация. Поэтому развитие розницы мы отложили на будущее. Сейчас у нас есть филиал в Астане и представительства в Усть-Каменогорске и Караганде, но они оказывают услуги только корпоративным клиентам. Мне кажется, рынок еще не готов, чтобы идти агрессивно в розницу.

– Тем не менее вы считаете ситуацию достаточно благоприятной для увеличения своей рыночной доли?

– Подчеркиваю, ситуация далека от благоприятной для розницы, но конкретно для нашего банка сейчас наилучший момент для развития корпоративного бизнеса и сегмента МСБ. Мы чувствуем себя хорошо в отличие от многих крупных банков, у нас нет таких проблем, как у банков, которые вот-вот столкнутся с кризисом ликвидности, с невозможностью обслуживать клиентов в полной мере. Сейчас время перераспределения клиентской базы: депозиторы уходят из неблагополучных банков, выбирая надежность, а наш банк в полной мере отвечает этому требованию.

– Чувствуют ли это вкладчики? Объективным показателем надежности является депозитная база. Как она изменилась у Альфа-Банка с начала года?

– Вы правы, несут деньги в те банки, которым доверяют. Наша доля в совокупных депозитах банков второго уровня, конечно, невелика, но на 1 августа объем депозитов вырос в два раза по сравнению с началом года. Хочу подчеркнуть, что мы никакой рекламы не давали, не проводим акций среди вкладчиков, да и высокие проценты по вкладам не предлагаем. Депозитные ставки держим на среднерыночном уровне, но ниже, чем у большинства наших конкурентов.

– Странная политика привлечения депозитов. Не боитесь проиграть другим банкам, все-таки деньги притекают туда, где норма прибыли выше?

– У нас нет необходимости в привлечении большого количества депозитов. Сейчас сложилась парадоксальная ситуация. Те банки, которым нужны депозиты для поддержания ликвидности, не могут их привлечь, потому что у них проблемы, а у благополучных банков депозитная база растет даже в большей степени, чем им нужно. В том числе и у нас объем депозитов уже приближается к объему кредитов, то есть кредитный портфель полностью обеспечен срочными деньгами. Это очень хорошо для баланса в кризисное время, и вместе с тем слишком большая депозитная база чревата потерей доходности. По депозитам нужно платить, а если их размещать некуда (заработать можно, только выдавая за счет привлеченных депозитов кредиты), банк получит убытки, проест свой капитал. Это искусство – выдерживать оптимальную структуру баланса и не перебрать депозитов.

А с кредитами ужались

– У Альфа-Банка с января до 1 августа текущего года значительно выросли активы, а вот объем кредитов даже снизился согласно статистике АФН. За счет чего в таком случае увеличились активы?

– Активы выросли, потому что нам принесли много денег. Кредиты уменьшились, потому что мы ужесточили кредитную политику. Снизили лимит кредитования, насколько это возможно, чтобы у клиента не было необеспеченной (бланковой) части. По этой причине отмели многих заемщиков, из-за того что они очень рискованные.

– В последнее время многие банки изменили подход к оценке заемщика. Если раньше больше обращали внимание на залоги, чаще всего это была растущая в цене недвижимость, то теперь делают акцент на платежеспособность клиента. Вы имеете в виду именно это, говоря об ужесточении оценки заемщика?

– Мы всегда во главу угла ставили платежеспособность заемщика, обеспечение же никогда не было для нас основным критерием. Это не более чем спасательный круг, если уж совсем будет плохо. При принятии решения о предоставлении займа мы в первую очередь берем в расчет финансовую состоятельность клиента, его способность выдержать девальвацию, резкое падение продаж, смотрим и на срок работы предприятия и его кредитную историю. Так называемым ломбардным кредитованием банк никогда не занимался и не будет делать этого впредь.

– Как принятая в банке оценка рисков повлияла на качество портфеля? Он лучше, чем у других банков?

– У нас тоже не без проблем. Несмотря на осторожную кредитную политику, есть и просроченные кредиты, и безнадежные. По моей оценке, уровень безвозвратных потерь около пяти процентов. А объем провизий по всем проблемным займам – где-то 16–18 процентов от ссудного портфеля. Но за счет имеющихся у нас ресурсов и в том числе капитала мы можем предоставить клиентам рассрочку, реструктуризацию долга, где-то снизить ставку, где-то перевести валюту кредита из долларов в тенге. Одним словом, поддержать клиента, чтобы он мог погашать свои кредиты. Но делаем это только тогда, когда видим, что эти меры действительно помогут. Если клиент в любом случае не может платить по своим долгам, такая помощь просто бессмысленна.

– Какие отрасли вам интересны для кредитования в Казахстане? Диктует ли здесь какие-то условия материнский банк? И обращаетесь ли вы к нему за помощью, если речь идет о финансировании крупного проекта?

– Альфа-Банк Казахстан – банк мелкий, но представляет сильную банковскую группу. У группы достаточно ресурсов. И при кредитовании крупного клиента нам необходима помощь со стороны материнской организации. Не потому, что у нас денег не хватает, просто есть пруденциальный норматив, ограничивающий максимальную сумму кредита одному заемщику. При нашем капитале, грубо говоря, это 14–15 миллионов долларов максимум. А иной раз клиенту нужно намного больше денег. Тогда мы привлекаем средства Амстердамского торгового банка, входящего в группу, или московского Альфа-Банка. У нас есть такие крупные проекты, которые реально группой профинансированы, и если бы наш капитал позволял, то объем портфеля был не 120 миллионов долларов, как сейчас, а 300.

– В каких отраслях?

– Интересны отрасли, которые не пострадали от кризиса. Конечно, это ни в коем случае не строительство…

– А вообще кредитовали строительную отрасль?

– В стройку мы, слава богу, не заходили, потому что считали это слишком рискованным, и жизнь показала, что так оно и есть. Под землю кредитов не давали. И сейчас не хотим финансировать любых клиентов, связанных со строительной отраслью, потому что не видим увеличения спроса. Если мы и возьмемся кредитовать стройку, предпочтем инфраструктурный объект, при этом одобрим только совершенно прозрачную сделку с понятными платежами и понятным заказчиком. Но даже в этом случае будем максимально осторожны. Мы видим, что у правительства сегодня много программ, в реализации которых мы могли бы принять участие. Но тут все зависит от развития ситуации: если государство будет поддерживать проблемные банки, то на это понадобится очень много денег и, возможно, придется свернуть какие-то проекты. Не хотелось бы, чтобы под сокращение попал проект, который мы финансируем.

Что касается других отраслей, нам интересны в первую очередь добывающие отрасли, а также транспорт – я думаю, «Казахстан темир жолы» неплохо себя чувствует и сегодня, потому что Казахстан является важным транзитным узлом. Потом производство продуктов питания: люди отказались от предметов роскоши, но пока не готовы отказать себе в потреблении привычных продуктов. Мы кредитуем торговлю и в этом году впервые взялись финансировать компанию, торгующую зерном.

В Казахстане существует такой недостаток, как перекредитованность компаний. Банки подсадили экономику на иглу дешевых денег, раздавая кредиты направо и налево, лишь бы обеспечить себе рост активов. Многие наши потенциальные клиенты уже должны деньги какому-либо банку. Если на компании висят большие долги, мы не беремся их кредитовать, потому что велик риск невозврата средств. Поэтому первым делом смотрим, насколько интересен нам клиент, что он даст банку. Просто посадить себе в кредитный портфель задолженность – это нас не привлекает. Но мы готовы пойти навстречу, если клиент полностью перейдет к нам на операционное обслуживание. Нам не интересен сам по себе кредит, нам интересен рост клиентской базы.

Группа поможет

– Сегодня, когда крупные банки испытывают трудности, у их более мелких конкурентов, очевидно, появилась возможность привлечь их клиентов. Что вы можете им сегодня предложить?

– Во-первых, надежность. Это качество важно не только для вкладчиков, но и для заемщиков. Объясню почему. Бизнесу нужна постоянная подпитка денежными ресурсами. Если банк не может обеспечить клиенту то финансирование, в котором он нуждается в данный момент, это нарушит его планы. Например, компании нужно десять миллионов долларов, а банк может дать только два. Где ему взять недостающие деньги? Казалось бы, можно их получить в других банках, но это сейчас не так просто. Вот почему надежность банка я бы поставил на первое место среди преимуществ для клиента. Он может открыть кредитную линию и быть уверенным, что деньги у него всегда будут. Во-вторых, мы можем предложить конкурентные ставки. У группы «Альфа» есть Амстердамский торговый банк, который может фондироваться достаточно недорого. И, как я уже говорил, в том случае, когда речь идет о крупных проектах, мы можем обратиться за помощью к материнскому банку.

– Но ведь сегодня стоимость фондирования выросла для всех заемщиков. К тому же, насколько я понимаю, материнский банк тоже пострадал от кризиса?

– Разумеется, кризис на Альфа-Банке тоже отразился. Но я уверен в его устойчивости, потому что это не первый кризис, который банк переживает. Кроме того, бизнес «Альфа-Групп» диверсифицирован. В нее входят телекоммуникационные компании – «Билайн», «Туркселл», а телекомы практически не пострадали от кризиса, кроме того, у «Альфа-Групп» есть доля в нефтяной ТНК-ВР, телеканал «СТС» и многие другие активы. В нашем банке группа заинтересована, поэтому мы всегда можем рассчитывать на ее поддержку. Но мы можем нормально функционировать и в качестве самостоятельного банка, с финансами у нас все в порядке. При наших активах – 310 миллионов долларов, наш капитал составляет 60 миллионов. Это более чем достаточно. Я бы даже сказал, что наш банк перекапитализирован.

– Поэтому вы и не принимаете участия в антикризисной программе правительства? Я имею в виду рефинансирование ипотеки и малого и среднего бизнеса.

– Ну, первая программа нас не интересует, потому что банк не кредитовал розничных клиентов, а вот в рефинансировании МСБ мы бы хотели принять участие. У нас есть и деньги, и клиентская база. В нашем ссудном портфеле доля малого и среднего бизнеса составляет порядка 25 процентов. Мы бы хотели увеличить кредитование МСБ, но вначале нужно понять, как будет развиваться ситуация – будет ли ухудшение. Хотя, честно говоря, мы готовы к любому развитию событий, даже ко второй девальвации. Уже в течение полугода не выдаем кредиты в валюте тем заемщикам, у которых нет валютной выручки.

– До девальвации или после?

– Девальвация была неожиданной, хотя возможность этого события мы прогнозировали. Мы не думали, что она будет такой резкой и не принимали жестких мер. И все же ни один клиент в связи с падением тенге не ушел в дефолт. Но если будет еще одна девальвация, это может случиться. Поэтому мы приняли превентивные меры и стали переводить долларовые кредиты в тенге тем заемщикам, которые не имеют валютных поступлений.

– Клиент на этом теряет? Ведь тенговые займы дороже, чем валютные.

– Мы подходим индивидуально к каждому клиенту. Основной принцип: не заработать на высокой ставке, а получить стабильно работающего клиента. Можно поднять ставку, но нужно задаться вопросом: насколько долго сможет заемщик выплачивать свой кредит.

– Если вы переводите валютные займы в тенговые, значит, у Альфа-Банка не существует проблемы, на которую сегодня жалуются другие игроки – недостаток фондирования в тенге. Как вы, кстати, относитесь к решению Агентства финансового надзора увеличить провизии по валютным кредитам до 20 процентов от суммы?

– Это хороший вопрос… Я, с одной стороны, понимаю, почему регулятор принял такое решение. Это решение можно поддержать. С точки зрения снижения рисков действительно правильно выдавать валютные кредиты только тем заемщикам, кто получает доходы в валюте. Если будет еще одна девальвация, то заемщики, которые валютной выручки не имеют, но имеют валютные кредиты, банкам деньги просто не вернут. С другой стороны, вкладчики тоже стараются защитить себя от рисков и хранят свои накопления в валюте. Куда нам прикажете ее девать? На все банки экспортоориентированных предприятий не хватит. Мне кажется, прежде чем вводить такое требование, необходимо было подготовить базу фондирования в тенге. Возможности продавать валюту клиентов и выдавать тенговые кредиты тоже ограничены, потому что при этом нарушается валютная позиция и, соответственно, у банка увеличивается валютный риск. С учетом того, что банки сегодня недокапитализированы, вешать на них валютный риск тоже неправильно. Государство или Нацбанк должны предоставлять тенговую ликвидность банкам, но это повлечет рост денежной массы, а значит, и инфляции, что тоже плохо. Я вижу один выход: нужно увеличивать доверие к тенге.

– Чему нежданная девальвация вовсе не способствовала.

– Но это было лучше, чем в России, где провели ползучую девальвацию. В медленном процессе есть определенная инерционность – не знаешь, где он остановится. Я за шоковую девальвацию. С точки зрения сохранения государственных финансов это правильно, с точки зрения населения это, конечно, было легким шоком.

Китай, дары приносящий

– Как вы оцениваете состояние банковского сектора в данный момент? Можно ли ожидать прихода иностранных игроков?

– Оценку банковскому сектору дал президент, сказав, что система не выдержала испытания кризисом. На мой взгляд, система была сверхконцентрированной, несколько банков занимали огромную долю рынка.

– А разве в России не то же самое? Там ведь тоже несколько крупных банков держат весь рынок.

– Российские банки более устойчивы, потому что они уже переживали кризис. А в Казахстане всегда все было хорошо. В России тоже есть, конечно, проблемы, некоторые молодые игроки, не испытавшие кризис 1998 года, не выдержали, многие были вынуждены уйти с рынка. Насколько я знаю, ни у одного крупного российского банка нет отрицательного капитала. Может быть, мы это еще увидим, но пока этого нет. Что касается вашего второго вопроса – об иностранных банках, – давайте посмотрим, кто может прийти. Казахстан многим интересен: это большая страна, с огромными запасами природных ресурсов. Плюс она занимает хорошее стратегическое положение в Центральной Азии и является самой развитой страной в этом регионе. Сейчас, я думаю, оптимальный момент для захода на банковский рынок. Тот, у кого есть деньги, может купить дешево, потому что кризис. Но покупателей с деньгами не так уж много. Я бы назвал в первую очередь Китай и арабские страны. У европейцев хватает проблем, так же как и у американцев. А вот китайцы готовы покупать любые более-менее привлекательные активы по всему миру. Деньги у них на это есть.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности