Придется потрудиться

Дно кризиса вроде бы достигнуто, но для устойчивого экономического роста необходимы новые правила игры – к такому выводу пришли участники очередного «китайского Давоса», состоявшегося на севере КНР

Придется потрудиться

В этом году мы впервые в истории заняли денег не только у наших детей, но и у внуков. Им это надо будет как-то объяснить. После Великой депрессии на становление нового экономического и финансового порядка ушло восемь лет, нынешняя “великая рецессия” потребует не меньших усилий», – на заседаниях «китайского Давоса» в Даляне прозвучало немало резких заявлений, но это, принадлежащее президенту Lucent-Alcatel Бену Верваену, пожалуй, одно из самых острых.

Год назад, на предыдущем «китайском Давосе» в Тяньцзине, участники разбирались с причинами кризиса, в этом году в Даляне пришло время для подведения первых итогов. Большинство уверено: худшее позади, но это не означает, что правила игры в экономике останутся такими же, как до кризиса.

«У меня такое впечатление, что западные и азиатские бизнесмены выступают с совершенно разными повестками дня», – делится с корреспондентом «Эксперта» своими впечатлениями от трех дней дискуссий директор по маркетингу китайской IT-компании Newsoft Нин Хоу. На «летнем Давосе» традиционно сильнее, чем на форуме в Швейцарии, представлены азиатские компании и официальные лица, поэтому здесь особенно ощущается разница в подходах. Запад активно продвигает «зеленую» программу устойчивого роста, в Китае же пока больше обеспокоены поддержанием высоких темпов экономического развития, пусть и в ущерб долгосрочной стабильности.

Будущее мировой экономики зависит сегодня от того, насколько быстро удастся найти формулу нового глобального баланса интересов – между Китаем и Западом, между трудом и капиталом, между прозрачностью и деловой тайной, между риском и осторожностью.

Кризис доверия

«Мы живем сегодня во всеобъемлющем мире, где все зависят от всех, и мы должны учитывать это при принятии решений. Необходимо восстановить доверие по всему спектру социальных и экономических отношений, но на совершенно новых условиях», – заявил на конференции президент KPMG International Тимоти Флинн.

«Доверие, прозрачность, инновации», – формулирует в интервью «Эксперту» свою программу послекризисных акцентов Бен Верваен. По его мнению, инновации – это не только новые технологии, необходимо активно искать новые формы во всех сферах: управлении персоналом и бизнес-процессами. Но ключевая цель – восстановить доверие.

Большая часть выступающих на форуме соглашалась, что кризис ликвидности за год превратился в кризис доверия, который носит системный характер. «В последние годы мы видели наихудшую работу центральных банков за многие десятилетия. Необходимо полностью поменять их мандат, чтобы они были по-настоящему ответственны за поддержание макроэкономической стабильности», – уверен старший экономист Morgan Stanley Стивен Роуч.

Понятно, что без повышения прозрачности восстановить доверие нельзя. «Первое время в этой атмосфере “под стеклом” будет неуютно, но по-другому невозможно выстроить экономику будущего», – соглашается с коллегами председатель французской Publicis Group Морис Леви.

Реабилитировать риск

По мнению многих участников, кризис должен кардинально изменить не только характер деловой среды, в которой работает компания, но и сами принципы ведения бизнеса. В первую очередь это касается системы управления рисками – после десятилетия безбашенной финансовой деятельности сегодня бизнес вообще отказывается рисковать.

«Риск является неотъемлемой частью предпринимательской деятельности, сегодня нам надо реабилитировать это понятие», – считает Верваен. При этом очевидно, что необходимо создать новую систему оценки рисков и их распределения. Одна из характерных черт нынешнего кризиса – перераспределение ответственности. Ответственность за риски, которые брали на себя финансовые институты, оказалась распределена между десятками тысяч компаний и инвесторов, которые во многих случаях даже не отдавали себе отчета, в какие процессы они ввязываются. «И вот сегодня риск-менеджер в компании – это человек, который любой ценой пытается избежать любого риска. Надо вводить позицию ответственного рисковщика, который бы мог взять на себя выработку рекомендаций по принятию рискованных решений», – утверждает Верваен.

Из-за кризиса начал меняться сам язык бизнеса. «Многие компании еще не ощутили на себе посткризисную ситуацию по-настоящему, потому что не прошли через процедуру рефинансирования бизнеса», – говорит председатель британского International Perconal Finance Кристофер Родригес. Если раньше, при наличии хорошей доходности, кредитная линия была фактически гарантирована, то сейчас это далеко не так. «Финансист и бизнесмен теперь оперируют совсем другими терминами, и это новая реальность, которая никуда не исчезнет», – уверяет Родригес.

Поиск стратегии выхода

Одной из главных задач на ближайшие месяцы станет создание стратегии выхода из кризисного управления экономикой. «Мы видели самый масштабный в истории человечества пакет мер поддержки экономики, общая стоимость которого оценивается в 10 триллионов долларов, теперь нас ожидает самый резкий в истории отказ от этой помощи», – говорит Стивен Роуч из Morgan Stanley.

Правительства проводили денежные вливания без особой координации друг с другом, но для плавного снятия экономики с «денежной иглы» надо, чтобы по всему миру министры финансов более тесно общались между собой. Основной угрозой в ближайшие месяцы эксперты форума назвали дефляцию – ее необходимо избежать любой ценой. «Дефляция намного опаснее инфляции, которая выступает дополнительным стимулом к потреблению», – констатирует председатель китайского направления Blackstone Group Энтон Леунг.

Необходима и корректировка самих стимулирующих программ. «Сейчас все инициативы направлены на прямую помощь тем или иным социальным группам или бизнесам. Надо сделать так, чтобы акцент был не на финансовой помощи, а на помощи в решении проблем», – утверждает директор Японского института исследования проблем глобальной безопасности Хэйнзо Такенака.

«Стимулирующего пакета, скажем, в китайском случае явно недостаточно. Ведь он в основном направлен на поддержку крупного бизнеса, который связан с государством, частные же компании от него почти ничего не получают», – поделился с «Экспертом» председатель China Capital Group У Ин.

Две повестки

Отдельной большой темой форума стало будущее Китая – не только из уважения к хозяевам, но и по причине необычайной важности этой страны для мировой экономики. Китай сегодня единственное государство, чей экономический рост хоть как-то компенсирует закат США. «Американский потребитель, покупавший по десять пар обуви в год, умер. Вернуть его к жизни не удастся даже с помощью самых изощренных маркетинговых ходов», – уверен основатель Operation Hope Джон Брайянт.

Китаю же пока так и не удалось запустить на полную мощность маховик внутреннего потребления. Более того, доля сбережений к ВВП за последние восемь лет только увеличилась – с 10 почти до 37%. По мнению исполнительного директора инвестиционного фонда Hony Capital Джона Чжао, это связано с недостаточной социальной защищенностью китайцев, которая заставляет их откладывать значительные суммы на черный день. «Я не верю, что страсть к сбережениям у китайцев сидит в ДНК. Если предоставить им соответствующие условия, они начнут потреблять», – утверждает Чжао. Но пока социальные программы китайского правительства не дают ожидаемых результатов: ни реформа пенсионной системы, ни развитие сети медицинского обеспечения не принесли китайцам уверенности в собственном будущем.

[inc pk='1646' service='media']

К тому же в последние годы производительность труда в КНР росла значительно быстрее заработной платы, что позволило китайской «всемирной фабрике» быть сверхконкурентоспособной. Но это существенно ограничивает возможности для роста внутреннего потребления.

Все вместе взятое означает, что баланс между сбережениями и потреблением должен измениться (в США доля накоплений за последние два года уже выросла с нуля до 7%). «США больше не будут импортером и потребителем в последней инстанции, нашим торговым партнерам нужно понять и принять это», – сказал «Эксперту» представитель минфина США в Китае Дэвид Доллар.

Впрочем, некоторые эксперты полагают, что миф об американском потреблении раздут искусственно и что роль США в поддержании совокупного спроса не столь важна. «Если посмотреть на статистику, то за последние восемь лет доля здравоохранения во внутреннем потреблении выросла почти вдвое, это значит, что львиная часть роста внутренних расходов приходилась на искусственно завышенные цены в области медицины, а не на избыточные покупки машин и одежды», – поясняет профессор экономики Сингапурского университета Илиан Михов (см. также «Философская реформа» ).

На место спроса «тотального» должен прийти спрос «устойчивый». Те же китайцы меняют сотовые телефоны намного чаще, чем жители других стран. Примерно такая же ситуация и в государственном потреблении, например в области инфраструктурного и жилищного строительства. Китайцы строят быстро и не очень качественно, что позволяет регулярно инвестировать в ремонт и реконструкцию, а это увеличивает валовые показатели экономического роста, не прибавляя ничего по существу. Выход из замкнутого круга – сложный и рискованный процесс, который может занять десятилетия.

О конвертируемости юаня

На международной арене КНР сегодня тоже стоит перед серьезным выбором. Это хорошо видно на примере Шанхайской фондовой биржи. Китай хочет превратить Шанхай в международный финансовый центр, ради чего отменяются ограничения на покупку акций китайских компаний иностранными инвесторами. Идут разговоры и о возможности размещения здесь акций иностранных компаний. «Вопрос лишь в том, как далеко по этому пути в Китае готовы пойти. Дальнейшее снятие ограничений приведет к потере контроля над рынком, а в Пекине видят, к чему это привело в Лондоне и Нью-Йорке», – рассуждает Стивен Роуч.

Другой путь – развитие рынка облигаций с фиксированным доходом, о чем много говорили еще год назад в Тяньцзине. В начале сентября первые бонды, деноминированные в юанях, были предложены инвесторам в Гонконге. «Надо понимать, что в Гонконге на руках у инвесторов есть значительные суммы в юанях, в других странах этого нет. В других странах выпускать облигации будет намного сложнее», – сказал «Эксперту» вице-председатель Bank of China Чжу Минь.

В этих условиях Китай пока укрепляет позиции юаня в Азии с помощью своповых соглашений (недавно такое достигнуто с Южной Кореей, а в ближайшее время ожидается подписание подобного договора с Таиландом). «Мы были бы рады платить за китайские товары в юанях, это позволит избежать потерь при обмене батов на доллары и обратно, надеемся, что соглашение будет подписано в ближайшее время», – говорит президент Thailand Trade Representative Киат Ситееморн.

Будет, видимо, ускорено движение к полной конвертируемости китайской валюты. В Даляне премьер-министр КНР Вэнь Цзябао провел традиционную встречу с первыми лицами компаний, один из участников которой поделился с «Экспертом» своими впечатлениями. «Китайский премьер сказал, что курс на конвертируемость юаня будет проводиться быстрее, чем раньше», – утверждает источник журнала.

«Если раньше большинство экспертов полагали, что на достижение конвертируемости юаня уйдет от десяти до двадцати лет, то теперь кажется, что это случится уже до 2020 года», – утверждает исполнительный директор Agricultural Bank of China Ян Кунь.

Вечный дисбаланс

Основной проблемой Китая остается несбалансированность экономического развития, которая может стать источником проблем уже в ближайшем будущем. В первых двух кварталах 2009 года 87% экономического роста в КНР пришлось на инвестиции в капитальное строительство – своеобразный рекорд. При этом в Китае и так уже построено много такого, что почти не используется в народном хозяйстве.

«Одна из главных проблем китайской экономики сегодня – избыточные мощности, которые не востребованы в изменившемся мире», – утверждает Чжу Минь. Мощности по выпуску стального проката превышают потребности экономики КНР на 25%, сложная ситуация и в производстве цемента. Пока положение хоть как-то спасает строительство в рамках антикризисного пакета мер, но рано или поздно масштабы нового строительства начнут сворачиваться.

Столь же серьезная разбалансировка и в других областях. «В Китае сегодня дефляция в реальном секторе экономики сочетается с инфляционным трендом на фондовом рынке и на рынке недвижимости, это очень опасно», – считает Чжу Минь. «Если Китай не отладит более гармоничную модель экономического роста, его ждут проблемы, аналогичные тем, что испытывают сегодня США», – уверен Стивен Роуч.

Обнадеживает, что наличие этих проблем признается на самом высоком уровне. «Экономический подъем в Китае пока несбалансирован, нестабилен и неустойчив», – заявил премьер КНР Вэнь Цзябао, выступая на открытии форума в Даляне. О результатах «работы над ошибками» премьер КНР сообщит, по-видимому, на следующем «китайском Давосе» осенью 2010 года.

Далянь–Пекин

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?