Спринт на месте

В результате антикоррупционной кампании взятки берут реже, но просят больше

Спринт на месте

За последнее десятилетие кор-рупция стала частью менталитета казахстанского биз-несмена. Его смиренные представления об отношениях с госорганами отражаются в коррупциогенных пословицах типа «не подмажешь — не поедешь». Такое положение казалось стабилизировавшимся, пока в минувшем году с дела о взяточничестве прези-дента АО НК КТЖ Жаксыбека Кулекеева не началась антикоррупционная кампания.

Теперь финполиция регулярно представляет разные планы искоренения «этого зла», но представители бизнес-сообщества и эксперты считают, что коррупция не исчезнет, а уйдет в тень и приспособится к новой окружающей среде в лучших традициях теории естественного отбора.

Главное дело — начать

В Мировом индексе честности (Global Integrity Index — составляет некоммерческая организация Global Integrity) за 2008 год Казахстан — в группе стран с умеренной устойчивостью к коррупции. По версии журнала Forbes, на март 2009-го Казахстан занял 17-е место среди самых коррумпированных из 127 стран. Этот показатель лучший по Центральной Азии. У соседей дела обстоят хуже.

Исполнительный директор общественного фонда по борьбе с коррупцией Transparency Kazakhstan Сергей Злотников считает рейтинги Казахстана объективными. «Для Центральной Азии наши результаты отличны, — отмечает эксперт. — Но мы же стремимся поравняться с Европой, а там наш сегодняшний уровень будет смотреться более чем скромно». Неправительственные организации и ассоциации предпринимателей не перестают отмечать, что коррупции в стране год от году меньше не становится. Объективно неплохие казахстанские законы не исполняются — по данным Transparency Kazakhstan, до 30% судебных решений остаются неисполненными. В такой ситуации часто проще дать взятку, чем добиваться соблюдения своих прав законным образом.

Эксперты утверждают, что коррупции подвержены все госорганы. Самая высокая коррупционная емкость в Казахстане обнаруживается в таможенном комитете и в судах (порядка нескольких десятков миллиардов тенге). Следом идет финполиция. «Проводимую ею сейчас антикоррупционную кампанию с большой натяжкой можно назвать реальной, — считает генеральный директор Центральноазиатского фонда развития демократии Толганай Умбеталиева.  В Казахстане происходит борьба с внешними проявлениями, а не с причинами. Свидетельствами тому громкие имена, задействованные в коррупционных делах. Но это не -решает коренных проблем».

Изменений не почувствовали

«Мы проводили исследование год назад, — рассказывает г-н Злотников, — и выяснили, что бытовая коррупция, касающаяся рядовых граждан, у нас невысокая. А вот у деловой коррупции, которая охватывает малый и средний, даже крупный бизнес, уровень высок». По его данным, взятки дают практически все предприниматели в сфере малого и среднего бизнеса (МСБ).

По данным алматинского Департамента по борьбе с экономической и коррупционной преступностью (финансовая полиция — ДБЭКП), каждый год в Алматы, где МСБ особенно развит и приносит около полутора сотен миллиардов тенге в бюджет, выявляются более 10 коррупционных преступлений, совершаемых в отношении представителей предпринимательства. В НПО уверены, что раскрывается лишь ничтожно малая часть преступлений.

«Практически во всех областях <экономики> бизнесмены испытывают коррупцию. Периодически одна отрасль вырывается вперед. Когда был строительный бум — строительство испытывало на себе это зло больше всех», — свидетельствует вице-президент Независимой ассоциации предпринимателей Казахстана Тимур Назханов. В числе наиболее подверженных коррупции сегодня — общепитовский бизнес. Здесь опасность нанесения вреда здоровью граждан выше, чем, скажем, в часовых мастерских, и проверяющие трясут рестораны и кафе охотнее, чем другие предприятия МСБ. Да и нарушений тут объективно больше. В целом, по данным Всемирного банка, теневой рынок в РК занимает не менее 40% объема экономики.

Эксперты также отмечают подверженность коррупции игорного бизнеса. «Недавно этот бизнес в городах запретили, но он же не ушел никуда, стал теневым и существует в системе взяток», — говорит Сергей Злотников.

По данным ДБЭКП, наиболее часто коррупционные преступления совершаются в отношении представителей бизнеса в сфере торговли и оказания услуг населению. Коррупция процветает и в тех сегментах рынка, которые не находятся под чутким контролем госорганов в силу небольших объемов средств, задействованных в бизнесе. «Большая сфера экономики Казахстана — так называемый самообеспечивающийся бизнес, — рассказывает г-н Злотников. — Это люди, которые, например, продают что-то на базарах — это почти 40% всех самозанятых. А там, в плане борьбы с коррупцией, непаханое поле».

Однако главным рассадником коррупции эксперты считают наиболее близкую к «телу» всех госорганов систему госзакупок. «Почти ни один тендер не проводится без того, чтобы не требовать денег за это <победу в нем>», — говорит г-н Назханов. По мнению председателя Ассоциации предприятий -легкой промышленности РК -Любови Худовой, казахстанским правительством для бизнеса созданы такие условия, что откаты стали нормой при получении госзаказа, кредита или разрешения.

При этом остаются отрасли, где с коррупцией сталкиваются не часто. «Только один раз к нам заходили из налоговой, — рассказывает представитель одного из предприятий Алматы, работающих в сфере IT. — Но и то, чтобы проверить, работает ли наше предприятие по указанному адресу. Никаких проблем, связанных с дачей откатов и взяток, ни на момент открытия, ни в ходе работы мы не испытываем». Это же отмечают и представители небольших швейных ателье и ряда мелких промтоварных и продовольственных магазинчиков. Впрочем, у них обороты и норма прибыли невелика, особенно поживиться там нечем.

Примечательно, что, по утверждениям участников рынка, свободна от коррупции пивоваренная отрасль. «За последнее время вопросов, связанных с коррупцией, не возникало. Хотя наш бизнес — алкогольные напитки — представляет великий соблазн для коррупционных действий госорганов, — уверяет исполнительный директор Союза пивоваров Казахстана Бексултан Меирбеков. — Сама внутренняя политика компаний, работающих в рамках транснациональных, ограничивает коррупционное поле. Это как внутренний приказ — запрет на взаимодействие с властями вне правового поля. В разрешительных процедурах есть соблазн дать на лапу, чтобы ускорили производство. Но наши компании дорожат своим именем».

Война —дело молодых

Главным механизмом борьбы с коррупцией независимые эксперты полагают создание благоприятных условий для бизнеса и жестких для госорганов с помощью соответствующей законодательной базы. «Одними карательными средствами мы вряд ли разрешим проблему, — говорит г-н Назханов. — Надо сломать ту жесткую систему, когда один чиновник решает разрешить—не разрешить те или иные виды деятельности. Пока эта возможность у чиновников сохраняется, сохранится и коррупция по отношению к бизнесу».

Факультативные меры противостояния коррупции, лежащие вне плоскости законодательного регулирования, в последнее время приобретают все большую популярность, по крайней мере чаще декларируются властью и обществом. 16 сентября текущего года президент Нурсултан Назарбаев на антикоррупционном форуме отметил, что для успешной борьбы с коррупцией следует прививать соответствующие морально-этические нормы. Даже мысль о том, брать или дать взятку, по мнению президента, должна вызывать мгновенное отторжение в сознании каждого гражданина.

Замначальника ДБЭКП, полковник финполиции Талгат Садуакасов считает, что главным инструментом предотвращения коррупции в отношении предпринимателей является «активное участие в деле борьбы с коррупцией общественных организаций и молодежи». Для этого финполиция уже разработала брошюру «Каким образом Вы можете заявить о факте коррупции», посредством которой планируется пропагандировать борьбу с коррупцией среди населения с приложением бланка заявления. Распространять эти брошюры будут жасотановцы (молодежное крыло партии «Нур Отан») и Альянс студентов Казахстана. Также вблизи зданий госорганов планируется расставить почтовые ящики для обратной связи с населением.

По мнению Сергея Злотникова, привлечение молодежи разумно и логично.

Толганай Умбеталиева считает иначе: «Не думаю, что привлечение молодежи будет эффективно. Воспитывать молодежь и при этом подавать примеры взяточничества — это неправильно. Так мы введем молодых людей в заблуждение, когда они не будут знать, что такое хорошо и что такое плохо. В то же время на практике молодежь прекрасно видит, как все это делается».

В круге следующем

Генеральных успехов в деле борьбы с коррупцией в ближайшее время, по общему мнению экспертов, не предвидится. «Я думаю, что каких-то изменений не произойдет. Несмотря на то что пытаются сократить количество надзорных органов, внедрить новый закон о проверках, реальных изменений нет, а финансовый кризис только обострил противоречия бизнеса и госорганов», — говорит г-н Злотников.

«Коррупция уйдет вниз. Она станет более латентной, скрытой», — считает г-н Назханов.

При этом отмечается настороженность экспертов и бизнесменов по отношению к антикоррупционным мероприятиям, проводимым властями.

«Во-первых, появился страх, — отмечает г-жа Умбеталиева. — Мы недавно проводили экспертные исследования. Делая интервью с экспертом, мы обычно даем подарочек — в благодарность человеку за то, что он выделил время, рассказал о чем-то. В последнее время люди опасаются их брать. Начинаются вопросы: что это, за что, почему? В конце концов отказываются их брать. Однако говорить, что люди в госорганах откажутся брать взятки, нельзя. Коррупция сместится в тень, но от этого меньше ее не станет». «Нельзя сказать, что с предпринимателей в последнее время стали требовать взятки и откаты меньше, чем это было раньше, — уверен Тимур Назханов. — Просто, когда начинается активный этап антикоррупционной борьбы повышаются «тарифы». За больший риск требуют больше денег». Коррупцию не удалось победить ни в одной стране мира. Вряд ли удастся и Казахстану. Здесь важную роль играет человеческий фактор, наш менталитет. Традиционно в нашем обществе велика роль неформальных институтов и неформальных связей — вплоть до приятельских отношений между чиновниками и бизнесменами. Коррупция тут играет роль системообразующего механизма. Но, кажется, это тот случай, когда, как в «Зазеркалье» Льюиса Кэрролла, чтобы просто оставаться на месте, надо бежать изо всех сил, а чтобы двигаться вперед — надо бежать еще быстрее.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?