Универсальный солдат

Фонд «Самрук-Казына» стал воплощением идеи контроля государства над экономическим пространством

Универсальный солдат

Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына» был создан год назад, в октябре 2008 года, в соответствии с указом президента «О некоторых мерах по конкурентоспособности и устойчивости национальной экономики». Но фактически его история началась в феврале 2006-го, когда было объявлено об объединении почти всех существовавших на тот момент национальных компаний под крышей одного холдинга «Самрук».

Экономической основой для создания госхолдингов стала концепция, согласно которой Казахстан должен вырваться из колеи поставщика сырья, а для этого необходимо, во-первых, целенаправленно выращивать суперкорпорации, которые были бы конкурентоспособны на мировых рынках, во-вторых, облегчить им выход на внешние рынки и поиск своих ниш на них.

В то время в Ак орде любили вспоминать Южную Корею с ее бизнес-конгломератами – чеболями, которые были поставлены на службу государственным интересам. Такой же повышенный интерес к южнокорейскому опыту государственно-корпоративного партнерства наблюдался и в России, где происходили схожие с казахстанскими процессы концентрации экономики в руках государства. Интересно, что ни в Астане, ни в Москве никогда не интересовались опытом другого азиатского тигра – Тайваня, который добился результатов, схожих с корейскими, пойдя совершенно иным путем – развивая и поддерживая малый бизнес.

Политической базой стала идея о необходимости и возможности компенсировать отсутствие в стране институциональной и партийной конкуренции, а также крайне слабые и деполитизированные связи общества и государства. В качестве компенсации были предложены принципы корпоративного управления, разработанные Организацией экономического сотрудничества и развития. Они представляют собой систему обязательных норм отчетности и внешнего контроля для корпораций – структур жестко авторитарных, а потому склонных подменять интересы акционеров интересами управленческой верхушки. Контроль со стороны общества заменялся системой отчетности и оценки работы, которая была заимствована из корпоративной практики – вплоть до идеи создания рейтингового агентства, оценивающего качество услуг, предоставляемых правительственными учреждениями.

Смена вывесок и целей

Впрочем, технические и юридические моменты создания госхолдинга заняли довольно много времени. В послании президента 1 марта 2006 года раздел «Дальнейшая модернизация и диверсификация экономики Казахстана как фундамент устойчивого экономического роста» содержал такое поручение: «В течение шести месяцев внести изменения в законодательство, касающиеся деятельности государственной холдинговой компании «Самрук», и разработать программу выведения ценных бумаг национальных компаний на фондовый рынок».

В апреле 2006 года был создан Фонд устойчивого развития «Казына», который объединил все ранее созданные институты развития – Банк развития Казахстана, Инвестиционный фонд Казахстана, Фонд развития малого предпринимательства, «Казинвест» и другие. Эти институты уже имели за плечами свою историю, сложившиеся формы и методы работы, традиции и связи в правительстве. Это было не самой лучшей основой для строительства института с едиными целями, задачами и управленческой структурой. Неудивительно, что избавление от лишнего и неэффективного персонала, менеджмента, мышления заняло много времени. Впрочем, вряд ли этот процесс вообще можно считать успешно завершенным.

Через год, прошедший после создания «Самрук» и «Казыны», они все еще были заняты выстраиванием внутренней управленческой иерархии, которая превратила бы набор некогда самостоятельных и непохожих друг на друга структур в единый слаженно действующий организм. Насколько далеко продвинулись «Самрук» и «Казына», можно понять из текста президентского послания 2007 года, последнего из концептуальных выступлений президента докризисного периода. В нем Нурсултан Назарбаев в развернутом виде изложил свое видение места и роли госхолдингов в модернизации казахстанской экономики. Причем акцент был сделан на том, что их работа должна быть организована в соответствии с международными стандартами: «В первую очередь госхолдинги должны занять свое ведущее место в обеспечении конкурентоспособности и реализации национальной стратегии, направленной на успешную интеграцию Казахстана в мировую экономику».

Угрозы, с которыми столкнутся госхолдинги в своем развитии, были достаточно очевидны, на них указал и президент в своем послании. «Нельзя допустить, чтобы наши госхолдинги превратились в неуправляемые многопрофильные конгломераты, которые в большинстве случаев неконкурентны на международном рынке. Надо избежать и опасности их превращения в банальные финансовые кормушки, имеющие определенную систему льгот. Следует также обратить внимание на то, чтобы госхолдинги не подменяли деятельность входящих в них национальных компаний и организаций, а, напротив, консолидировали на новом уровне эту экономическую деятельность, преодолели дублирование функций, непродуктивную внутреннюю конкуренцию и их закрытость, увеличили их эффективность и прозрачность», – предостерегал он.

13 октября 2008 года, когда «Самрук» и «Казына» были слиты в единый фонд национального благосостояния, президент сформулировал его задачи исходя из изменившейся ситуации: «Я считаю, что холдинг «Самрук-Казына» станет ядром казахстанской правительственной программы по вопросам преодоления глобального кризиса, а также основным инструментом правительства, которым нужно воспользоваться для увеличения возможностей государства».

Выступая 18 сентября на заседании экономического клуба «Орлеу», председатель правления фонда национального благосостояния Кайрат Келимбетов отметил, что «Самрук», объединивший все крупнейшие национальные активы, и «Казына», под чьим зонтиком были собраны институты развития, создавались для решения вопроса корпоративного управления. А их слияние в единый фонд было продиктовано необходимостью реализации антикризисной программы, оператором которой и стал фонд «Самрук-Казына».

По мнению г-на Келимбетова, в стране есть все предпосылки для успешного преодоления кризиса: «Есть национальный резервный фонд, создан эффективный инструмент правительства – фонд «Самрук-Казына», который умеет в достаточно короткие сроки, прозрачно, без потерь и без массовых нарушений доставлять средства до банков, строительных организаций и населения». С такой оценкой можно согласиться, но неизбежно возникает вопрос: какой ценой это было достигнуто? И разве задачи простого посредника-оператора, пусть и эффективного, сравнимы с теми задачами, которые ставил президент перед госхолдингами в своем послании 2007 года?

Первые упреки, которые услышал в свой адрес «Самрук-Казына», заключались в том, что создано своего рода второе правительство, которое будет заниматься исключительно борьбой за перераспределение полномочий с первым правительством, вместо того чтобы помогать отечественной экономике. Хотя и совет директоров фонда национального благосостояния, и правительство возглавлялись премьер-министром, предположения о конкуренции между ними имели под собой основания.

Корпоративное государство

Создание фонда «Самрук-Казына» стало высшей стадией реформы госуправления, осуществляемой правительством Карима Масимова. Эти реформы продолжили курс на установление контроля государства над политическим процессом при формальном сохранении разнообразия видов, населяющих партийно-политическое поле. Контроль государства был распространен на экономику. Частный бизнес проявил себя как не вполне надежный партнер, поэтому в дальнейшем меры принуждения будут, видимо, использоваться все чаще и чаще.

Взаимоотношения государства и бизнеса, складывающиеся в Казахстане и России, стали называть корпоративным государством, однако не имея в виду ту социально-политическую модель, какая была создана в Италии Бенито Муссолини. Под корпоративным государством понималась ситуация, при которой государство контролирует все экономическое пространство, подчиняя своим интересам как государственный, так и частный сектор экономики. Главным инструментом контроля государства выступали национальные компании.

В какой-то степени создание правительством госхолдингов было защитной реакцией государства на растущую силу и влияние корпоративного сектора. В условиях экономического роста и благоприятной рыночной конъюнктуры крупные банки и нацкомпании не испытывали желания помочь государству ни в развитии инфраструктуры, ни в подготовке кадров. Они выбирали одну из двух стратегий – либо постепенный вывоз капиталов за границу, в том числе и в форме прямых инвестиций, либо симбиоз с госструктурами, в котором государству отводилась функция подавления конкурентов и создания тепличных условий для корпораций, которые из всего богатого южнокорейского опыта взяли лишь одно – семейно-клановый принцип управления. Корпорации и банки были заинтересованы в государстве, но в государстве слабом. Хотя политическая система Казахстана предполагала полный государственный контроль, до недавнего времени он распространялся исключительно на партийно-политическое пространство.

«Самрук-Казына» сегодня полностью встроен в систему государственного управления. И если роль партии власти в реализации антикризисной программы в соответствии с поручениями президента вырастает, то фонд помогает ей поддерживать эту роль на достойной высоте. Выступая на заседании правительства с отчетом о работе «Самрук-Казыны», Кайрат Келимбетов сообщил: «Кроме государственного контроля деятельность фонда подвергается общественному мониторингу. Так, представители фонда на системной основе участвуют в заседаниях комитета партийного контроля партии “Нур Отан”».

Трансформация Казахстана в корпоративное государство практически растворило и без того вялый и невнятный политический процесс в процессе экономическом. Из прежней политической жизни в неприкосновенности сохранилось разве что неустанное ожидание досрочных выборов. Корпоративное государство недавно предстало перед обществом еще одной гранью. Судебные процессы экономического характера в отношении Мухтара Аблязова и Мухтара Джакишева превратились в процессы политические. Эти процессы даже смогли сплотить оппозиционные партии, которые в обычное время заняты преимущественно взаимными обвинениями в предательстве интересов народа и забвении демократических принципов.

Фонд «Самрук-Казына» сегодня полностью встроен в систему государственного управления

Формула казахстанских реформ – сначала экономика, потом политика – обернулась формулой государственного контроля – сначала над политикой, потом над экономикой.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?