Виноград хорош, да зелен

Главная задача отечественного кинематографа – научиться зарабатывать на фильмах

Виноград хорош, да зелен

Казахстанский парламент рассматривает новую редакцию закона «О культуре». Она уже одобрена мажилисом и вскоре будет обсуждаться в сенате. Одни из самых значимых правок касаются кинематографа. В частности, как сообщал Интерфакс со ссылкой на мажилисмена Мурата Ахмадиева: «Все фильмы, ввозимые на территорию Казахстана с целью проката, с 1 января 2012 года должны быть озвучены на государственном языке». Введен механизм регистрации фильмов отечественного и иностранного производства, прописан критерий национального кино, согласно которому количество иностранных специалистов в съемочной группе и объем иностранных инвестиций не должны превышать 30% от общей стоимости картины.

У представителей киноиндустрии свой взгляд на предлагаемые новеллы. Далеко не все положения законопроекта они считают целесообразными. Несколько дней назад в Алматы комитет по социально-культурному развитию сената парламента при участии «Казахфильма» провели заседание «круглого стола», на котором обсуждалась новая редакция закона. О том, к каким выводам пришли участники мероприятия, и о том, как будет развиваться в ближайшем будущем казахстанское кино, нам рассказал президент киностудии «Казахфильм» Ермек Аманшаев.

На стадии обсуждения

– Ермек Амирханович, правда ли, что через три года в кинотеатрах будут идти фильмы только на казахском?

– В проекте закона, где речь идет о прокатном удостоверении, положения о том, что прокатчик должен субтитрировать или дублировать фильм, нет. Там общие стандартные формулировки. Это предложение депутатов. В ходе обсуждения таких предложений было много, но не факт, что они все войдут в законопроект.

Как показал «круглый стол», на данный момент целесообразнее говорить о субтитрировании, то есть снабжении всех фильмов, выходящих в прокат, титрами на казахском языке. На заседании «круглого стола» говорилось об украинском опыте, когда в Украине ввели обязательное дублирование всех фильмов, выходящих в прокат, на украинский язык, в результате чего закрылись 50 кинозалов. Сейчас, когда в Казахстане всего 35 современных кинотеатров, обязательное дублирование всех фильмов на казахский язык преждевременно.

Работа <по законопроекту> предстоит большая и не исключены какие-то новые принципиальные изменения и дополнения. Поэтому какие-то окончательные выводы по данному вопросу преждевременны.

– А сегодня фильмы дублируются?

– Мы с прошлого года по заявке наших кинотеатров выпускаем в прокат фильмы на двух языках. В прошлом году «Мустафа Шокай» вышел 25 копиями: пять из них – на казахском, остальные на русском. В этом году «Биржан сал» – 10 копиями на русском и 10 на казахском языке. По заявке кинотеатров регулируем этот процесс, здесь нет навязывания, а есть потребность со стороны кинотеатров и дистрибьюторских компаний.

– Вы говорите о дублировании картин, создаваемых в Казахстане. А что касается иностранных фильмов, возможно ли их дублирование на двух языках?

– Так вопрос в повестке дня пока не стоит.

– Дублироваться фильмы будут только на «Казахфильме» или предполагается участие частных компаний?

– Мы дублируем на казахский фильмы, которые сами производим.

– А иностранные, завозные картины кто будет субтитрировать?

– По заявкам кинотеатров (если будет такая необходимость) этим будет заниматься «Казахфильм».

– Решать будут сами прокатчики?

– Это бизнес-процессы, индустрия, поэтому мы должны следовать законам рынка.

Предъявите удостоверение

– Пункт о прокатном удостоверении как механизме регистрации фильмов уже есть в законопроекте и принят мажилисом?

– Да, похожий механизм действует во многих странах. Я заметил, что он аналогичен российскому, почти один к одному.

– Для чего нужен этот пункт? До этого прокатчики работали без удостоверения?

– Они работали без удостоверения потому, что этот процесс не был законодательно урегулирован. Отсюда и появилась идея о разработке новой редакции законопроекта, куда ввели новые понятия. Сейчас на территории Казахстана зафиксировано около девяти прокатных компаний, но реально работают только пять или шесть. В основном это филиалы зарубежных компаний. Их деятельность покрыта тайной. Когда в страну ввозится фильм – по закону должна платиться пошлина. Какое количество копий фильма ввозится, такого размера и выплачивается госпошлина. Дается справка на таможне и тем самым узаконивается деятельность прокатной компании. Сколько копий ввозишь, сколько их производишь на территории Казахстана – теперь все должно фиксироваться в удостоверении. До введения удостоверения этого не было. Прокатчикам невыгодны дополнительные расходы. Для того чтобы получить прокатное удостоверение, они должны показать, что заплатили все пошлины и налоги. Прокатное удостоверение делает систему проката прозрачной.

– Прокатные компании, действующие в Казахстане, по преимуществу иностранные?

– Да, почти все – филиалы крупных российских и американских компаний. Прокатчики могут выкупить одну-три копии или привезти центровую копию и сделать на месте, например, уже 50 копий и при этом нигде не фиксировать их количество. Когда они отчитываются перед налоговиками, то могут занизить это число вдвое. В итоге страдаем мы и статистика, потому что когда кинотеатры дают сведения о сборах, то показывают цифры вдвое меньше. Если, например, 50 копий посмотрели 100 тысяч зрителей, то они отчитываются, что 25 копий посмотрели 50 тысяч. Идет сокрытие статистики и доходов. Нужна прозрачная статистика, а ее нет.

– Сколько составляет сумма доходов от проката фильмов в год?

– По официальным данным – 3,8 миллиарда тенге. Но я бы добавил к ней еще 30% от этой суммы. «Казахфильм» как производитель картин тоже недополучает. А производство картин мы увеличиваем, должны расти и сборы. Нужно, чтобы механизмы работали ясно и четко. Недополучает не только госбюджет, но и их производители.

Экономия по статусу

– Вы сказали, что в дальнейшем «Казахфильм» планирует увеличение объема кинопроизводства в несколько раз. Хватит ли госсредств, чтобы снимать столько картин, учитывая, что иностранные инвестиции и участие в создании картины в соответствии с законопроектом не должны будут превышать 30%?

– Этот пункт касается только картин, снимаемых на государственные средства. Что касается копродукции, то независимые компании будут производить ее без проблем и привлекать иностранные инвестиции и дальше. Их это положение не касается. Есть закон об инвестициях, в котором говорится, что государство считает приоритетным такие направления в экономике, и среди них названы кинопроизводство, прокат и дистрибуция фильмов. Нет ограничений, напротив, речь идет о том, что государство приветствует инвестиции.

– Приток иностранного капитала на «Казахфильм» к 2012 году не уменьшится?

– Я думаю, что увеличится. Сейчас мы говорим о 12 проектах, а к тому времени, надеюсь, будем говорить о 30–40. За счет увеличения количества снимаемых картин увеличится и приток иностранных инвестиций, несмотря на то что их участие ограничено законом до 30%.

– Для чего нужен статус национального кино? Какие картины его получат?

– Статус национального кино получают только фильмы, финансируемые из госбюджета. Мы государственная компания, и фильмы, которые создаем, государственные. Смысл национального статуса в том, что картина, его имеющая, получает различные преференции. Положение о национальном статусе работает и в России. В 1996 году в России был принят закон о поддержке национального кинематографа, который освободили от налогов, от таможенных пошлин и так далее. Национальные фильмы получили много льгот, в том числе льготное кредитование. Статус национального кино дает экономию средств примерно на 40%. В этом году мы в семь раз увеличили производство новых фильмов по сравнению с прошлым.

– Соответственно увеличилось и госфинансирование?

– Не в семь раз. Но больше чем в два раза. В 2008 году мы выпустили два игровых, три документальных и три анимационных фильма. В этом году – 12 игровых, 11 документальных, один анимационный сериал, один полнометражный и три мультфильма по 10 минут, по типу казахских сказок. Цифры 10% от общего проката отечественное кинопроизводство достигло и благодаря частным кинопроизводителям. Все вместе мы должны производить не меньше 25 картин в год. Государство делает все возможное, чтобы увеличивать производство фильмов. Идет серьезная техническая модернизация киностудии. Параллельно мы должны развивать законодательную базу, чтобы инвестиции пришли в киноиндустрию. За последний год в наши новые проекты было вложено около четырех миллионов долларов частных инвестиций. Здесь есть деньги и российских компаний. Они на данный момент участвуют только в трех проектах. Появились и казахстанские инвесторы. Думаю, эта цифра будет расти. Например, многие хотят войти в проект Тимура Бекмамбетова. Причем это крупные компании. Они могут инвестировать напрямую в продвижение фильма или в product placement, рекламируя себя.

– Проект с Бекмамбетовым не национальное кино, то есть снимается на частные средства?

– «Ирония любви» – совместная продукция: 60% – наши средства, то есть государственные, 40% – российские частные инвестиции.

Спасительный пакет

– Можно ли рассматривать бюджетные деньги как инвестиции и есть ли требования по их окупаемости и прибыльности?

– У государства есть свои задачи. Оно инвестирует в имидж, детское кино, анимацию и документалистику, как во всех странах мира. Поскольку мы госкомпания, государство поддерживает отечественных творцов-кинематографистов. Чтобы они были при деле и работали. Эти задачи будут сохраняться. В этом году мы решили придерживаться пакетного принципа. Например, если кинокомпания снимает в год 100 фильмов, из них прибыльными становятся 5–10 картин и за их счет киностудия продолжает кинопроизводство. Остальные лишь частично окупают затраченные на них средства, а есть вообще убыточные. В Голливуде в год снимается около тысячи картин, из них только 15–20 зарабатывают большие деньги. На эти средства живет киностудия, снимаются остальные картины. Сейчас мы придерживаемся этого пакетного принципа – на доходы от прибыльных картин снимать новые проекты.

– Основным условием появления окупаемых картин является их количество?

– Отчасти. Что нам дает количество? У наших творцов нет возможности для развития, они 10 или 15 лет снимали один фильм. Потом наступал застой. Увеличение количества фильмов нужно для развития режиссеров. Но также оно способствует и расширению зрительского выбора. Зритель выбирает тот фильм, который его заинтересовал. Увеличение количества фильмов – опробованный еще в советское время способ. Хотя для того, чтобы фильмы окупались, нужны другие схемы. Это зависит от менеджмента, от управления проектами. Например, когда на «Кочевника» приглашают жесткого артхаузника Ивана Пассера, это все равно что пригласить на «Кошмары на улице Вязов» Феллини или Тарковского. Несовместимые вещи. Поэтому для того, чтобы появились окупаемые фильмы, мы обратились к Тимуру Бекмамбетову, за плечами которого несколько успешных проектов, принесших весомые дивиденды. Когда мы с ним подписывали контракт, то оговаривали, что проект будет коммерческим, то есть мы вернем расходы, которые на него потратили. Когда появился сценарий «Соблазнить неудачника», мне показалось, что это интересный материал, из которого получится хорошая комедия (он теперь называется «Ирония любви»). Некоторые наши компании полагают, если они пригласили российского актера в проект, то выйдут на российский рынок. Это глупость. Есть параметры совместных проектов, их нужно выполнять. Что с нашим проектом и происходит. В «Иронии любви» два режиссера, российский и казахский, в главных ролях российский актер Алексей Чадов и наша Асель Сагатова. Тема интернациональная, молодежная. В качестве продюсера мы решили пригласить Рената Давлетьярова, чей фильм «Любовь-морковь» при бюджете в три миллиона собрал 19 миллионов долларов. Это жанр комедии, коммерческий проект. Первый шаг – выбор режиссера, второй – продюсера. Затем надо определить формат, на какого зрителя рассчитывать, на какой рынок выходить. Мы решили, что в одном Казахстане денег не заработаешь. Нужен продукт для всего казахстанско-российского рынка и наличие мощного партнера по продвижению. Через российских компаньонов ведем переговоры о продвижении фильма на российском телевидении.

Арт-хауз и блокбастер в одном флаконе

– Сначала студия делает коммерческие фильмы, зарабатывает, а потом с их помощью растит арт-хаузные таланты? Но кто тогда снимет эти успешные коммерческие проекты?

– Мы будем снимать одновременно и коммерческие, и фестивальные авторские картины. В этом году закончили несколько короткометражек. Это работы дипломников Жургеновской академии. Многие из них – фильмы арт-хаузного порядка. Как госкомпания мы должны поддерживать своих творцов. Мы говорим, что казахский кинематограф по преимуществу арт-хаузное кино. А где тому подтверждение? Ведь мы ни разу ни с одним фильмом не попали в программу кинофестивалей класса «А». Но, с другой стороны, ни один из наших фильмов не стал зрительским и не собрал кассу. В наших планах попасть в программу фестивалей класса «А». Я встречался с представителями Венецианского кинофестиваля, они приедут к нам, чтобы отобрать фильмы для своей конкурсной программы. У меня есть мечта о том, чтобы наш фильм попал в основную конкурсную программу кинофестивалей в Берлине или Каннах.

– Арт-хаузный фильм – малобюджетный фильм, который демонстрирует талант режиссера, его интеллектуализм, умение снимать не зрелищное, а умное кино. Ведь еще никому не известному режиссеру никто не доверит снятие дорогостоящего блокбастера.

– Когда-то с протянутой рукой ходил Тимур Бекмамбетов. Молодежь нужно поддерживать. На студии сейчас работают шестеро вгиковцев, семеро выпускников Жургеновской академии. К выходу готовится 12 короткометражек разных жанров. Мы идем к формированию группы молодых режиссеров вокруг клуба «Территория кино», который и открывался для этих целей. Эти ребята снимают свои первые работы, есть мысль сделать из них альманах и отправить на Роттердамский кинофестиваль.

– Созданы ли условия, стимулирующие прокатчиков показывать отечественное кино? Что, по-вашему, необходимо предпринять?

– Киноиндустрия – жесткий сегмент рынка. Тут должны работать рыночные механизмы. Другое дело, что со стороны государства должна быть поддержка. Надо хорошо прорекламировать кино, чтобы зритель захотел его увидеть. Недавно мы выкупили рекламный пакет у «Арна-Медиа» (на «Хабаре», «Казахстане» и «Казрадио»), а также на «Алма-ТВ». Следующий этап – кинотеатры, по контракту они должны показывать наши рекламные ролики. Они используют всю свою площадь для рекламы. Но у них нет стимула брать в первую очередь казахские фильмы. Они понимают, что нашими фильмами не соберешь таких денег, как американскими блокбастерами. Если бы государство нашло средство поддержать прокатчиков и профинансировало наружную рекламу и ролики с отечественной продукцией, это было бы очень хорошо. Существует такой проект, как «Киноабонемент», когда 100 тысяч школьников и студентов получили бы возможность смотреть наши фильмы. Если эти 100 тысяч сходят 10 раз в кино – это уже миллион посещений. И кинотеатры будут мотивированы, ведь за ними придет гарантированный государством объем денег.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом