Попытка номер два

Если программа форсированного индустриально-инновационного развития потерпит неудачу, Казахстан будет отброшен с позиций регионального лидера

Попытка номер два

Наша страна переживает очередную попытку индустриализации в своей истории. Первую провели на рубеже 1920–1930-х годов большевики. Как и тогда, в нынешней индустриализации большую роль будет играть государство. Отличия же в том, что нынешний рывок должен носить иной, нежели 80 лет назад, характер – инновационный. И с этим могут возникнуть проблемы. Если технологии первой половины ХХ века позволяли использовать в качестве рабочей силы неграмотных пауперов и люмпен-пролетариев, то сегодня необходимы высококвалифицированные кадры. А их остро не хватает. Причем проблема с подготовленными специалистами может сказаться уже на этапе подготовки программы форсированного индустриально-инновационного развития (ФИИР).

Но делать нам нечего – без ускоренной индустриализации, основанной на инновационном подходе, Казахстан рискует не только не попасть в число «50 конкурентоспособных стран мира», но и потерять позиции регионального лидера.

Инновационное пике

Необходимость трансформации существующей модели экономики очевидна. Уязвимость страны от постоянно меняющихся цен на сырье и энергоносители не позволяет обеспечить стабильное ее развитие. Падает наша конкурентоспособность на мировом рынке. По производительности труда мы заметно отстаем от развитых стран. Причем, судя по имеющимся тенденциям в экономике, отставание будет усиливаться: по данным Агентства РК по статистике, количество инновационно-активных предприятий в Казахстане за 2007–2008 годы снизилось на 1/6 и составило 4% от общего количества участников рынка. По данным Государственной программы развития науки РК на 2007 – 2012 годы, сегодня уровень затрат на науку составляет лишь 0,26% от ВВП. Причем на опытно-конструкторские разработки в Казахстане выделяется только 8% всех научных денег. Тогда как, к примеру, Южная Корея к 2012 году, планируя войти в пятерку стран с самой развитой наукой и техникой, увеличивает объем затрат только на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки до 3,5% ВВП.

Зато растет значение сырьевого сектора – за счет вымирания высокопередельных отраслей. По словам исполнительного директора Союза машиностроителей Казахстана Есиркепа Абдрахманова, за последние десятилетия численность работников машиностроительной отрасли сократилась с 350 тыс. до 17 тыс. человек, а доля продукции машиностроения в объеме всего промышленного производства – с 15% до 3,5%. Потребности страны в машинах и оборудовании восполняются импортом, стоимость которого только в нефтегазовой отрасли в 2008 году составила 3–3,5 млрд долларов. Стоимость всего отечественного нефтегазового -оборудования не превышает 1% импорта.

Летим по карте

Надо сказать, что казахстанские власти давно озаботились устранением структурных недостатков отечественной экономической системы.

Тут можно вспомнить и стратегию «Казахстан-2030», и ее составные части, в том числе Стратегию индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2003–2015 годы, два этапа которой, судя по срокам (2003–2005 и 2006–2010 годы), уже должны дать свои плоды. Согласно стратегии еще четыре года назад следовало внести изменения в законодательство, отраслевые программы развития, определить объемы финансирования науки, образования, подготовки специалистов, создать институты развития, через которые государство будет осуществлять свое участие в реализации программы. В текущий момент должно осуществляться строительство производств и их запуск. Иными словами, до 2011 года основной этап индустриализации следовало завершить, ведь на третьем этапе (до 2015 года) планировалось развивать конкурентоспособность продукции.

Но очевидно, что говорить о завершении индустриализации не приходится. Стратегия развития РК на 2003–2015 годы предполагает достижение доли затрат на науку к 2015 году на уровне развитых стран (2,5% от ВВП). Но, как отмечается в обзоре МВФ, по итогам 2009 года ВВП Казахстана ожидает падение на 2%.

«Я проанализировал все наши предыдущие программы с позиций динамики развития, – рассказывает президент Центра бизнес-информации, социологических и маркетинговых исследований Леонид Гуревич. – Везде прогнозировалась динамика по восходящей. Как будто наши аналитики не знали о цикличности экономического развития». Строго научный подход, по г-ну Гуревичу, начинается с признания закономерности, свойственной Казахстану и другим постсоветским странам: «У нас не получается ничего с реструктуризацией экономики».

Неудивительно, что в мае этого года на XII съезде правящей партии «Нур Отан» президент Казахстана Нурсултан Назарбаев объявил, что с 2010 года республика начнет «пятилетку форсированного индустриально-инновационного развития», и поручил правительству до конца года разработать «пятилетний план стимулирования индустриализации страны, карту индустриализации на 2010–2020 годы, схему рационального размещения производственных мощностей до 2020 года». Задачи по индустриализации были оформлены в программу ФИИР. Тогда же уже бывший глава Мининдустрии Асет Есекешев заявил, что основной целью программы ФИИР является увеличение ВВП до 2015 года на семь триллионов тенге, или примерно на 50% от ВВП 2008 года.

Для разработки необходимых документов были созданы Комиссия по модернизации экономики, Координационный совет по ФИИР и ряд отраслевых рабочих групп. Координационный совет и рабочие группы вырабатывали предложения по конкретным отраслям и выносили их на рассмотрение комиссии. Главным продуктом их общей деятельности должна стать «сложносоставная карта индустриализации», включающая региональную и республиканскую карты. Сводный вариант должен быть представлен к середине ноября. В карте должны быть представлены мастер-планы (к настоящему моменту предложено уже 23). В них укажут сроки реализации, количество и местонахождение проектов по ранее выявленным семи ключевым отраслям (стройиндустрия, нефтегазовая переработка, хим- и фармпром, металлургия, энергетика, транспорт и коммуникации, агропромышленный комплекс) и трем дополнительным, которые президент добавил от себя, – космическая отрасль, туризм, машиностроение. Планируется, что в ФИИР вовлекут ряд уже запущенных проектов (например, из программы «30 корпоративных лидеров»), а также примут новые проекты (подробнее см. интервью с главой МИТ Асетом Исекешевым).

Бывший председатель совета директоров АО «Банк развития Казахстана» Аскар Сембин считает изюминкой данной программы «консолидацию всех <ранее принятых> программ в единую, общегосударственную». Правда, далеко не все эксперты уверены, что сведение всех программ в одну сделает планы правительства более реалистичными.

Умеючи – долго

Опрошенные нами представители бизнес-сообщества и эксперты соглашаются, что состояние промышленного производства и науки удручающее. Без инноваций производительность труда останется низкой. Но вот поможет ли решить существующие проблемы программа ФИИР – большой вопрос. Даже сами сроки разработки программы – с мая по ноябрь – вызывают вопросы. «За этот период невозможно просчитать все по промышленности, – признается г-н Сембин. 

С ним согласен Леонид Гуревич, по мнению которого, разработка программы требует больших сроков и учета максимума факторов.

О том, что программа просчитана наспех, говорит пример, который привела исполнительный директор Форума предпринимателей Казахстана Мунавара Палташева: «Стоимость одного рабочего места в США составила порядка 200 тысяч долларов. У 37 проектов, которые реализуются в рамках программы “30 корпоративных лидеров”, стоимость рабочего места – три миллиона долларов. По некоторым проектам ФИИР – порядка одного миллиона долларов».

«В советское время для разработки новой программы собиралось несколько советов, обменивались мнениями по улучшениям. Все это отправлялось государственному инспектору. Тот отправлял все наработки в корзину и методом “рекле” (режем-клеим) создавал новую. Так мы заглядывали в предыдущие программы, перекомпановывали их и запускали, – вспоминает г-н Гуревич. – У меня складывается ощущение, что все программы сегодня так и делаются, разве что интернет-ресурсы привлекаются активнее».

Президент Института развития Казахстана Магбат Спанов увязывает былые неудачи и возможные трудности будущего с отсутствием преемственности планов по развитию и слишком широким фронтом работ. «Наша беда в том, что каждое правительство разрабатывает свои программы. Дошли до того, что разработали 52 нереалистичные программы, – считает г-н Спанов. – Стоит сосредоточиться не на пяти программах, как нынешнее МИТ, а на трех. Чтобы не было перекоса, нужен сильный премьер, который станет играющим тренером, а не будет все слепо исполнять».

Кадры решают все

Даже если Казахстан минует препоны организационного, бюрократического и коррупционного характера, тех, кто займется реализацией программы ФИИР, ждет еще один неприятный сюрприз – нехватка квалифицированных кадров. Тех, кому предстоит разрабатывать и внедрять инновации.

Дело в том, что в Казахстане процент защиты кандидатских диссертаций по негуманитарным и неэкономическим специальностям вот уже несколько лет находится на отметке ниже 30%, по докторским этот показатель близок к нулю. Коллапс наблюдается не только количественно. О низком качестве научных разработок рассказал нашему журналу (см. «Наука во мгле», «Эксперт Казахстан» № 39 от 12 октября 2009 года) казахстанский изобретатель Ильдар Ибрагимов.

Деградация в науке перекинулась и на образование. «Нам нужны технические кадры, вузы, профессионально-техническое образование. Мы попытались внедрить билингвизм, но нет достаточного количества технической литературы на казахском языке. У нас нет даже технических словарей. Старые кадры вымерли или переквалифицировались, – соглашается Мунавара Палташева. – Надо воссоздавать техническое образование. Иначе погубим все окончательно».

Реализация программы ФИИР должна простимулировать повышение уровня технического образования. «Работа промышленности требует подготовки, поэтому будут задействованы кластеры образования и науки. Это как матрешка – образование, технологии, экспорт», – уверен Магбат Спанов.

Деваться нам некуда – Казахстан в настоящий момент просто не может не проводить индустриализацию, и именно форсированно. По данным Агентства РК по статистике, последние несколько лет износ средств производства в целом по стране колеблется на уровне 40%, а в отдельных отраслях (энергетике, железнодорожном транспорте, сельском хозяйстве) он достигает 70%. Магбат Спанов резюмирует: «Произойдет определенная миграция трудовых сил. Также усилится борьба с региональными партнерами. Если мы в ближайшие пять лет не сможем реализовать эту программу, то потеряем экономическое лидерство в Центрально-Азиатском регионе».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики