Встречи стран и президентов

Содружество независимых государств уже не нуждается ни в поддержке со стороны его членов, ни в демонстрации своей эффективности

Встречи стран и президентов

Глобальный кризис заставил всех действовать локально. Корпорации и банки обратили внимание на прежде непривлекательные внутренние рынки, источники ликвидности, товаров и услуг. А обитатели постсоветского пространства увидели в торгово-экономических связях со своими соседями не раздражающее наследство советской эпохи, а возможность смягчить последствия рецессии. И Содружество независимых государств (СНГ) как инструмент организации и развития этих связей обрело в их глазах утраченную привлекательность. На заседании Совета глав государств СНГ в Кишиневе 9 октября было продолжено обсуждение совместных действий по преодолению кризиса. Как сказал председатель Исполнительного комитета СНГ Сергей Лебедев, сутью прошедших в Кишиневе встреч «стали меры по повышению эффективности взаимодействия государств СНГ».

Неполная представительность

Саммит в Кишиневе прошел без конфликтов и эксцессов, но дал повод для мрачных прогнозов в отношении будущего Содружества. Как и любой другой саммит международной организации, он предназначен не в последнюю очередь для демонстрации единства взглядов и подходов его участников, наличия некой общности, пусть даже и вымышленной.

Отсутствие в Кишиневе президентов четырех центральноазиатских стран – Казахстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана – многие наблюдатели расценили как своего рода коллективный демарш, вызванный недостатком внимания со стороны Москвы. В действительности центральноазиатское единство – это миф. У каждого президента были свои причины для неявки на саммит, но причины, стоит заметить, не слишком веские. Другое дело, что стимулов для участия в саммите у них вообще не было. Поскольку СНГ как элемент международной системы государств не без оснований считается зоной российского влияния, интересным представляется не то, что кто-то не захотел участвовать в саммите, а то, что Москва не посчитала нужным убедить своих друзей из Центральной Азии приехать в Кишинев. Сергей Лебедев прокомментировал ситуацию очень спокойно, в том духе, что, мол, пустяки, дело житейское, случалось такое и прежде. Это следует понимать, с одной стороны, как нежелание Кремля тратить небогатые ресурсы влияния на заведомо безнадежную попытку убедить весь мир в том, что СНГ – жизнеспособная структура, с другой – как уверенность в том, что отсутствие на саммите пусть даже половины президентов не способно серьезно навредить Содружеству.

Кроме того, все центральноазиатские страны на саммите были представлены, просто уровень представительства был разный. Казахстан и Таджикистан представляли премьер-министры, Узбекистан – спикер сената, Туркменистан – вице-премьер. На последней Генассамблее ООН многие страны были представлены не президентами, а премьер-министрами или министрами иностранных дел, но из этого факта никто не сделал вывода об агонии ООН или о том, что она разваливается на глазах.

Кому это надо

Отношение к СНГ на постсоветском пространстве особое. Оно уже не служит инструментом цивилизованного развода, как его когда-то любили называть. А инструментом интеграции оно никогда и не было. Но оно для наших стран больше, чем какой-то инструмент. Это символ. Для кого-то – стабильности в отношениях между странами. Для других – российского доминирования. СНГ постоянно критикуют за неэффективность. Нурсултан Назарбаев, известный как автор интеграционных мегапроектов в области экономики и безопасности, в случае с СНГ был вынужден отказаться от политического монументализма. Его программа реформ, предложенная на саммите в 2007 году, предлагала отказ от всех амбициозных, но заведомо невыполнимых проектов, а также от структур, созданных для их реализации (см. «В поисках клея для разбитого союза», «Эксперт Казахстан»  № 45 за 2006 год). Казахстанский президент призвал сосредоточиться на том, что, с одной стороны, не затрагивает напрямую экономические интересы стран-членов, с другой – крайне важно для них, например, взаимные поездки граждан и незаконная миграция.

Саммит СНГ выполняет очень специфические функции. Он помогает встретиться тем лидерам, которые по каким-то причинам не могут позволить себе официальные контакты в двустороннем формате. В этот раз в Кишиневе встретились президенты Армении и Азербайджана. Главный итог встречи – не решение карабахского вопроса, разумеется, а всего лишь договоренность о следующей встрече, а также создание благоприятного фона для последовавшей через пару дней поездки Сержа Саркисяна в Турцию.

Саммиты удобны и для переговоров по вроде бы частным, но весьма важным экономическим вопросам. Пару лет назад Молдавия на саммите в Минске обсуждала с Россией тему снятия запрета на поставки молдавского вина. В Кишиневе президент Киргизии Курманбек Бакиев решал вопрос о российском кредите, обещанном ему в обмен на вывод американской военной базы. Но база осталась, изменив лишь свой статус. А Россия обещанные два миллиарда долларов намерена предоставить в виде технического содействия при строительстве Камбаратинских ГЭС.

СНГ уже давно и прочно вписалось в мировую систему международных организаций и даже получило статус наблюдателя при Генассамблее ООН. Его бюрократический аппарат достаточно силен для того, чтобы в автономном, не зависящем от стран-участниц режиме поддерживать жизнедеятельность многочисленных уставных органов – от Совета глав государств, чьи заседания известны под именем саммитов, до Экономического суда, чья деятельность неизвестна почти никому. Межпарламентская ассамблея СНГ с созданным ею Международным институтом мониторинга развития демократии и соблюдения прав граждан вообще может работать исключительно на развитие внешних связей и повышение международного имиджа Содружества.

Казахстан как надежда

Отсутствие на саммите Нурсултана Назарбаева – самого последовательного сторонника интеграции на постсоветском пространстве – вызвало больше всего комментариев у наблюдателей. Оно трактовалось как самый верный признак не просто неминуемой, но и скорой ликвидации Содружества. Однако казахстанский президент является автором и защитником отнюдь не СНГ, а иной концепции – Евразийского союза государств, оформившегося в виде Евразийского экономического сотрудничества (ЕврАзЭС). Его неучастие в кишиневской встрече – не демарш, а просто отсутствие необходимости. Все, что Нурсултан Назарбаев думает о кризисе и о путях выхода из него, он изложил в своих статьях «Ключи от кризиса» и «Пятый путь». Стоило ли приезжать в Кишинев только для того, чтобы пересказать их? А встречи с партнером по реальной, а не гипотетической интеграции – Россией – происходят непрерывно в рабочем режиме и практически каждый месяц  на высшем уровне.

Отношение казахстанского руководства к СНГ всегда было достаточно критичным, но в этом году Казахстан был бы последним, кто заявил о ненужности Содружества. Ведь наша страна была избрана председателем Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в 2010 году в качестве единого кандидата от СНГ. При этом официально представлять Казахстан в ОБСЕ будет министр иностранных дел Канат Саудабаев, поскольку высшим органом ОБСЕ является Совет министров иностранных дел. Поэтому г-н Саудабаев в Кишинев приехал и на заседании Совета министров иностранных дел, состоявшемся накануне саммита, сообщил о мероприятиях, которые планирует провести Астана в рамках своего председательства.

Кроме того, Канат Саудабаев встретился в Кишиневе со своим кишиневским коллегой Юрием Лянкэ. На переговорах была затронута тема приднестровского конфликта, который в формате Содружества не обсуждался вообще. Юрий Лянкэ выразил уверенность в том, что Казахстан хорошо понимает Молдавию «в силу исторических объективных предпосылок», а также надежду на то, что в качестве председателя ОБСЕ казахстанский министр выступит с инициативами, которые помогут сдвинуть вопрос с мертвой точки.

До новых встреч

Итоги работы саммита стали своего рода миниатюрной копией работы Содружества за все прошлые годы. Рассмотрено и принято множество документов, но часть из них связана с 65-летием Победы в Великой Отечественной войне, которая будет отмечаться в следующем году.

В центре обсуждения был План реализации совместных мер по преодолению негативных последствий глобального финансового кризиса. Он был разработан и одобрен 15 сентября в Москве на заседании постоянно действующего совещания министров финансов СНГ и презентован в Кишиневе министром финансов России Алексеем Кудриным. На саммите было принято решение о совместных мерах по преодолению последствий мирового финансово-экономического кризиса. С учетом замечаний, сделанных в Кишиневе, план реализации совместных мер будет исправлен и дополнен, после чего представлен на утверждение главам правительств СНГ, которые соберутся 20 ноября в Ялте. Рекомендации, данные правительствам стран Содружества, призывают к отказу от протекционистских мер и либерализации взаимной торговли. Они вряд ли будут выполнены, но это уже отдельный вопрос.

То, что СНГ мертво, было сказано не раз. Встреча в Кишиневе также дала основания для таких комментариев. Но в декабре 2010 года лидеры стран СНГ, хотя, возможно, и не всех, вновь соберутся вместе, на этот раз в Москве. Можно не сомневаться в том, что на московской встрече будут звучать упреки СНГ в неэффективности и неспособности выполнить принятый план совместных мер. Но будет принято и самое главное решение для любой международной организации – решение о следующей встрече.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?