Газовая туманность

Несмотря на большие ресурсы природного газа, потенциал Казахстана по его экспорту невелик. Поэтому участие страны в экспортных газовых проектах должно строиться исходя из приоритета внутренних потребителей

Газовая туманность

Слава богатой нефтью страны за Казахстаном закрепилась давно. Однако газ до сих пор остается на заднем плане. Несмотря на его солидные ресурсы, ни к мировым (на фоне соседней России, обеспечивающей около 30% мировой добычи этого вида сырья), ни даже к региональным лидерам (здесь вне конкуренции входящий в пятерку «газовых» стран Туркменистан) по запасам газа республику отнести нельзя. Хотя кое-что есть. На нашу долю приходится 1,5% разведанных мировых запасов. В физических величинах это 3,7 трлн кубометров. Прогнозные запасы оцениваются намного выше – до 8,3 трлн кубометров. Но прогнозы есть прогнозы, они имеют свойство не всегда сбываться. Кроме того, особенностью сырьевой газовой базы страны является преобладание запасов, представленных попутным и растворенным газом нефтяных и нефтегазоконденсатных месторождений.

Свободный газ содержат не более двух десятков из всех принятых на баланс месторождений с суммарными запасами, не превышающими 2% от общих по стране. Поэтому добыча газа остается преимущественно сопутствующей деятельностью неф-тедобывающих компаний. Его переработка в товарный газ обходится значительно дороже, чем в случае со свободным газом. Из-за отсутствия газоперерабатывающих мощностей и высокого содержания в сырье меркаптанов добывающие компании, как правило, практикуют закачку попутного газа обратно в пласты и, несмотря на официальный запрет, сжигание его в факелах. Так, согласно отчетным данным за 2008 год, объем сжигаемого газа на факелах составил 1,8 млрд кубометров, но эта оценка представляется сильно заниженной. При всем богатстве запасов Казахстан не относится к числу крупных газодобытчиков.

Поблекшая радуга прогнозов

Согласно «Программе развития газовой отрасли РК на 2004–2010 годы» в 2008 году добыча газа должна была составить 40,24 млрд кубометров сырого газа. Однако фактические объемы оказались далеки от прогнозируемых. Более того, судя по объемам добычи текущего года (в первом полугодии было добыто 17,7 млрд кубометров газа, за восемь месяцев – 23,2 млрд), отставание увеличивается. Понятно, что с такими объемами запланированные к 2010 году показатели достигнуты быть не могут и намеченное на 2015 год вхождение Казахстана в пятерку крупнейших мировых стран – производителей природного газа отодвигается на неопределенный срок.

Причин этому несколько. Во-первых, замедление темпов роста добычи газа в значительной степени связано со снижением темпов нефтедобычи. Во-вторых, стратегические запасы природного газа находятся на больших глубинах подсолевого комплекса отложений Прикаспийской впадины со сложными коллекторскими свойствами и повышенным содержанием сероводородных соединений.

В-третьих, газ, добываемый отечественным нефтегазовым комплексом, как правило, является попутным и требует переработки на газоперерабатывающих заводах (ГПЗ). Однако мощностей трех действующих в рес-публике ГПЗ – 12,3 млрд кубометров газа в год – недостаточно. Тем не менее в связи с недостаточным объемом сырья АО «CNPC-Актобемунайгаз» отложило ввод в строй третьей очереди третьего газоперерабатывающего комплекса – Жанажолского ГПЗ. Ситуация осложняется тем, что товарный газ очень сложно доставить потребителям, поскольку основу газотранспортной отрасли страны составляют транзитные магистральные газопроводы (Средняя Азия – Центр, Бухара – Урал), проходящие по территории лишь восьми областей Казахстана. В результате газо-снабжение северных областей Казахстана осуществляется газом, поставляемым из России, южного региона – из Узбекистана.

По словам президента АО «НК “КазМунайГаз”» Каиргельды Кабылдина, увеличение добычи в два раза произойдет, если «будет санкционирован проект третьей очереди Карачаганака… Другие месторождения до 2013 года увеличения добычи не предполагают». Но с проектом третьей очереди освоения Карачаганака, предусматривающим рост добычи сырого газа до 38 млрд кубометров, полная неопределенность. В связи с мировым кризисом акционеры консорциума Karachaganak Petroleum Operating (BG Group, Eni, Chevron, ЛУКОЙЛ) обратились к правительству с просьбой отложить реализацию проекта.

Вместе с тем, как заявил на нефтегазовой конференции KIOGE-2009 вице-министр энергетики и минеральных ресурсов Ляззат Киинов, «добыча в этом году составит 33,5 миллиарда кубов, в 2010-м – 42,3 миллиарда, а в 2015-м – 57,5 миллиарда кубов». При этом он отметил, что, несмотря «на большие объемы добычи (газа), экспорт небольшой – 40% (добытого газа) закачивается в нефтяные пласты».

В настоящее время газ из Казахстана экспортируется в основном в Россию в объеме не превышающем 6 млрд кубометров. Таковы нынешние реалии после радужных обещаний прежних лет, когда заявлялось о грандиозных планах доведения добычи нефти до 150–180 млн тонн, а газа до 60–80 млрд кубометров в год.

Многовекторные пути

Абстрагируясь от экономических и технологических проблем, связанных с добычей «голубого топлива», власти РК не отказываются от намерений превратить страну в экспортера газа. Ведь внешняя конъюнктура вроде бы благоприятна. Появление новых транспортных маршрутов, лоббируемых Россией, Европейским союзом и США, усилили конкуренцию за центральноазиатский газ. Но хватит ли Казахстану ресурсов для удовлетворения потребностей внутреннего и внешнего рынков?

Газовая неопределенность не позволяет конкретизировать ряд важных для страны газовых проектов, связанных с наращиванием объемов экспорта газа. Смутные перспективы имеет соглашение по переработке карачаганакского газа на создаваемом российско-казахстанском предприятии на базе Оренбургского ГПЗ. Хотя активные переговоры идут уже два года, документы по созданию предприятия до сих пор не подписаны.

Второй проект – Транскаспийский газопровод. Евросоюз пытается заручиться поддержкой Казахстана в проекте газопровода Nabucco. Эта транскаспийская труба длиной 3,3 тыс. км должна пройти по дну Каспийского моря и далее влиться в Nabucco по маршруту Центральная Азия – Турция – Болгария – Румыния – Австрия.

Несмотря на то что ресурсное обеспечение пока отсутствует и есть сомнения по экономике проекта, он не отвергается. Более того, 2 октября в Баку между НК «КазМунайГаз» и ГНКАР было подписано Соглашение о совместной деятельности по разработке ТЭО Транскаспийского проекта. И это притом что Казахстан и Туркменистан уже приняли предложенный Россией альтернативный вариант – Прикаспийский газопровод, в котором речь идет об увеличении производительности существующей газотранспортной системы и создании новых мощностей для транспортировки туркменского и частично казахстанского газа дополнительно в суммарном объеме до 20 млрд кубометров ежегодно.

«Китайское» содержание

В целях транспортировки природного газа в Китай и обеспечения им потребностей южных регионов республики в июле 2008 года начато строительство магистрального газопровода Казахстан – Китай пропускной способностью 40 млрд кубометров газа в год. Для Астаны этот газопровод не только позволит казахстанскому газу выйти на внешние рынки в обход России, но и уйти от зависимых поставок газа из Узбекистана.

Реализация проекта будет осуществляться в две очереди: строительство Транс-азиатского газопровода для обеспечения транзита туркменского газа в объеме 30 млрд кубометров в год и магистрального газопровода Бейнеу – Бозой – Шымкент для транспортировки природного газа в объеме 10 млрд кубометров в год с нефтегазовых месторождений Западного Казахстана в южные регионы республики. Что касается первого проекта, то ожидается, что в октябре-ноябре этого года начнется заполнение трубопровода туркменским газом и в декабре первый газ будет поставлен на территорию Китая. На проектную мощность газопровод выйдет после ввода второй очереди в 2012 году.

Поскольку быстрый рост объемов газодобычи в Казахстане в течение ближайших пяти лет не предвидится, а свободных объемов газа в ближайшей перспективе нет, то 10 млрд кубометров могут стать проблемой. Не стоит забывать, что значительная часть газа из Туркменистана в Китай будет поставляться из месторождений правобережья Амударьи, разрабатываемых китайскими компаниями на условиях соглашения о разделе продукции, и потому будет сбивать цену казахстанского газа.

Сложнее ситуация с проектом газопровода Бейнеу – Бозой – Шымкент. Если ранее планировалось финансировать проект из бюджетных ресурсов, то впоследствии было решено воспользоваться займом, выделенным Казахстану Китаем. Однако реализация проекта застопорилась из-за позиций китайской стороны, предъявившей не отвечающие казахстанским интересам условия (приоритетное право поставок газа на экспорт в Китай, предоставление на эти объемы гарантий правительства РК).

Специалисты отмечают, что при удовлетворении этих условий создается угроза срыва поставок газа в южный регион, особенно в зимний период, и тогда придется приобретать его из того же Узбекистана или месторождений Атырауской и Мангистауской областей от независимых недропользователей по экспортным ценам.

Безусловно, реализация экспортных проектов позволит значительно повысить роль Казахстана в международном транзите и экспорте газа. Другое дело, смогут ли казахстанские производители дать достаточные объемы газа для каждого из новых трубопроводов. Ведь мощности проектируемых магистралей рассчитаны на виртуальные запасы, которые еще надо добыть. При этом сегодня нет точного ответа на вопрос о реальном экспортном потенциале республики на среднесрочную перспективу. Для этого необходимо знать потенциальное потребление газа как внутри самого Казахстана, так и потенциальный объем добычи и экспорта в соседних странах. Поэтому надо помнить, что из-за ограниченности ресурсной базы любой газовый проект должен строиться исходя прежде всего из приоритета внутренних потребителей, а не внешнеполитических и личных интересов.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?