Новая конфигурация власти

В стране начался передел сфер ответственности, компетенции и полномочий между государственными институтами

Новая конфигурация власти

Те, кто в силу профессиональных обязанностей внимательно следит за политическим процессом в Казахстане, привыкли к тому, что реальная политика делается в кулуарах, причем зачастую людьми, к публичной политике отношения не имеющими. А выступления партийных вождей, лидеров оппозиции или официальных представителей правительства служат всего лишь ширмой, за которой и скрывается все действительно важное и интересное. Порой политическая жизнь выносилась на публику в форме межпартийной борьбы или парламентских дискуссий.

Как неоднократно отмечал наш журнал, мажилис, который после последних выборов состоит исключительно из членов партии «Нур Отан», сегодня не является ни помехой на пути законопроектов, готовящихся в правительстве, ни источником собственных законопроектов (см., например, «Все партии делают это», «Эксперт Казахстан» №4 от 28 января 2008 года). Его роль сводится к правовой поддержке проводимого правительством курса. А контрольные функции переданы правящей партии, которая, будучи сегодня практически неотделима от парламента, имеет одно существенное отличие – ее функции в Конституции не прописаны, и теоретически она участвует в управлении страной опосредованно, через парламент.

Выступая 1 сентября на открытии очередной сессии парламента, президент вновь указал на роли, которые отведены различным государственным институтам. Правительству – выполнять разработанную им же антикризисную программу и готовить законы, юридически закрепляющие сложившуюся практику. Парламенту – принимать эти законы. Партии – стоять во главе всех этих процессов, при этом контролируя их исполнение.

На прошлой неделе происходило подведение итогов работы правительства за три квартала этого года. Заодно ставились задачи и намечались цели на ближайшее будущее. Это можно было бы считать рутинным событием в работе государственной машины, если бы не одна деталь – подведение итогов и постановка задач происходили трижды. Сначала на уровне партии «Нур Отан». Затем – в правительстве. Потом – в парламенте. Итоги работы были представлены одни и те же, перспективные планы также не отличались. Совпадал даже состав ключевых участников всех трех мероприятий. Следовательно, встречи эти выполняли некую символическую функцию. Их последовательность и тональность сделанных на них заявлений позволяют предположить, что они представляли собой осеннюю пробу сил трех центров политической жизни страны – правительства, партии и парламента. Для чистоты эксперимента президент в этот турнир не вмешивался, предпочитая наблюдать за состязаниями своих паладинов со стороны.

Воспоминания о будущем

Президент в последнее время подчеркнуто отдаляется от рутины и суеты. Он не поехал на саммит СНГ в Кишиневе, не стал заслушивать отчет правительства. Передоверив борьбу с кризисом своему правительству, а контроль над ходом борьбы и расходованием средств на нее – своей партии, Нурсултан Назарбаев обратился к вопросам стратегического и даже концептуального характера. На встрече со студентами Казахского национального университета имени Аль-Фараби он рассмотрел причины и истоки мирового кризиса, проанализировал посткризисные тренды развития мира, а завершил свое выступление выводом о необходимости «интеллектуальной революции, которая позволит пробудить и реализовать потенциал нашей нации».

Нурсултан Назарбаев сказал: «Как видите, государство принимает все необходимые меры для развития науки. Но все это будет напрасным, если не будет квалифицированных кадров. Поэтому я обращаюсь к молодежи – стране нужны талантливые ученые, работающие в самых передовых научных областях. Идите в науку, дерзайте, реализуйте свой исследовательский талант!»

Президент посоветовал молодым ученым заняться исследованиями на тех направлениях, которые, по его словам, окажут большое влияние на научно-технологическую картину мира.

Трудно сказать, сколько студентов, зажженных призывом президента, отдадут свою молодость науке. К сожалению, даже если наша молодежь и пойдет в науку, вряд ли она многого добьется. Научные школы, созданные еще в советское время, продолжают разрушаться и исчезают. Новые созданы не были. Сколько бы денег ни было вложено сегодня в науку, они не дадут желаемого результата, хотя и будут успешно освоены – в сфере освоения бюджетных средств у нас появилось много по-настоящему талантливых профессионалов.

Братство хранителей спокойствия

В понедельник, 19 октября, в штаб-квартире партии «Нур Отан» произошло событие, которое на сайте правительства было названо встречей премьер-министра с парламентской фракцией партии «Нур Отан», а на партийном сайте – расширенным собранием фракции, на котором был заслушан отчет правительства о ходе реализации антикризисной программы.

В прежние годы правительство отчитывалось о своей работе перед президентом, оценки которого были традиционно критическими, хотя в целом благожелательными. Парламентарии также не упускали возможности продемонстрировать своим избирателям, что сами они радеют за народ, а во всех имеющихся проблемах виноваты чиновники. Теперь правительство подотчетно даже не парламенту, а парламентской фракции партии-победителя, то есть своим однопартийцам по «Нур Отану». И это дает возможность премьер-министру, отбросив ложную скромность, заявить, что правительство проделало титаническую работу, возводя антикризисную защиту. Что оно действовало энергично и сохранило макроэкономическую стабильность, а также обеспечило устойчивость финансовой системы. Ведь свое выступление Карим Масимов начал с предуведомления: «То, о чем я буду говорить дальше, – это наш общий результат». Поэтому и титанические усилия были совместными, и устойчивость финансовой системы обеспечивали сообща. К тому же под руководством президента.

«Мы сохранили социальное спокойствие», – удовлетворенно констатировал премьер. Действительно, на фоне охватившего страну беспокойства вкладчиков о судьбе депозитов, переживаний из-за девальвации тенге, стресса дольщиков и фрустрации потерявших работу граждан партийно-правительственное руководство страны сохраняло завидное спокойствие. Ему есть чем гордиться.

Но чтобы его коллеги прониклись сознанием величия свершений, премьер позволил себе намекнуть на то, что могло бы случиться, будь работа правительства чуть менее эффективной. «Удержав банковскую систему от краха, мы тем самым устранили потенциальные катастрофические риски для социально-экономического развития», – сообщил парламентским фракционерам Карим Масимов. А потом добавил: «Меры, которые мы с вами вырабатывали и принимали все это время, сыграли свою позитивную роль – рынок недвижимости избежал коллапса, избавив экономику страны от деструктивных потрясений».

Сообщив о том, что строительство Экибастузской ГРЭС-2, Мойнакской ГЭС, цементных заводов, а также железных и автомобильных дорог – это не примеры неспособности государства и нежелания частного бизнеса развивать инфраструктуру, а реальный вклад в диверсификацию и модернизацию экономики, премьер подвел итог титаническим усилиям партии и правительства: «Мы, наконец, не просто сохранили, а задали новые параметры процессу модернизации экономики, реализуя задачу нашего президента – выйти из кризиса с обновленной, более конкурентоспособной экономикой». И, видимо, для того чтобы депутаты не забыли про то, что они соратники правительства, г-н Масимов добавил: «Завершая разговор о действиях правительства в 2007 – 2009 годах, замечу, что испытание кризисом мы – первое правительство партийного большинства – выдержали». Впрочем, не исключено, что это был сигнал о начале разработки проекта закона «О первом правительстве партийного большинства», чьи права и полномочия будут существенно отличаться от прав и полномочий всех обычных правительств.

Как оказалось, на этом хорошие новости у премьера закончились, и он перешел к плохим. Они касались прогнозов развития мировой экономики на ближайшие годы. Сославшись на мнение международных экспертов, премьер сообщил, что восстановление мировой экономики будет медленным, а меры, принятые для борьбы с мировым кризисом, должны быть прекращены лишь тогда, когда экономический подъем станет более прочным. Докризисные показатели роста глобальной экономики вряд ли будут достигнуты в среднесрочной перспективе. На этом фоне проект республиканского бюджета на 2010 год является продолжением антикризисных мер. Тем более что за то время, когда правительство обеспечивало финансовую стабильность и социальное спокойствие, зависимость национальной экономики от добывающих секторов и мировых цен на сырьевые товары существенно выросла. Чтобы решить эту проблему, правительство к концу года разработает и представит партийной фракции пятилетнюю программу форсированного индустриально-инновационного развития.

Кроме того, правительство по поручению президента заканчивает разработку стратегического плана развития страны до 2020 года. Он включает в себя пять самостоятельных направлений: ускоренная подготовка к восстановлению экономики, форсированная диверсификация экономики, инвестиции в будущее, предоставление качественных услуг для граждан, укрепление межнационального согласия и обеспечение стабильности внешних связей.

Карим Масимов завершил свое выступление предложением встретиться в том же составе еще раз в декабре, чтобы всесторонне, детально и беспристрастно обсудить проект стратегического плана, а затем, сказал он, «наша единая позиция будет представлена на рассмотрение президента». Иначе говоря, премьер-министр предложил сохранять принятую в последние три года иерархию – правительство как центр принятия решений, парламент и партия как вспомогательные инструменты, своего рода юридический отдел и отдел по связям с общественностью.

Партийное строительство

После того как партия «Нур Отан» получила реальную возможность превратиться из партии власти в правящую, она больше года находилась в положении, сравнимом с тем, которое занимают сегодня европейские монархи. Ей оказывались ритуальные знаки внимания, премьер советовался с парламентской фракцией, президент выступал на партийных мероприятиях с программными речами. Но реальной властью партия не обладала, поскольку Конституция страны этого не предусматривала. И лишь в январе 2008 года на заседании политсовета партии ее председатель Нурсултан Назарбаев заявил, что партия должна принимать более активное участие в политическом процессе. А на съезде партии в феврале этого года он окончательно закрепил за «Нур Отаном» контрольные функции (см. «Вся президентская партия», «Эксперт Казахстан» № 7 от 23 февраля 2009 года).

Именно с позиций партийного контроля и сделал ответный ход заместитель председателя «Нур Отана». Прежде всего Дархан Калетаев счел необходимым дистанцироваться от исполнительной власти, указав на то, что партия зачастую просто не в курсе, чем занимается правительство. «Хотелось бы попросить вас, уважаемый Карим Кажимканович, дать соответствующее поручение о более полном информировании нас через представительство в правительстве о планируемых мероприятиях, создании различных рабочих групп и комиссий, графиках их заседаний с целью активного участия партии в данной работе. Также мы хотели бы рекомендовать проводить консультации с представительством для выработки общих позиций по тем или иным вопросам», – сказал он.

Кроме того, г-н Калетаев напомнил о том, что в соответствии с поручением президента партия должна участвовать в решении кадровых вопросов, когда речь идет о назначении на ответственные посты в правительстве. И даже обрадовал Карима Масимова сообщением, что партия уже приготовила предложения по механизму согласования кандидатур.

Выступив против разграничения сфер влияния между партией и правительством, зампред «Нур Отана» решил сохранить разграничение ответственности. «К сожалению, давайте будем откровенны, программа льготного кредитования студентов провалена. Чья тут вина, предстоит разобраться. Я думаю, следует делать выводы», – сказал он. На самом деле это была не единственная программа, достойная критических замечаний, но Дархан Калетаев решил о них промолчать, возможно, в надежде на то, что его деликатность будет оценена.

Свою порцию критики получили и участвовавшие в заседании депутаты маслихатов, а также парламентарии. Но в отношении них вопрос о переделе полномочий и компетенций не стоит. А вот правительство получило ясный сигнал о том, что надо делиться. И совсем не ответственностью, а полномочиями и компетенциями, в том числе и в сфере расходования бюджетных денег. За собой же партия закрепила функции рейтингового агентства, дающего оценки работе правительства. Контрольным выстрелом прозвучало заявление г-на Калетаева о том, что некоторые члены правительства считают возможным поддерживать концепцию новой национальной политики Казахстана, разработанную оппозиционной партией «Ак жол» и идущую вразрез с президентским курсом.

Правительственный реванш

20 октября, на следующий день после встречи с партийной фракцией, правительство подводило итоги своей работы. Оценку работе давал глава правительства. Карим Масимов работой остался доволен. «За девять месяцев все неплохо поработали, но расслабляться нельзя. Нужно все поставленные задачи решить», – сказал он своим коллегам. Бестактные замечания Дархана Калетаева о проваленных программах, бедных студентах и антипартийном поведении отдельных членов правительства не вспоминали. Серьезные люди говорили о серьезных вещах – о ВВП, о нефти, о зерне. ВВП и цены на нефть в следующем квартале, видимо, вырастут, хоть не намного. А вопрос о рынке сбыта для казахстанского зерна премьер решил лично, во время встречи со своими китайскими друзьями в Пекине. «Я был в поездке в Пекине. Китай открыл квоту на закуп зерна. Мне китайский премьер сказал: «Мы купим зерна столько, сколько вы нам продадите». Поэтому быстрее формируйте делегацию. Там рынок – безграничный. В принципе, сколько вы сможете, столько продадите, не затягивайте этот вопрос», – сказал г-н Масимов.

21 октября на пленарном заседании мажилис рассматривал проект республиканского бюджета на 2010–2012 годы. После того как предложенный правительством законопроект был одобрен, Карим Масимов не отказал себе в удовольствии поделиться с депутатами своими взглядами на управление экономикой в кризисный период. На первое место премьер поставил контроль: «Решения, как правило, всегда принимаются хорошие и правильные. Очень важно контролировать от начала, сверху донизу. Мы стараемся контролировать, нам селекторные совещания очень помогают всех в тонусе держать. Мы унитарное государство, не федеральное. Поэтому все решения, которые принимаются в центре, должны выполняться на местах. Особенно в такой кризисный период». Ни на Счетный комитет, ни на Комитет партийного контроля с созданной при нем Общественной комиссией по контролю за расходованием государственных средств не было сделано даже намека. После этого ни у кого не должно было возникать никаких сомнений относительно того, кто в этой стране настоящий контролер, а кто только мешает людям работать своими жалобами из общественных приемных.

«Второй вопрос – это качество, – продолжил премьер. – Во многом благодаря вашим депутатским запросам и общению с вами мы видим, что качество в каких-то конкретных местах страдает». Качество чего именно и от чего страдает, премьер не уточнил, каждый понял его так, как ему приятней и удобней, ведь, по сути, это было просто выражение признательности депутатам за их бдительность.

Третий вопрос – кадровый – Карим Масимов расшифровывать не стал, заметил лишь, что в конечном итоге все решения исполняются кадрами на местах. Но его заключительные слова о том, что за всеми тремя «К» – контролем, качеством и кадрами правительство внимательно смотрело и будет смотреть, создали впечатление, что правительство делиться своими полномочиями не намерено.

Недостающие элементы

Наблюдая за политическим процессом, невольно дорисовываешь элементы, которые должны бы присутствовать на картине, но которых нет. Начинаешь замечать тех действующих лиц, которые пока не появились, хотя их участие предусмотрено сценарием.

Сегодня в Казахстане таким недостающим элементом политического процесса является администрация президента, бывшая некогда центром подготовки и принятия едва ли не всех политических решений. Сегодня она, похоже, не участвует даже в подготовке президентских выступлений. За право решать кадровые вопросы, прежде относившиеся к компетенции администрации, сегодня сражаются партия и правительство. Даже контроль над СМИ перешел к холдингам, один из которых – партийный.

Тем не менее даже в таких непростых, практически кризисных условиях администрация президента внесла свой вклад в развитие плюрализма, одновременно поддержав тренд к объединению.

При ее поддержке 20 октября в Алматы был создан Альянс аналитических организаций. В него вошли культовая Группа оценки рисков, больше известная журналистам под именем Досым Сатпаев, и ценимый Москвой центр актуальных исследований «Альтернатива» во главе с Андреем Чеботаревым. К альянсу присоединился выглядящий вполне самодостаточным Институт экономических стратегий – Центральная Азия, возглавляемый Айтолкын Курмановой. Этот институт сам по себе холдинг – он издает журнал «Vox Populi», выпускает регулярные сборники «Экономические стратегии», издает свои и чужие книги, проводит социологические исследования.

Председатель совета попечителей центра актуальных исследований «Альтернатива», председатель правления ОО «Культурный фронт», модератор общественно-политического клуба «Айт PARK» и студенческого дискуссионного клуба Международной академии бизнеса Нурлан Еримбетов пока примкнул к альянсу лишь в качестве руководителя общественного объединения «Культурный фронт». Модераторско-попечительская сторона его души осталась неприсоединившейся и беспристрастной.

Кроме того, в аналитический альянс вошли пара фондов и пара центров – Фонд Алтынбека Сарсенбайулы (руководитель – Айдос Сарым), Центральноазиатский фонд развития демократии (руководитель – Толганай Умбеталиева), Казахстанский центр гуманитарно-политической конъюнктуры (глава – Есенжол Алияров) и Центр военно-стратегических исследований (директор – Сергей Федосеев).

Своей целью альянс видит предоставление обществу экспертной оценки всего, что происходит в стране и мире. Оценка эта, по словам аналитиков, будет отличаться и от официальной, и от оппозиционной. А если общество не выразит заинтересованности в оригинальных оценках, то члены альянса готовы поставить свои аналитические способности на службу власти. «Если власть из инстинкта самосохранения посчитает, что наша аналитическая работа будет ей необходима для того, чтобы сделать политсистему более стабильной и перспективной, мы готовы», – сказал Досым Сатпаев. Что будет, если инстинкт самосохранения сработает у оппозиции, аналитики не уточняли.

Нурлан Еримбетов выразил озабоченность отсутствием политологии в регионах и готовность «выезжать в любые регионы, встречаться с людьми и создавать там сообщества политологов и социологов, независимых экономистов». Если руководители регионов откликнутся, то следует ожидать появления поясов политологической безопасности не только вокруг двух столиц, но и в сельской глуши.

В целом же все, что происходит сегодня, можно определить как подготовку к решающему сражению. Правила игры на политической сцене меняются, неизменной остается лишь ее цикличность. Осень – время перемен, активизации политического процесса. Подобно тому, как человек пытается начать новую жизнь с понедельника, так и политическая элита каждую осень оживает, каждая группа влияния пытается укрепить свои позиции. Самым обнадеживающим в такой ситуации является то, что эта осень – не первая и не последняя для нашей страны.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности