Урановые войны

Совет безопасности ООН все-таки дал одобрение вводу международных подразделений на территорию Мали. Контингент, возглавляемый французами уже начал успешные действия против повстанцев-исламистов. И все же, по-видимому, гуманитарной катастрофы в регионе избежать уже не удастся. Однако Париж, ставший во главе ооновской коалиции, более интересуют урановые рудники Мали

Урановые войны

Спустя несколько дней после ввода французских подразделений на территорию Мали Совет безопасности ООН заявил о поддержке военной операции. Таким образом иностранному вторжению придали видимость законности. Благословение ООН, безусловно, помогло Парижу сохранить лицо, но по большому счету мнение международного сообщества французов не сильно волновало: они начали интервенцию без оглядки на Совбез и вряд ли бы передумали воевать, если б ООН вдруг осудила их действия.

Франко-африканский контингент

Правительство Мали ранее попросило Францию о помощи в борьбе с исламистами, которые постепенно прибирают к рукам север страны. Елисейский дворец ответил согласием, и 11 января около 700 солдат иностранного легиона были переброшены в столицу Мали Бамако и в город Мопти. В ближайшее время французский контингент должен увеличиться до 2,5 тысяч военнослужащих. Однако особая роль при наведении порядка в ключевом государстве региона отводится соседним странам. Алжир и Марокко уже открыли небо для пролета французской военной авиации. Ожидается, что для участия в операции Нигерия предоставит 600 военных, Нигер, Буркина-Фасо, Того и Сенегал дадут по 500, Бенин — 300 человек. И французские власти, и генсек ООН Пан Ги Мун призывают африканские страны поскорее присоединиться к противостоянию с исламистами.

На состоявшемся накануне экстренном заседании одобрение французскому вмешательству выразили все 15 членов Совбеза. Особенно приветствовали решение Парижа ввести войска Москва, Берлин, Лондон и Вашингтон. Постпред России при ООН заявил, что операция соответствует всем нормам международного права. Великобритания уже оказывает французской армии логистическую поддержку, США помогают разведданными. О своей готовности поучаствовать в общем деле заявила и Германия. При этом особо подчеркивается, что НАТО как таковое не вовлечено в конфликт, участвуют лишь отдельные его члены.

Франция объясняет свои действия в Мали беспокойством за мир и стабильность в регионе, который когда-то был французской колонией. «В минувшую среду террористы перешли в наступление на столицу страны Бамако. Таким образом, на кону стояло само существование государства Мали, да и стабильность всей Западной Африки. Хоть и с неохотой, но мы решили, что у нас нет другого выбора, кроме как начать военную операцию», — заявил постпред Франции при ООН Жерар Аро. Однако в том, что главной движущей силой готовности Парижа с головой броситься в военную авантюру, конечно же, являются экономические интересы.

Важнее, что под землей

Списать военную миссию на противоборство с близкой к «Аль-Каиде» группировкой «Ансар-ад-Дин», которая того и гляди свергнет малийское правительство и воцарится само, не очень-то получается. Приход к власти исламистов в Ливии и Египте почему-то никого из просвещенных европейцев не смутил. То есть дело не в одних только религиозных фанатиках, вооруженных до зубов. Куда важнее то, на какой территории экстремисты решили организовать свое царство.

Дело в том, что северные районы Мали необычайно богаты урановой рудой, и Франция совсем не против прибрать к рукам эти месторождения. Импорт сырья из стран Западной Африки для собственной атомной энергетики у французов - добрая традиция. При этом платят бывшим колониям за природные богатства они сущие копейки. С дикими исламистами, в буквальном смысле сидящими на урановых залежах, договориться весьма проблематично. То есть французам есть за что воевать в Мали. Европейские союзники Франции, которым также нужен уран, полностью поддерживают галлов.

Важно и то, что в чужую страну последние вторглись не против воли местных жителей — их позвали для защиты. Бывшая метрополия до сих пор воспринимается странами Западной Африки как своеобразный куратор региона и третейский судья. Так что положение обязывает брать в руки оружие и защищать слабых и обездоленных.

И враг бежит, бежит, бежит!..

То, что центральная власть в Мали действительно ни на что не способна, показали события последнего года. Весной в стране произошел военный переворот, бучу устроили кочевники-туареги, провозгласившие независимость захваченных ими северо-восточных провинций страны, а на фоне всеобщей сумятицы разбушевались воинствующие радикалы. Они установили контроль над значительной частью территории страны, и все попытки туарегов и регулярных войск противостоять им оканчивались неудачей.

Впрочем, это говорит не о силе исламистов, а о слабости малийской армии. Вступившие в страну в пятницу французские солдаты к понедельнику обратили противника в бегство, сбросив бомбы на базы террористов, уничтожив несколько сотен боевиков и существенно продвинувшись вглубь территории. Сообщается, что исламисты начинают покидать ключевые города захваченного региона — Тимбукту, Гао, Дуэнца.

Рано радуются

Франция и союзники пребывают в приподнятом настроении. Однако в таких конфликтах всегда существует большая вероятность того, что на смену лихим победам придет унылое позиционное противостояние. Иными словами, иностранные гости могут завязнуть в Мали надолго, теряя технику, живую силу и тратя на войны миллионы евро. Про Афганистан и Ирак помнят все. Это явно не входит в планы Франсуа Олланда, а потому он прилагает все усилия, чтобы разделаться с «Ансар-ад-Дином» как можно скорее. Отсюда такая спешка с привлечением сил других стран.

Завершить операцию в Африке французский лидер рассчитывает за неделю. «При этом у нас есть цель: сделать так, чтобы, когда мы прекратим операцию, в Мали была обеспечена безопасность законных властей, начался избирательный процесс и больше не было террористов, которые угрожают территориальной целостности страны», — сказал Олланд на вчерашней пресс-конференции. Успеет ли иностранный легион достичь поставленной цели в столь сжатые сроки — вопрос открытый.

Война есть война, и как скоро бы она ни закончилась и к какому результату ни привела — ее негативные последствия ощущаются уже сейчас. Эксперты ООН рапортуют о резком ухудшении гуманитарной ситуации в зоне конфликта и огромном количестве беженцев, которые в панике пытаются покинуть горячую точку. Число внутренне перемещенных лиц за четыре дня французской интервенции выросло на 30 тыс. человек. Тысячи людей бегут из страны. Власти Алжира, чтобы пресечь поток мигрантов, вынуждены были закрыть границу с Мали. Беженцы ищут приюта в Нигере, Буркина-Фасо и Мавритании.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности