Контракты для служебного пользования

Непредсказуемость государственной закупочной политики способствует сильной волатильности рынка зерна и вряд ли сделает зерновые фьючерсы привлекательным инструментом

Контракты для служебного пользования

Нынешней осенью товарная биржа Евразийская торговая система (ЕТС) запустила срочный рынок и начала торги поставочными фьючерсными контрактами на пшеницу 3-го и 4-го класса. По оценкам биржевиков, результаты первых торгов, прошедших в конце сентября, оптимистичны, и оборот в 100 млн тенге, достигнутый за три недели торгов, – прекрасный старт (ряд игроков придерживается иной точки зрения). Однако хорошее начало не гарантирует того, что в будущем объемы на бирже вырастут, а площадка станет законодателем в формировании рыночных цен.

Хеджеры здесь правят бал

Запуск срочного рынка (производных инструментов) – изначальная задача ЕТС, поскольку в современной биржевой практике развитие спот-рынка (наличного товара) неотделимо от проведения срочных торгов: спот-рынок формирует рыночную стоимость на базовые активы (в данном случае это зерно), а срочный – хеджирует риски ценовых изменений активов в будущем. Кроме того, товарные фьючерсы – признанный инвестиционный инструмент, способствующий привлечению на биржу новых денег.

Благодаря наличию современных технологий, ЕТС очень быстро запустила срочную площадку – менее чем через шесть месяцев после начала спотовых торгов. И теперь ключевая цель – привлечь на рынок ликвидность. Сегодня на срочном рынке аккредитованы семь брокеров – это явно слишком мало для репрезентативности ценообразования. Чтобы фьючерсные контракты пользовались спросом, необходима активная маркетинговая политика самой ЕТС и желание товарных брокеров получить доход от работы со сторонними клиентами – зерновиками, мукомолами и инвесторами, поскольку пока что товарные брокеры заточены на решение собственных задач. Их материнскими компаниями выступают перерабатывающие компании и зерновые трейдеры, которым важно минимизировать ценовые колебания наличного зерна и которые не рассматривают брокеридж важным направлением бизнеса.

Помочь с ликвидностью могли бы брокеры финансовые. «Уже есть решение правления Агентства финансового надзора о допуске участников рынка ценных бумаг к торговле беспоставочными фьючерсами, и сейчас мы ведем переговоры о возможности финансовых брокеров работать с поставочными фьючерсами», – отмечает председатель правления ЕТС Курмет Оразаев. Но пока что брокеры с фондового рынка на товарную биржу не торопятся.

Внести ясность

Причины неторопливости понятны. По мнению брокеров, объемы фьючерсных торгов невелики, в среднем в день заключается контрактов на семь миллионов тенге, в то время как рынок может поднимать и до 50 млн в день. Как следствие – доходы брокерских компаний на ЕТС малы. К тому же низкая глубина рынка усиливает риск не продать или не купить контракт в нужный момент времени. «Если появится институт, который возьмет на себя функции маркетмейкера и обеспечит работу розничных инвесторов, поскольку будет скупать с рынка все текущие заявки на покупку и продажу контрактов и тем самым обеспечит ликвидность срочного рынка, интерес к зерновым фьючерсам возрастет», – говорит председатель правления «Брокерской компании “Астана-Финанс”» Шухрат Адилов.

Хотя на срочном рынке ЕТС уже работают три маркетмейкера, погоды они не делают из-за слабых финансовых возможностей. Поддерживать котировки должно государство, считают брокеры. Глобальным интервентом, по сути, может выступить государственная Продкорпорация, закупающая зерно в государственные резервы, к тому же имеющая брокерское место на ЕТС.

Стержневая проблема – невнятность механизма ценообразования на внебиржевом спот-рынке. Чтобы зарабатывать на ценовых колебаниях зерна, финансовые брокеры должны просчитывать его стоимость на несколько месяцев вперед. Сделать это в текущих условиях достаточно сложно. Точных прогнозов по объему будущего урожая, откуда будет понятен рост или падение цен, не даст ни один специалист, поскольку зерновое хозяйство Казахстана зависимо от климатических условий.

А главное, сильное влияние на ценообразование оказывает государство, часто устанавливая цены по конъюнктурным соображениям, предугадать которые также непросто. В текущем маркетинговом году Казахстан собрал почти рекордный урожай – 22 млн тонн (в 2008-м году – 17 млн тонн), хорошие сборы показывают и другие страны – мировые экспортеры. При этом мировые и, как следствие, внутренние цены на зерно упали. И в регионах тонна зерна торгуется в среднем по 15–17 тыс. тенге, тогда как в прошлом году в это время цена доходила до 21 тыс. тенге. Однако объявленная закупочная цена Продкорпорации в 165 долларов за тонну, или свыше 24 тыс. тенге, заставляет производителей ориентироваться именно на эти ставки. Потянув с закупом, госкомпания установила дифференцированную цену в зависимости от качественных показателей пшеницы: 24750, 20000 и 18500 тенге за тонну. В итоге, «Продкорпорация» закупает продовольственную пшеницу 3 класса по цене 18,5 тыс. тенге, пояснив, что ранее объявленная цена в 24 тыс. тенге за тонну относится к пшенице высших сортов, стандартам которой, судя по всему, большая часть урожая фермеров не соответствует.

Такие решения вряд ли отвечает ценовым ожиданиям брокеров, которые вынуждены резко корректировать биржевые цены. Учитывая сложности внутреннего рынка наличного зерна, рассчитывать на скорейшее развитие рынка зерновых фьючерсов вряд ли приходится.