В ногах правды нет

В ногах правды нет

В Алматы в середине октября состоялся дебют международного фестиваля Jazzystan, который задуман как проект, продвигающий современный клубный джаз в Казахстане. Его организаторы и спонсоры – Samsung Corby и Energy FM. На фестиваль пригласили музыкантов из Лондона и Токио: Bah Samba featuring Tasita D`Mour и Kyoto Jazz Massive, feat. Tasita D`Mour &Vanessa Freeman. И хотя, как заявлено в пресс-релизе фестиваля, он призван представлять клубную музыку, проходил он не совсем в клубной атмосфере.

Премиум-холл отеля «Казахстан», в котором концерт длился до часу ночи, оказался не приспособлен для такого количества народа. Кроме того, предполагалось, что публика будет слушать стоя и, возможно, пританцовывая, как это и делается в клубах. Но для танцев не хватило места, и потом пять часов на ногах – это тяжелое испытание. Фойе перед входом в зал, где располагались гардероб и столы со снедью и выпивкой по ресторанным ценам, оказалось набитым до отказа. Видимо, выручка от фуршета превзошла сборы от самого концерта, которые, по словам организаторов, должны пойти на благотворительность. Вдобавок пресс-конференцию с музыкантами задержали на час. И концерт вместо семи начался в начале девятого. Несмотря на часовую задержку, народ к восьми часам еще не наелся и не напился – в вестибюле по-прежнему царили сутолока и шум. В углу фойе играл пианист, как будто стараясь «перекричать» это безобразие. В зале точно так же шумели, слонялись и скучали люди, из-за толпы не было видно сцены, на которой выступали наши соотечественники: сначала квартет Александра Филиппова, игравший на гитарах испанские мотивы, затем – Magic of Nomads, которые, как всегда, исполнили нечто на стыке этнического и популярного. И то и другое имело к джазу отдаленное отношение. Самые сообразительные успели рассесться на ступенях двух ведущих вверх лестниц, остальные вынуждены были прозябать в толчее. В целом складывалось ощущение, что люди пришли, чтобы поесть и пообщаться, а не послушать музыку. Зал довольно быстро стал напоминать проходной двор или вокзал. Ко всему прочему добавились томительные, ничем не обоснованные 30-минутные перерывы между выступлениями. Хотя, возможно, они должны были привлечь публику в буфет. При этом присесть было негде. В общем, обстановка мало походила на клубную вечеринку.

По прошествии трех часов надежда услышать гвоздей программы неуклонно таяла. Все же самые стойкие и оптимистичные, а также самые сообразительные, подошедшие ближе к девяти, дождались звездного часа. Особенно привел в восторг нашу неизбалованную культурными событиями публику Kyoto Jazz Massive. Солист банды Сюя Окино, который уже был в южной столице весной этого года по приглашению того же Energy FM, не только талантливый и добившийся мирового признания музыкант, но и владелец собственного клуба. The Room – один из самых старых клубов в Токио, где представлены самые разные музыкальные стили: джаз, хаус, техно, фанк, рок, хип-хоп, брейк-бит, регги и пр. Окино отметил, что хотя его джаз-бэнд и играет танцевальную музыку, в ней всегда есть место импровизации. На вопросы: что такое клубы в его понимании – места для развлечения или нечто большее и как клубная сцена влияет на музыку, которую он играет, Окино ответил, что в этом смысле клуб для него важное место, где можно получить хороший опыт: «Я не имею в виду клубы в широком понимании как место, где люди танцуют, развлекаются, охотятся за девушками или парнями. Я говорю о других клубах. До их появления было большое диско-движение. Оно было очень популярно в Японии. В клубы ходили слушать поп-музыку, ее знали все. Но потом люди захотели услышать нечто новое. Существует большая разница между дискотекой и клубом. Это две разные клубные истории. В одних принимают наркотики и танцуют до сумасшествия – это некоторые из удовольствий, которые люди получают в клубах. Но я предпочитаю другие. Например, в мой клуб приезжают профессиональные музыканты и их ценители из разных стран, и они очень любят слушать новую серьезную музыку».

Сюя Окино отметил, что японцы обожают джаз, «хотя немало и тех, кто его не любит, поскольку в нем много снобизма и он сложен для восприятия». В целом в отношении к джазу больше выражено поколенческое деление: «Джаз принято считать музыкой старшего поколения. Молодежь предпочитает тот вид джаза, который играет наш бэнд, – это новое направление, танцевальная музыка с импровизацией», – подчеркнул он. С ним согласился директор фестиваля, диджей Рустам Оспанов: «Фестиваль направлен на привлечение широкой аудитории слушателей, поскольку современный джаз – музыка не только для старшего поколения. Он сочетает в себе как традиции, так и клубное звучание, одинаково привлекая старшее поколение и молодежь».

Kyoto Jazz Massive развивают новый стиль, не только играя музыку, но и создавая привлекательную визуальную картинку, которая должна легко восприниматься, быть модной и приятной. Темные очки и шляпы пирожками – неизменные атрибуты японских джазменов. «Наши поклонники будут разочарованы, если мы не проявим чувство стиля. Мы хотим представить хорошую музыку как можно большему числу людей. Внешний вид в этом тоже играет немаловажную роль», – уверен Сюя Окино. «В Японии Kyoto Jazz Massive – это не только стильная музыка, музыканты всегда очень хорошо одеты. Если вы хотите быть успешными в бизнесе – будьте стильными», – высказалась на сей счет черная жемчужина английской соул-сцены Ванесса Фриман. По ее словам, она довольно часто слушает старый классический джаз: «Существует немало джазовых стандартов, которые я обожаю. Это дает понимание того, что такое музыкальная форма. То, что мы делаем сейчас, новый джаз, вдохновляет нас. Мы хотим создать джаз будущего». Как отметил Рустам Оспанов, некоторые любители джаза застряли в 50–60-х годах, но для приехавших музыкантов джаз – не только музыка, но прежде всего дух свободы, возможность развиваться в новом направлении: «В истории джаза снова и снова появляются новые имена, но это не мешает воспринимать его через призму традиции».

Подводя итоги, можно сказать, что задумка была интересной, но достойного воплощения она не получила. Непродуманность практической реализации поставила под вопрос формат мероприятия, которое не назовешь ни мини-фестивалем, ни клубной вечеринкой, ни концертом, и показала, что справиться с более масштабным событием, фестивалем в собственном смысле слова, организаторам будет не под силу.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?