Боязнь роста

Банковское кредитование будет расти адекватно экономике, в свою очередь кредитное сжатие, по мнению председателя правления Банка ЦентрКредит Владислава Ли, замедлит развитие и самой экономики

Боязнь роста

Отечественный банковский сектор сжимается как шагреневая кожа. Речь не только о снижении темпов роста (с 97% в 2006 году до 0,8% в 2008-м) – трудно ожидать другого при кризисе – но и об уменьшении, скажем так, казахстанского содержания. В последние годы растет присутствие иностранного капитала в крупнейших банках страны. В 2007 году АТФБанк перешел под контроль Uni Credit Group, в 2008-м 25% акций Казкоммерцбанка выкупило АО «Alnair Capital Holding». В том же 2008-м крупнейший корейский Kookmin Bank получил статус крупного участника Банка ЦентрКредит (БЦК). Вначале он выкупил 30% акций шестого по размеру активов казахстанского банка, но тогда же объявил, что планирует довести свою долю до 51%. В конце сентября 2009 года БЦК подписал соглашение о дальнейшей продаже акций Kookmin Bank и вхождении в его капитал нового акционера Международной финансовой корпорации (IFC). Согласно условиям соглашения Kookmin получает 40,1% акций ЦентрКредита, IFC – 12,5%.

Определенные дивиденды от продажи пакета акций известному финансовому институту БЦК уже получил: о росте доверия клиентов к нему свидетельствует увеличение депозитной базы с начала года по первое сентября более чем на 50%.

Заключенная недавно сделка стала поводом для нашей встречи с главой Банка ЦентрКредит Владиславом Ли. Он рассказал не только о стратегии развития БЦК, но и поделился своим видением основных проблем банковского сектора страны.

Плюс корейские технологии

– Владислав Сединович, как было заявлено, Kookmin Bank планирует получить контрольный пакет, и вдруг появился еще один акционер – IFC. Корейский банк отказался от своих намерений?

– Вхождение IFC в капитал банка не следует расценивать как отказ Kookmin от первоначальных планов владеть контрольным пакетом. У него есть опцион на покупку акций IFC, что позволит ему в конечном счете довести свою долю до контрольной, плюс одна акция. Мы считаем, и это мнение поддерживает Kookmin, что присутствие IFC в капитале ЦентрКредита увеличивает устойчивость банка, повышает его имидж, потому что IFC – это подразделение Всемирного банка, признанный в мире финансовый институт. Это отвечает стратегии Банка ЦентрКредит в текущий момент.

– На какой срок IFC вошел в капитал банка?

– Обычная практика IFC, как у Всемирного банка, как у Европейского банка реконструкции и развития – заходить в финансовые институты на среднесрочный период: от трех до пяти лет. Мы надеемся завершить нашу сделку <с Kookmin Bank и IFC> в первом квартале следующего года после получения всех необходимых разрешений.

– Будет ли это дополнительная эмиссия или свои акции продадут существующие акционеры?

– Это будет как продажа старых, так и выпуск новых акций. В конечном итоге доля Kookmin Bank дойдет до 40 с лишним процентов, IFC отойдет 12,5 процента. Их совокупная доля превысит 51 процент. Доля крупного акционера банка, господина Байсеитова, сейчас составляет 36,4 процента, но при увеличении эмиссии она уменьшится где-то до 25 процентов.

– У Kookmin есть планы со временем увеличить свою долю или его устраивает владение контрольным пакетом?

– Конкретных планов пока нет, как дальше будет, мы и сами еще не знаем. Может быть, в долгосрочной перспективе Kookmin решит нарастить долю, но сейчас идет речь только о контрольном пакете.

– Раз контроль над банком переходит к Kookmin, нужно ли ожидать, что и стратегия БЦК будет меняться в соответствии со стратегией материнского банка?

– Стратегия меняться не будет. Банк ЦентрКредит остается универсальным банком, и дальше будет фокусироваться на сегментах малого и среднего бизнеса (МСБ) и розницы. В МСБ мы планируем довести свою долю на рынке кредитования этого сектора до 14 процентов против 11–12 процентов в текущем году. Kookmin Bank в основных направлениях своей деятельности аналогичен Банку ЦентрКредит с естественной поправкой на масштабы деятельности. Kookmin занимает лидирующие позиции в Корее, специализируется на розничном банкинге, а также на работе с малым и средним бизнесом. Это именно те целевые сегменты рынка, в которых традиционно силен и наш банк.

Не только Банк ЦентрКредит придерживается умеренно-консервативной политики кредитования, но и другие банки тоже

В то же время достаточно значимые изменения для гармонизации бизнес-процессов корейского и казахстанского банков неизбежны и уже происходят. Эти изменения имеют постепенный, эволюционный характер, оправданный с точки зрения как устойчивости банка, так и достижения нового уровня доходов. В частности, в настоящее время полным ходом идет работа по трансферту технологий и базовых компетенций со стороны Kookmin в казахстанский банк. Этой работе придан статус стратегического проекта. Он охватывает все направления деятельности БЦК и включает реализацию порядка 30 задач в течение пяти лет, то есть с 2009 по 2013 год. К примеру, мы внедряем систему управления рисками, соответствующую принципам управления Базель 2, и систему управления взаимоотношениями с клиентами (CRM) на основе IT-технологий, что в свою очередь повысит операционную эффективность и конкурентоспособность банка. Одиннадцать из этих задач будут реализованы уже в текущем году. С начала этого года в ЦентрКредите работают командированные сотрудники Kookmin Bank, которые диагностируют наши бизнес-процессы и по результатам диагностики разрабатывают планы по оптимизации. В этом смысле можно говорить о согласованности стратегий Kookmin и Банка ЦентрКредит.

– Недавно цена на акции банка выросла с 514 до 560 тенге за акцию. Связано ли это с увеличением доли Kookmin Bank и заходом в капитал IFC?

– Я думаю, это связано с общим улучшением ситуации на фондовых рынках. Уже в течение полугода фондовые индексы растут. И в последние месяцы стали расти индексы на нашей фондовой бирже. Банк ЦентрКредит является одним из эмитентов, и если сравнить динамику роста индекса KASE и акций нашего банка, то они двигаются равнонаправленно. Поэтому я и связываю этот процесс с общим улучшением ситуации. Но, конечно, позитивная информация, как, например, о вхождении в капитал банка стратегического инвестора, представление IFC субординированного кредита на сумму 85 миллионов долларов, тоже влияет на рыночную стоимость акций.

Препятствия на пути зарубежных денег

– Как в целом отразится на рейтингах и международной позиции банка то, что контроль над банком переходит к известным финансовым институтам? Одним словом, легче вам теперь будет занимать деньги на международных рынках?

– Сейчас в целом открываются возможности занимать деньги за рубежом. Вопрос в другом, насколько это будет нам выгодно и разрешено с точки зрения регуляторного капитала. Вы, наверное, знаете, что в настоящее время наши регулирующие органы приняли ряд решений, которые направлены на ограничение международных привлечений. В частности, норматив отношения кредита к депозитам, который должен быть на уровне не выше 150 процентов. В середине 2007 года этот показатель у Банка ЦентрКредит доходил до 180–190 процентов, сегодня соотношение кредитов к депозитам у нас составляет 130, то есть мы выполняем этот норматив.

Кроме того, существует еще ряд нормативов прямого пруденциального надзора, связанных с международным привлечением, введенных регулятором еще в прошлом году. Плюс совсем недавнее решение, вступившее в действие с 1 сентября этого года, – требование формировать провизии по всем вновь выдаваемым кредитам в валюте на уровне 20 процентов от суммы займа. Речь идет о том, что мы не можем представлять такие кредиты заемщикам, не имеющим валютной выручки. Это снижает возможность по предоставлению валютных кредитов как для банков, так и для конечных заемщиков.

– Как вы относитесь к предложению АФН и Нацбанка делать упор на внутренние источники фондирования, то есть депозиты населения и компаний? Хватит ли банкам этих средств для финансирования экономики?

– Что тут можно сказать? Объемы банковского кредитования будут расти соразмерно внутренней депозитной базе. Поэтому не будет такого взрывного роста кредитования, какой мы наблюдали в период с 2001 по 2007 год. Темпы роста кредитования экономики будут умеренными – 10–15 процентов в год. То есть на уровне роста самой экономики.

– Очевидно, регуляторы этого и хотят. Как следует из проекта концепции развития финансового сектора, целью регулирования станет умеренный рост банков.

– Да, сейчас мы говорим о контрцикличности регулирования. У каждого человека есть, конечно, свое видение… Мне кажется, есть опасность, обжегшись на молоке, дуть на воду. Перекосы и в ту, и в другую сторону нежелательны. Нужно учитывать все аспекты этих вопросов, в том числе и развития экономики. Кредитное сжатие, то есть ограничение доступа к кредитным ресурсам, приведет к замедлению темпов роста экономики и, как следствие, снижению уровня жизни населения.

Можно расти, не кредитуя

– Чем объясняется рост активной и пассивной части баланса банка, если учесть, что рост кредитного портфеля составил всего около четырех процентов, а обязательства выросли на 12 процентов? То есть кредитный портфель у вас растет ниже активов в целом.

– Вот уже два года мы не проводим политику широкой кредитной экспансии. Банк сконцентрировался на действующих клиентах. Количество заемщиков, которые отвечали бы нашим требованиям, не увеличилось. Риски возросли, поэтому у нас и не наблюдается существенного роста ссудного портфеля. Те средства, которые банк привлекает, которые он накапливает, идут на повышение текущей ликвидности. И это создает определенное давление на чистую прибыль, на маржу, поскольку снижается доходность. При этом банку приходится решать текущие задачи – формировать провизии под ссудный портфель.

Я думаю, не только Банк ЦентрКредит придерживается умеренно-консервативной политики кредитования, но и другие банки тоже. Это связано с состоянием финансового рынка, нерешенностью ряда вопросов, в частности проблемами с выплатой долгов Альянс Банка и БТА Банка. Хотя договоренности уже достигнуты, финальных документов по реструктуризации еще нет. Ситуация на кредитном рынке не улучшится до тех пор, пока не будет решена судьба внешних долгов этих банков. Эта неопределенность, я думаю, заставляет других игроков сдерживать свои планы по кредитной экспансии.

Рост пассивной части баланса объясняется притоком депозитов юридических и физических лиц. Если общий приток ресурсов клиентов за восемь месяцев 2009 года – 136 миллиардов тенге – принять за сто процентов, то прирост за счет девальвации из общего притока составил порядка 27 процентов. Таким образом, прирост пассивов с начала года в своей основной массе был за счет реального «физического» притока денег вкладчиков.

– Не могли бы вы сказать, каким требованиям должен отвечать заемщик, чтобы банк выдал ему кредит? И еще один вопрос: какие отрасли вы предпочитаете кредитовать – нефтянку, сельское хозяйство?

– Требования стандартные: положительная кредитная история, стабильные и достаточные денежные потоки. А вот насчет отраслей трудно сказать. Как ни странно, в сельском хозяйстве дела обстоят неплохо. Мне кажется, что в результате структурных реформ государства в аграрном секторе появился ряд крупных устойчивых хозяйств, которые способны занимать деньги и потом их возвращать. Поэтому мы активно работаем с сельским хозяйством, нам эта отрасль нравится.

Малый и средний бизнес сегодня испытывает трудности в связи с сокращением совокупного спроса – упали продажи товаров и услуг. Тем не менее этот сегмент дает нам диверсифицированную базу наших заемщиков. Здесь есть большое количество крепких предприятий. И что бы ни говорили, даже в строительной отрасли можно найти неплохие компании.

– А есть у вас клиенты среди крупных ретейлеров?

– Мы финансировали сеть «Арзан» компании «Раимбек Групп». Наши клиенты – «Сити Центр» и сеть магазинов канцелярских товаров «Абди». Не скажу, что у них нет проблем – кризис ведь не разбирается, хорошая компания или плохая. Но каждая из них приспосабливается, разрабатывает планы реструктуризации, свое видение деятельности в нынешних условиях, находит свои ниши. Бизнес тем и уникален, что сам находит наилучший выход из ситуации.

– За первое полугодие 2009 года у БЦК чистая прибыль выросла на 11 процентов. Это до формирования провизий на проблемные кредиты или уже после?

– Это до провизий. Прибыль мы получили не от кредитной деятельности, это комиссионный доход от погашения внешних обязательств. В начале года, когда ситуация на внешних рынках была достаточно тяжелая, ценные бумаги, выпущенные казахстанскими эмитентами, в том числе и на международных рынках, сильно подешевели. Кроме того, после девальвации были очень высокие спреды по ценным бумагам. Долг Банка ЦентрКредит стоил в то время достаточно дешево, и мы просто выкупили с рынка свои долги, частично это были облигации, частично – прямые сделки. Эта операция принесла нам определенную прибыль, которую мы направили на формирование дополнительных провизий.

Безработные деньги

– Сегодня наблюдается ухудшение качества кредитного портфеля банка. С начала года по август доля проблемных займов у БЦК, по данным Агентства финансового надзора, увеличилась с 6,7 до 11,24 процента. С чем это связано: с ростом просрочек по выплатам или с более жесткой оценкой? Считаете ли вы, что уровень проблемных кредитов будет расти и в дальнейшем?

– Ухудшение качества кредитов наблюдается по всей банковской системе. По состоянию на 1 сентября 2009 года объем сформированных провизий в целом по банковской системе достиг 24 процентов от кредитного портфеля. Ситуация по данному показателю в БЦК выглядит оптимистично, поскольку у нас доля резервов составила 12,7 процента от ссудного портфеля, или 84 миллиарда тенге, при этом уровень плохих кредитов согласно расчетам по МСФО составил только 5,5 процента, что показывает приемлемое качество кредитного портфеля банка.

Что касается второго вопроса, я думаю, все зависит от ситуации в экономике. Что сейчас происходит? Кредитный портфель не увеличивается, а просрочка нарастает, естественно, ее доля в ссудном портфеле все время повышается. Если бы портфель и доля проблемных кредитов росли адекватно друг другу, можно было бы говорить о какой-то стабилизации. Летом мы видели некоторые признаки такой стабилизации. «Плохие» кредиты себя проявили, с ними начали работать, заниматься их реструктуризацией. Если заем безнадежный и его невозможно реанимировать, начали реализацию залогового имущества. Это долгий процесс. Но главное, что проблемы в экономике, в банковском секторе уже проявились, они известны.

– Как вы оцениваете решение фонда гарантирования вкладов о снижении максимальной ставки вознаграждения по депозитам до 11,5 процента? Банки тут же снизили ставки, несмотря на то что нуждаются в депозитах населения.

– Разумеется, банкам пришлось снизить ставки вознаграждения, иначе пришлось бы платить очень большие штрафы – это правило фонда гарантирования. Замысел вполне понятен: и правительство, и Нацбанк пытаются удешевить кредитные средства для конечного заемщика. Это можно сделать только снижением ставки фондирования. Бизнесу трудно обслуживать кредиты, если ставка в районе 18–20 процентов. Нормальная стоимость заемных средств должна быть не выше 12–14 процентов. Я думаю, максимальный уровень кредитной ставки, при которой бизнес более или менее неплохо себя чувствует, – 16 процентов годовых.

– А снижение ставки не вызовет массового оттока депозитов?

– Если все банки их понизят, а именно это сегодня происходит, то никакого шараханья вкладчиков не будет. Так что фонд гарантирования принял правильные меры, потому что кредиты станут более доступными. Сейчас в банковской системе накапливается ликвидность. Я недавно смотрел статистику: если раньше ликвидность составляла порядка одного миллиарда долларов, то сегодня – около 8 миллиардов. Эти деньги должны работать, пойти в экономику.

– И банки при этом придерживают кредитование. Это ведь не очень хорошо, вы же ничего не зарабатываете.

– Конечно, это плохо, давит на рентабельность банка, снижает нашу маржу. Мы держим деньги в Нацбанке, но сейчас ставка рефинансирования снижается, если раньше мы на коротких деньгах зарабатывали три-четыре процента, то сейчас вполовину меньше. У нас большой портфель государственных ценных бумаг – около 130 миллиардов тенге. Потом мы размещаем на межбанке. Но все это несравнимо с тем доходом, который можно получить при кредитовании.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики