Ничего личного

Редакционная статья

Ничего личного

Публичная критика премьер-министра Карима Масимова заместителем председателя партии «Нур Отан» Дарханом Калетаевым – явление в наших краях слишком неординарное, чтобы остаться незамеченным. Многие наблюдатели не без оснований восприняли требования г-на Калетаева сверять работу правительства с предвыборной платформой партии, а заявления отдельных членов правительства – с программными документами партии как заявку на превращение партии в центр сил, способный конкурировать с правительством. «Нур Отан» сделал еще один важный шаг на пути превращения из партии власти в правящую партию.

Партийно-политическое противостояние развернулось вокруг закона о республиканском бюджете. В частности, члены партийной фракции в парламенте выразили свое возмущение тем, что правительство решило повысить зарплаты бюджетникам не с 1 января 2010 года, а лишь с 1 июля. Поскольку Нурсултан Назарбаев возложил на своих соратников по партии не только контрольные функции, но и проведение разъяснительной работы с населением, депутаты усмотрели в действиях правительства не столько бережливость в отношении бюджетных средств, сколько удар по авторитету партии в глазах народа.

В Казахстане до последнего времени роли распределялись следующим образом: правительство выполняет поставленные президентом задачи, партия контролирует их выполнение. До недавнего времени контроль осуществлялся в форме заслушивания правительственных отчетов. Оценка действий правительства считалась прерогативой президента. После партийно-правительственной встречи 19 октября она, вероятно, войдет в сферу партийных полномочий.

Политический процесс в нашей стране носит предельно персонифицированный характер. Однако несовпадение мнений премьер-министра и заместителя председателя «Нур Отана» относительно итогов работы правительства почти никто не воспринял как межличностный конфликт. Слишком разный политический вес у Дархана Калетаева и Карима Масимова, и при этом у них слишком схожий опыт работы во властных структурах и ведения закулисной политической борьбы. Однако и на работу системы сдержек и противовесов в лице правительства и парламента это мало похоже. Критика в адрес правительства со стороны правящей партии больше напоминала выполнение поручений президента, особенно с учетом того, что сам Нурсултан Назарбаев почти демонстративно устранился от участия в подведении итогов.

Впрочем, поведение президента можно описать иными словами: он возвысился над рутинными вопросами, которые можно решать в рабочем порядке, и сосредоточился на стратегических задачах – например, на разработке новой глобальной финансовой системы. Вся полнота власти по-прежнему находится в его руках, но поведенческая модель меняется на глазах. Он все меньше напоминает главу президентской республики и все больше – лидера нации в стиле легендарного Ли Куан Ю, продолжавшего руководить Сингапуром даже после ухода с государственных постов. Полнота суверенитета предполагает не сохранение в его руках всего набора полномочий и компетенций, а право на их делегирование тому, кому он сочтет нужным.

Сначала президентские полномочия (обратная сторона которых – обязанность и ответственность) по работе с силовыми министерствами и областными акимами были отданы правительству. Теперь прерогатива оценивать (то есть критиковать) работу правительства делегирована президентом своей партии. Через некоторое время, когда значительная часть президентских полномочий и компетенций будет распределена между правительством и партией (под контролем которой будет, видимо, и парламент), останется лишь юридически закрепить статус-кво, при котором Казахстан фактически уже не будет президентской республикой.

Поэтому партийно-правительственные разборки – всего лишь репетиция новой роли. Фундаментальных противоречий у них нет, а объединяет партию и правительство то же, что и разъединяет – республиканский бюджет. Ведь в нем, помимо прочего, предусмотрено финансирование политических партий, прошедших в парламент. Размер ежемесячного финансирования – один процент от минимальной заработной платы (она сегодня составляет 13717 тенге) за каждый голос, полученный на выборах. По данным Центризбиркома, за «Нур Отан», единственную партию, прошедшую в мажилис на выборах 2007 года, проголосовали 5,2 млн человек.