Прямые иностранные консерванты

Редакционная статья

Прямые иностранные консерванты

В конце октября исполнилось два года со дня принятия поправок в законодательство о недропользовании. Напомним, что они позволили пересматривать Соглашения о разделе продукции (СРП) и даже разрывать договоры с иностранными компаниями во внесудебном порядке. Как и предсказывал наш журнал (см. «Поправки стратегического сдерживания», «Эксперт Казахстан» № 41 от 2 ноября 2007 года), новеллы не привели к массовому бегству иностранных инвесторов. Напротив – деньги продолжают поступать в нашу экономику, тормозя развитие институтов гражданского общества и конкурентной демократии.

Существует миф о том, что зарубежный капитал стремится туда, где больше свободы. Каждое ужесточение контроля власти над обществом, движение в сторону ограничения свобод СМИ, прав человека и т.д. сопровождается алармистскими пророчествами о падении инвестиционной привлекательности нашей экономики со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Но на деле ничего такого не происходит. И даже напротив – каждые пол-оборота в закручивании гаек лишь добавляют лишние полмиллиарда иностранных инвестиций.

Объясним, почему. Достаточно посмотреть на отраслевую структуру прямых иностранных инвестиций, чтобы понять: зарубежные инвесторы не горят желанием вкладываться ни в развитие наукоемких технологий в РК, ни в машиностроение, ни в инфраструктуру. В этих отраслях норма прибыли невелика. Вложения обычно окупаются за длительные сроки – от 5–7 лет и дольше. В стране, бюджет и покупательская способность которой зависят от поступления нефтедолларов, о такой предсказуемости мечтать не приходится. Мало ли что – рухнут цены на нефть или какой зловредный высокопоставленный чиновник захочет учинить coup d’Оtat, устроив потом передел собственности.

Зато можно вложиться в сырье. Прибыль тут вполне позволяет окупить риски. За примерами далеко ходить не надо – можно вспомнить, с какой охотой крупные международные нефтяные компании приходили работать в Казахстан на сверхвыгодных условиях СРП в беспокойные 1990-е.

Инвестировать можно смело – достаточно договориться с представителями правящего режима. Сделать это проще в государствах, тяготеющих к так называемому просвещенному авторитаризму с несменяемой на протяжении длительного срока властной элитой. В демократическом государстве с регулярной ротацией элит договариваться о чем-то сложно. Сменилась власть – пришли новые люди. У них и идеология может быть другой, и собственные затраты на предвыборную кампанию окупать надо. При несменяемом режиме все достаточно просто. Даже если руководство страны захочет выдоить немного больше из иностранного инвестора, перекроив по своему произволу правовое поле, нефтяные сверхприбыли велики, можно и откупиться малой долей.

В свою очередь правящий режим не будет выжимать из нефтянки все соки. Ведь именно сырьевой сектор – наиболее благоприятная база для осуществования несменяемых элит. Диверсифицированное производство приводит во власть эффективных менеджеров, способных управлять сложной структурой экономики страны. Приходится учитывать интересы различных бизнес-структур, которые стремятся делегировать своих представителей во власть, контролировать ее. Тут уж недалеко до подлинной многопартийности и конкуренции.

Напротив, поток нефтедолларов позволяет забыть об эффективности и ставить на престижное место не столь эффективного, сколь приятственного в других отношениях человека. При этом сырьевые запасы страны могут разрабатывать лишь несколько крупных компаний, с которыми нетрудно договориться, при случае – нажать на них. Но и у нефтяников с металлургами есть рычаги влияния. Сырьевые страны обычно нуждаются в притоке средств из-за рубежа, так как склонны в тучные годы подсаживаться на иглу внешнего фондирования (а сырье служит залогом). К тому же для разработки недр требуются значительные инвестиции, а взять их на начальном этапе, кроме как за рубежом, негде. Так что приходится или приглашать иностранные компании, или брать за рубежом займы, проводить размещения акций в Лондоне, что и делали отечественные холдинги. Даже штаб-квартиры размещают подалее от родных берегов.

Система поддерживает сама себя: иностранные инвестиции идут в сырье, укрепляя стабильность режима, который в свою очередь объективно заинтересован в опережающем развитии именно сырьевого сектора экономики. И даже если идеологические соображения или просто здравый смысл велят прилагать все усилия для развития несырьевых отраслей и развития гражданского общества – на деле это получается плохо. Натуру не обманешь.