Ледяные слезы

Сборник стихов известной актрисы и певицы Карины Абдуллиной наглядно демонстрирует, что современные казахстанские авторы не задумываются о том, как их творения воспримут читатели

Ледяные слезы

Небольшую, зато броско оформленную книжку стихов Карины Абдуллиной «Девушка-мечта» сложно не заметить на прилавке магазина. На обложке – сама г-жа Абдуллина. Весьма эффектная – да что там! – красивая женщина. К тому же фотогеничная (режиссер фильма «Мустафа Шокай» знал, что делал). Имя Карины – уже раскрученный бренд, а фотография на обложке – готовая реклама. Эта известная и, скорее всего, во многих областях талантливая женщина пишет тексты, которые по формальным признакам (наличию рифм, размеров и содержания), можно отнести к стихотворениям. При этом Карина, будучи натурой артистической, склонна обнажать перед публикой свои душевные раны, и, надо отдать ей должное, в книге изредка из-под пупсового провинциального глянца ее книжечки проблескивают огоньки настоящих, не придуманных страстей.

Что же у нее получилось? К сожалению, ничего особенно примечательного. Не станем надолго погружаться в анализ стихов, тем более что анализировать, в общем-то, нечего. Значительная часть текстов крайне инфантильна и по форме, и по содержанию: «Спи, любимый,/Отдохни хоть малость./Снимет лунный свет/Твою усталость./Пусть он защитит тебя от бед/И окрасит мысли в белый цвет». Путаются смыслы, «грусть» рифмуется с «пульсом», а «вопреки» – со «стихи».

Несколько больший интерес представляют стихотворения, в которых автор рассказывает, видимо, о вызвавших у нее сильные переживания реальных жизненных коллизиях. К сожалению, некукольные страсти и тут облачены в кукольную форму, которой автор к тому же владеет крайне неумело, отчего получаются вирши вроде «А я опять безликий день свой начинаю/И от тоски безумной изнываю./Сбегаю в горы и спасаюсь там прохладой./И все мечтаю стать твоей Шахерезадой…» А то и к почти пародийным пассажам: «Мечтаю пред тобою на колени встать,/К «Началу» твоему прильнуть губами/Испить тебя до дна, стонать, кричать/И называть волшебными словами» (речь идет, насколько можно понять, о музыканте, творчеством которого автор издали восхищается, но боится признаться ему в своем чувстве).

Вторую страницу каждого разворота занимает фотография поэтессы. К сожалению, при общем довольно высоком качестве снимков они поражают своим стилистическим разнобоем. Тут есть фото явно из семейного альбома, есть снимки с фотосессий для глянцевых журналов, есть даже кадр из упомянутого выше кинофильма. Связи между иллюстрациями и текстами – ни малейшей: так, например, ужасно трогательное стихотворение о разлуке – «Ну а я…/Слезы горькие тая,/Улечу подбитой птицей/В сердцу милые края…» – сопровождается фотографией Карины, беззаботно и как-то даже залихватски поедающей шоколадку.

В выходных данных, помимо названия издательства, не указано ничего. То ли не сочли нужным упомянуть художественного, технического и просто редактора, то ли их и не было вовсе. Если целью г-жи Абдуллиной было выпустить самой себе на радость поздравительную открытку – это одно. Если же цели ставились более значительные, то редакторские то ли анонимность, то ли самодеятельность сыграли с изданием дурную шутку.

Конечно, прежде всего проектом должен был руководить специалист, профессионал – и не в специфической песенной области, а настоящий литератор. В уже цитированном предисловии Карина благодарит за помощь «известного поэта и журналиста Илью Синельникова». Боюсь, что помощь известного поэта и журналиста свелась к пунктуационной и орфографической правке – тут действительно придраться не к чему. Не знаю, что или кто помешал г-ну Синельникову сделать то, что напрашивалось: пройтись по книжке частым гребнем. Кое-что сразу безжалостно выкинуть, кое-что добавить и все переработать. Я бы, например, посоветовал Карине Абдуллиной сосредоточиться на реальных перипетиях ее любовных переживаний. Дать волю фантазии. На первом этапе работы побольше доверять чувствам и бумаге, а на втором – редактору. И не цепляться за попсово-песенные красивости. Ведь при хорошей редактуре даже такие беспомощные строки, как «Совсем нет сил, валюсь я с ног./ Меня забыл сегодня Бог./И, всем стараньям вопреки, /Пишу бездарные стихи», – могли бы обрести хотя бы второе измерение самоиронии и самопародии.

Во-вторых, иллюстративную часть проекта следовало разработать заранее, с тем чтобы она представляла целое и сама по себе, и во взаимосвязи с текстами. Внешность г-жи Абдуллиной позволяет представить ее в костюмах разных эпох и в разных образах – от невинной жертвы до фам-фаталь. Некоторая доля вызова и даже скандалезности тоже не помешала бы. Пресловутые «обстоятельства личной жизни», то есть то, из чего г-жа Абдуллина, судя по ее книжке, особого секрета и не делает, должны были бы выступить на первый план и в тексте, и в иллюстративном материале. Но не в буквальной, а в символической проекции. Может быть, даже стоило продумать какой-то единый сюжет. Что-нибудь фантастическое или фэнтезийное. Скажем, любовную историю, происходящую в условном Средневековье или, наоборот, в Серебряном веке – с роковыми страстями, разбитыми сердцами, самоубийствами, царицей Томирис, Клеопатрой – да мало ли с чем еще! Добавить к природным данным Карины капельку воображения и столовую ложку собственно поэзии. Понятно, что это повлекло бы дополнительные затраты, но их в настоящем случае, скорее всего, удалось бы «отбить», принимая во внимание упоминавшуюся выше «рекламную составляющую» имени автора.

Увы, все это теоретизирование. Кажется, у нас просто никто не верит в возможность успешных художественно-издательских проектов. В общем, «ледяные слезы» (так называется один из разделов книжки) наворачиваются на глаза, когда думаешь, что вот ведь: было все, чтобы сделать если не хорошо, то хотя бы занятно. Но получилось как всегда.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики