Больше женщин!

Голландия станет первой в мире страной, принявшей закон об обязательном присутствии женщин в топ-менеджменте частных компаний. Да и другие государства Евросоюза уже раздумывают о подобных мерах

Больше женщин!

С 2016 года советы директоров всех голландских компаний, штат которых превышает 250 человек, будут по меньшей мере на 30% состоять из женщин. Голландский парламент стал первым в мире законодательным органом, прописавшим минимальную долю присутствия женщин в руководстве частных компаний. Ранее минимальное представительство женщин было установлено только в Норвегии — но не в советах директоров, а в наблюдательных советах.

Пока что голландский закон не предусматривает штрафов для компаний, которые будут нарушать квотирование, но законодатели надеются, что сам факт нарушения закона и связанный с этим ущерб для репутации будет достаточным стимулом для продвижения женщин. Схожая законодательная инициатива рассматривается сегодня и в Австрии. Здесь на прошлой неделе министр по делам женщин Габриэле Хайниш-Хозек выступила с предложением ввести 40-процентную квоту для женщин в наблюдательных советах частных компаний. «Квоты не только элегантное, но и действенное решение», — заявила министр, ссылаясь на норвежский опыт.

Директор — только в брюках

Озабоченность европейских политиков судьбой женщин в экономике можно понять. Несмотря на десятки лет эмансипации, европейские женщины до сих пор остаются дискриминируемой группой, если речь заходит о карьере в крупной компании. В советах директоров 200 крупнейших предприятий мира женщины занимают лишь 11,2% мест. В Голландии эта доля составляет 12,2%, в Швейцарии 9,5%, во Франции 7,6%, в Италии 2,9%, а в Японии и вовсе 1,2%.

В половине всех мировых компаний, где женщины представлены в совете директоров, речь идет лишь о единственной женщине-директоре, остальные топ-менеджеры в них — мужчины.

Дискриминация женщин в бизнесе отчетливо наблюдается даже в такой эмансипированной европейской стране, как Германия. При том что правительство во второй раз возглавила женщина-канцлер Ангела Меркель, а следом другая женщина — Маргот Кессман — впервые в истории стала главой евангелической церкви Германии, успехи женщин в этой стране остаются ограниченными сферой политики и религии. В советах директоров шести сотен крупнейших компаний страны представительницы слабого пола занимают лишь 2,4% постов.

В высшей лиге немецкой экономики — фирмах, входящих в индекс DAX-30, — ситуация еще хуже. Среди двух сотен членов советов директоров компаний DAX-30 присутствует лишь одна-единственная женщина — Барбара Кукс, ответственная в концерне Siemens за выстраивание логистических цепочек.

«Практически во всех сферах жизни в Германии женщины пользуются абсолютно равными с мужчинами возможностями — в политике, общественной жизни, в других областях. И только экономика остается зоной дискриминации. Когда я начинал исследование, касающееся присутствия женщин в экономике, то полагал, что ситуация десятилетней давности, с долей женщин в руководстве компаний около одного процента, вызвана тем, что в советах директоров заседают старые консервативные топ-менджеры. Я думал, стоит им уйти на пенсию, как на их место придут новые, прогрессивные, и ситуация изменится. Но и сегодня мы видим, что основная масса менеджеров — это сорокалетние мужчины, а женщин в руководстве компаний как не было, так и нет», — говорит «Эксперту» профессор Хаген Линдштедт, руководитель Института управления Университета Карлсруэ.

По наблюдениям Линдштедта, практически ни в одной европейской компании женщины не представлены в руководстве наравне с мужчинами. Почти все советы директоров представляют собой чисто мужские клубы. Чуть лучше, чем в советах директоров, дело обстоит в наблюдательных советах. Но и здесь женщины находятся в явном меньшинстве. В немецких наблюдательных советах женщины составляют лишь 8,2%.

Когда месяц назад женщина впервые в истории Германии возглавила наблюдательный совет компании из списка DAX-30 — руководителем наблюдательного совета концерна Henkel стала Симона Багель-Тра — ликованию немецких СМИ не было предела. Но и в данном случае радость поборников эмансипации сильно омрачается контекстом назначения госпожи Багель-Тра на высокий пост. Ведь до позиции главы наблюдательного света выросла не простая женщина, а наследница основателя Henkel — Фрица Хенкеля.

«Самый простой путь в наблюдательный совет — перемещение туда с поста в совете директоров. Женщин почти нет в советах директоров — поэтому их мало и в наблюдательных советах. А многие из тех, кто все-таки заседает в совете директоров, представляют интересы работников или являются наследницами основателя компании», — резюмирует профессор Линдштедт.

Примеры для подражания

«Дискриминация женщин неодинакова на разных уровнях общества. В то время как в верхних эшелонах наблюдается явный дефицит женщин, на среднем уровне женщины добились равноправия. А в нижних слоях, наоборот, уже наблюдается дискриминация мужчин, — говорит “Эксперту” социолог и специалист по гендерной дискриминации Астрид фон Фризен. — В школах женщины-учителя составляют до 85 процентов персонала, в детских садах — до 95 процентов. Многочисленные исследования показывают, что за одинаковые успехи женщины-учителя ставят девочкам более высокие оценки, нежели мальчикам. Неудивительно, что школьная успеваемость мальчиков ниже — хотя бы потому, что мальчики с трудом воспринимают авторитет учительницы. Я много лет была феминисткой, но сегодня я открыто говорю: мы должны поддерживать мальчиков в школе, если хотим сохранить устойчивое развитие общества».

Но после школы мужчины берут реванш. Так, по подсчетам немецкого Фонда Ханса Бёклера, хотя женщины составляют чуть больше половины поступивших в немецкие вузы студентов, докторскую диссертацию защищают только 22% из них, а постоянную профессорскую степень получают лишь 8%. Таким образом, уже после окончания вуза женщины методично вымываются из научной жизни. Так же обстоит дело и в бизнесе. Очень часто начавшая делать карьеру женщина внезапно обнаруживает, что уперлась в «стеклянный потолок» — негласный барьер, преграждающий представительницам слабого пола путь наверх.

Впрочем, в мировой экономике есть примеры крайне успешных женщин-менеджеров. Представительницы слабого пола возглавляют советы директоров таких компаний, как PepsiCo и Areva, Kraft и SEB, но на общем фоне эти успехи остаются уникальными историями. «Пока женщин в руководстве мало, на их решения и на их ошибки смотрят особенно пристально. Ошибка менеджера-мужчины воспринимается как ошибка менеджера, в то время как ошибка менеджера-женщины воспринимается как ошибка женщины. Поскольку женщины — редкость на управленческих этажах, они вызывают настороженность, а это затрудняет приход в начальственные кабинеты новых женщин. Получается замкнутый круг», — говорит «Эксперту» профессор Линдштедт.

Правда, многие специалисты полагают, что проблема часто заключается и в самих женщинах. «Вопрос о наличии в компаниях “стеклянного потолка” для женщин — очень сложный вопрос. Многие дамы, пытающиеся делать карьеру, говорят о “стеклянном потолке”, который не давал им двигаться вверх. С другой стороны, многие женщины, сделавшие карьеру, признаются, что получали постоянную поддержку от коллег-мужчин. Более того, мужчины топ-менеджеры жалуются, что целенаправленно искали женщин для занятия определенных постов в руководстве — и не находили. Дело в том, что женщины, способные работать на топ-позициях, часто просто не хотят с этим связываться. Женщины не так охотно, как мужчины, соглашаются работать по четырнадцать часов в день и получать инфаркт к пятидесяти пяти годам. Им не так интересна эта жизнь топ-менеджера, связанная с огромным количеством ограничений. Они хотят проводить больше времени с семьей, с детьми. В этом они, можно сказать, мудрее мужчин. Тем не менее я думаю, что, будучи введенными, квоты сыграют свою положительную роль. Если поиск женщин-топов станет системой, то они найдутся. Если ввести квоты, то уже лет через десять доля женщин на топ-позициях сравняется с долей мужчин. В конце концов, квотирование есть во многих сферах жизни», — делится своими размышлениями Астрид фон Фризен.

Главный аргумент против введения квот для женщин — компрометация квалификации уже пробившихся в советы директоров женщин-менеджеров. После введения квот каждую женщину, пробившуюся в совет директоров, возможно, будут воспринимать так, будто она сумела сделать карьеру только благодаря квотированию, что унизительно, говорят противники идеи квотирования.

«Кроме того, правительство может обязать компании иметь 50 процентов женщин в советах директоров или в наблюдательных советах. Но кто может обязать менеджеров-мужчин включить этих женщин в неформальные обсуждения готовящихся решений?» — делится опасениями профессор Линдштедт. На его взгляд, по-настоящему помочь женщинам может увеличение открытости компаний. «Если предприятия будут указывать в своих отчетах долю женщин на разных уровнях руководства, это позволит работникам лучше ориентироваться в предложениях и действительно понимать, какие у них шансы в данной компании. Если в течение пяти лет работодателю будут задавать не-удобные вопросы “почему у вас так много женщин на низовых уровнях, а руководство все состоит из мужчин?”, то это подействует на него сильнее любых квот», — полагает Хаген Линдштедт.

Фонд для торжества женщин

Тем временем ограниченное представительство женщин на верхних этажах экономической сферы раздражает не только законодателей. Сразу несколько крупных европейских концернов заявили на прошлой неделе о планах реформирования структуры своих советов директоров в пользу большего участия женщин.

«Я уверен, что в начальной фазе механизм квотирования мест окажется полезным для того, чтобы совершить переворот, которого наша страна ждала так долго», — заявил в своей статье, опубликованной в газете Corriere della Sera, председатель совета директоров итальянского банковского гиганта Uni-Credit Алессандро Профумо. Сейчас в совете директоров UniCredit женщины занимают лишь три места из двадцати, причем одна из директоров была назначена на свой пост весной этого года. Но в течение трех ближайших лет Профумо собирается повысить их представительство до пяти, а к 2018-му — достичь 50-процентного представительства.

С аналогичной программой выступил и голландский телекоммуникационный концерн KPN. Здесь принята специальная программа поддержки женщин, претендующих на руководящие посты. «Нашей целью не является ставить на какие-то должности именно женщин. Наша цель — занять должности одаренными сотрудниками, все равно, мужчина это или женщина. Проблема в том, что сегодня многие женщины прекращают карьеру раньше, чем они могли бы достичь высот, и мы хотим изменить это положение. Мы хотим подтолкнуть их к тому, чтобы они активнее заявляли о желании работать на руководящих позициях. Сегодня в KPN женщины занимают 17 процентов топовых позиций. Мы будем стремиться повысить этот показатель до 25 процентов. Мы полагаем, что сможем достичь этого уровня к 2015 году», — заявил «Эксперту» пресс-секретарь KPN Стивен Хафтон.

Начинание UniCredit и KPN выглядит чересчур отважным, но, как оказывается, может привлечь дополнительных инвесторов. Еще в 2007 году компания McKinsey опубликовала исследование, в котором утверждалось, что широкое присутствие женщин в менеджменте компаний снижает риски и увеличивает прибыль. Такие характеристики особенно привлекают инвесторов. Так, в конце октября швейцарский инвестиционный фонд Naissance Capital заявил, что открывает новую программу инвестирования — в компании с большой долей женщин в руководстве. Предполагается, что новый фонд объемом 200 млн долларов возглавит менеджер Naissance Capital Дениэл Тюдор, а патроном фонда должна стать супруга бывшего британского премьера Тони Блэра Шери Блэр.          

Берлин