Не тревожьте мертвецов

Не тревожьте  мертвецов

Новый фильм «Не оглядывайся» Марины де Ван уже интригует своим названием, которое напоминает призыв, обращенный к Орфею. Марина окончила философский факультет Сорбонны, затем Французскую школу кинематографических наук, и, сняв несколько короткометражек, получила имидж необычного и провокационного режиссера. Она стала соавтором знаменитого Франсуа Озона «Под песком» и «8 женщин» и дебютировала мистическим фильмом «В моей коже», признанным критиками необычной и талантливой работой.

Отправным пунктом картины становится страх. Этот же мотив лежит в основе легенды об Орфее, спустившемся в царство Аида в поисках любимой Эвридики. Страх в картине обретает самые разные формы. Главная героиня Жоан (Софи Марсо) испытывает страх перед тем, что всегда было знакомо, станет однажды чужим, и она сама окажется кем-то другим. Внутренние метаморфозы, которые испытывает героиня, превращаясь в незнакомого ей человека Розу Марию (Моника Белуччи), переданы режиссером через перемены в ее лице. Благодаря компьютерным технологиям душевные трансформации обретают визуальную картинку, порой отталкивающую, порой пугающе-притягательную. Как признается сама Марина, ее интересовала материализация внутреннего процесса при помощи визуальных образов. В этом она нашла истинное кинематографическое удовольствие. Хотя режиссер и могла остаться в рамках традиционного жанра реализма, представив героиню сорокалетней женщиной, вспоминающей, смотрящей старые фотографии, впавшей в детство, – но ее заинтересовал мистико-фантастический жанр. В нем она обнаружила истоки метафоры реальности. Это дает осознание того, что наравне с метафорой существует психологический реализм – память и воображение.

Мы часто возвращаемся в детство через жесты, чувства, ощущения, испытываемый нами стыд. Перед нами открывается жизнь, оставшаяся где-то далеко и скрытая. Марина де Ван возвращает в детство, но не стереотипным способом через омоложение и устранение возрастных следов, как будто это чудо и невиданное благо. Детство для нее – не беззаботное счастливое время, а начало пути, когда полученная травма остается на всю жизнь. Поэтому фантасмагорическое превращение в ребенка у де Ван обретает трагические черты. Как рассказывает Марина, чтобы быстро превратить взрослого в ребенка, пришлось сломать ему кости, вытащить из тела привычных размеров и насильно впихнуть в детское тело, как в крохотную коробку. В результате в картине мы видим деформированное тело, образ женщины, сузившейся и хромой, который обретает Жоан, приехав в Италию.

И хотя это новое прочтение «Доктора Джекила и мистера Хайда», все же классических банальностей не удалось избежать. Желание быть похожим на кого-то, кем мы не являемся, исходит от нас; чтобы стать взрослым, надо убить в себе ребенка. Наивно полагать, что можно избавиться от личности, на основе которой мы были построены, какой бы условной она ни была. Порой, оглядываясь, как легендарный Орфей, мы уже не можем вернуть то, что безвозвратно утеряли.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?