Без возможности внедрения

Благодаря созданию совместного фонда нанотехнологий Казахстан рискует остаться без собственных инновационных производств

Без возможности внедрения

В следующем году Россия и Казахстан в лице «Роснано» и АО «Kazyna Capital Management» (KCM) создадут совместный венчурный фонд. Создание фонда стало одним из первых аккордов двустороннего сотрудничества в области ставших популярными ныне нанотехнологий (НТ), где казахстанским ученым есть что показать. Вместе с тем сохраняются серьезные опасения, что наши нанотехнологии будут применяться на заводах в России, а Казахстан так и не создаст высокопередельные инновационные производства.

Наноускорение сотрудничества

В мае 2008 года в ходе визита президента России Дмитрия Медведева в Казахстан теперь уже экс-председатель правления АО «Фонд устойчивого развития “Казына”» Арман Дунаев и экс-гендиректор «Российской корпорации нанотехнологий» Леонид Меламед подписали соглашение о совместном развитии нанотехнологий. Предполагалось взаимодействие между ФУР «Казына» и ГК «Роснанотех» (нынешнее «Роснано»). Стороны предполагали совместно запускать проекты и венчурные фонды в сфере НТ. Также планировалась совместная подготовка научно-технических кадров – они должны были стажироваться на предприятиях обеих стран. Пилотным проектом должно было стать производство космических и наземных солнечных батарей по технологии российского научно-производственного предприятия «Квант». Но, как заявили корреспонденту «Эксперта Казахстан» в НПП «Квант», никаких документов с казахстанской стороной подписано так и не было.

Дальнейшее сотрудничество приняло вид «наношагов» – более года ничего не происходило. А 11 сентября текущего года на VI Форуме межрегионального сотрудничества России и Казахстана, прошедшем в Оренбурге, «Роснано» и KCM договорились о создании казахстанско-российского венчурного фонда нанотехнологий.

Фонд планируется зарегистрировать уже в этом году, а в первом полугодии 2010-го он должен начать активно работать. Целевая капитализация фонда – 100 млн долларов. Первый вклад в него – 50 млн долларов, которые оба партнера внесут в равных пропорциях.

21 октября 2009 года председатель правления KCM Абай Алпамысов заявил: «Мы планируем использовать НТ там, где Казахстан имеет преимущество, – это металлургия, солнечные батареи. НТ в Казахстане могут использоваться в любой отрасли, поэтому мы будем использовать их в тех отраслях, которые имеют стратегическое преимущество». При этом KCM ставит задачу по достижению нормы доходности по фонду в размере не менее 20%. Как отмечают в KCM, кроме названных отраслей нанотехнологии в РК могут применяться в машиностроении, фармацевтике, альтернативной энергетике. Директор проектного офиса «Роснано» Михаил Чучкевич дополняет: «Также весьма перспективны технологии для нефтегазовой промышленности (покрытия для труб), катализаторы, медицинские разработки».

Отметим, что KCM, как якорный инвестор фонда, не будет принимать непосредственного участия в управлении им. Вместо этого к управлению фондом привлекут (на конкурсной основе) профессиональную управляющую компанию, обладающую опытом инвестирования в нанотехнологические проекты. В КСМ сообщили, что уже ведут переговоры по данному вопросу. Сама же КСМ будет предоставлять поддержку и стимулировать менеджеров на достижение высоких результатов. «От эффективности фонда будет зависеть в целом развитие данного перспективного направления в будущем и дальнейший процесс диверсификации экономики Казахстана, в котором нанотехнологии будут играть важную роль», – заявляют в Kazyna Capital Management.

Последний писк из прошлого

Казахстанские ученые отмечают, что нам уже есть чем гордиться. Нашими физиками созданы первые в Казахстане опытные экземпляры солнечных батарей на основе нанопористого кремния, КПД которых выше обычных на 5% (как правило, КПД солнечных батарей составляет 9–25%). «На основе нанокристаллов кремния созданы маленькие конденсаторы до 2000 пикофарад. Конденсаторы с подобной емкостью используются в радиотехнике, – рассказывает заведующий Национальной нанолабораторией при КазНУ имени Аль-Фараби кандидат физико-математических наук Александр Рягузов. – Наши физики научились создавать нанокластеры металлов (микрочастицы упорядоченного строения)». По словам г-на Рягузова, на факультет приезжал их выпускник, прошедший курс обучения в США. Когда он увидел отечественные разработки по нанокластерам серебра, то сказал, что это «последний писк» научной моды на Западе. «А у нас кластеры серебра уже созданы и получены результаты», – говорит ученый. По словам г-на Рягузова, нанокластеры серебра можно использовать в высокоскоростных лучах, а также в трансплантатах, использующихся при переломах конечностей.

Отечественные НТ не стопорятся на уровне фундаментальных разработок. Их прикладная направленность прорабатывается в технопарках. Начальник управления развития информационных технологий технопарка Alatau IT City Болат Курмангали говорит, что их организацией разработан ряд проектов с использованием НТ, которые находятся на этапе внедрения. «Проект по поликристаллическому кремнию для производства солнечных батарей – на стадии научных исследований, но очень близок к серийному выпуску». Правда, остается еще одна мелочь – по словам г-на Курмангали, чтобы начать серийное производство, «нужны только огромные деньги (более полумиллиарда долларов)».

В декабре прошлого года министр образования и науки Жансеит Туймебаев рассказал о конкретном проекте, доведенном до стадии производства, – это космический проект «Аметист» по получению наногетероструктур на установке молекулярно-лучевой эпитаксии, размещаемой на борту российского сегмента Международной космической станции. Данная технология позволит увеличить КПД солнечных элементов до 32%, что в два раза выше известных аналогов. Разработками по проекту занимается дочернее госпредприятие «Физико-технический институт». Правда, директор этого института Серикбол Токмолдин рассказал «Эксперту Казахстан», что в данный момент работы приостановлены, так как Министерство образования и науки их не финансирует.

Ученые признают, что все проекты, которые сейчас пытаются внедрить в реальном секторе экономики, – это не современные достижения, а наследие советской науки, «старые разработки, с которых снят гриф секретности». И даже они далеко не все применимы в современной промышленности.

«Нано» есть, индустрии нет

Эксперты сомневаются в перспективности применения НТ в металлургии. «Я не могу сказать о каких-то наших разработках, которые можно запустить на промышленных предприятиях», – признается Болат Курмангали.

Александр Рягузов тоже скептично воспринимает заявления г-на Алпамысова. «По определению НТ – создание наноструктур, которое ведется контролируемым образом на основе атомарного производства, – говорит г-н Рягузов. – Я не знаю, каким боком сюда подходит металлургия, где происходит только выплавка металла. Другое дело – материалы на основе композитов. Но это уже физика металлов и сплавов. На западных сайтах по нанотехнологиям вы не найдете ни слова о металлургии как таковой».

Впрочем, не только металлургия является у нас закрытой для НТ отраслью промышленности. «Сами по себе НТ являются прикладными к некоторым отраслям промышленности, – считает казахстанский изобретатель Ильдар Ибрагимов. – Для того чтобы их внедрять, необходимо, чтобы были развиты эти базовые отрасли. НТ не создают продукцию, они улучшают уже производимую продукцию. Соответственно, сначала должен быть развит базовый промышленный потенциал». Г-н Ибрагимов приводит пример: можно наносить специальные покрытия на стенки цилиндров двигателей, уменьшающие трение и улучшающие теплоизоляцию, но для этого нужно иметь производство этих двигателей.

Г-н Рягузов отмечает, что создание высокотехнологичного и наукоемкого производства стоит немалых денег. «В научной литературе уже просчитано, что для сооружения высокотехнологичной комнаты площадью в 100 квадратных метров требуется затратить до пяти миллионов долларов», – рассказывает он.

Наноприцел в будущее

Даже при условии, что совместный фонд эффективно заработает, эффекта технологического «рывка» индустрии Казахстана это не даст. Вспомним, например, упоминавшееся выше производство солнечных батарей. В Казахстане в течение нескольких лет планируется запустить несколько производств по производству поликристаллического кремния (заводы в Темиртау, Астане и Актау). Этот полуфабрикат экспортируется в Японию, Южную Корею, США, страны Евросоюза, где существует производство солнечных батарей. В нашей стране производственной базы под солнечные батареи нет. А вот у россиян вскоре будет. 18 августа текущего года «Роснано» и ЗАО «Ренова Оргсинтез» договорились, что инвестируют порядка 440 млн евро в завод по изготовлению таких батарей в Новочебоксарске. Таким образом, у Казахстана есть твердый шанс остаться производителем кремниевого полуфабриката. А солнечные батареи, которые, по мнению ученых, весьма актуальны в Казахстане, будут нами по-прежнему закупаться из зарубежья, только уже из ближнего.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики