О, дивный китайский мир

Кредиты из КНР усиливают зависимость казахстанской экономики от государства. Прежде всего – от своего собственного

О, дивный китайский мир

Когда Казахстан в 1991 году стал независимым государством, в отношениях с Китаем действовало соглашение о безвизовых поездках граждан. Оно предполагало, что любой гражданин Казахстана может свободно въехать в Китай, а любой гражданин Китая – в Казахстан. К середине 1992-го Министерство иностранных дел Казахстана получило указание премьер-министра подготовить соглашение о введении визового режима при взаимных поездках граждан Казахстана и КНР. В качестве обоснования такого указания была приложена записка о том, что китайцы тысячами переселяются в Казахстан, принимают казахстанское гражданство и уже скоро захватят всю нашу землю. Кроме того, они наводняют Казахстан своими некачественными товарами. Китайцы признавали, что недорабатывают, но заверяли, что будут трудиться над повышением качества товаров вплоть до применения смертной казни к злостным бракоделам. В итоге визовый режим был введен, но двусторонняя торговля развивалась, поскольку китайские товары были на тот момент самыми доступными для казахстанцев, а торговля ими помогала выжить тысячам шоп-туристов. Приграничный китайский городок Алашанькоу процветал. Приграничный казахстанский поселок Достык хирел, зато росли как грибы особняки таможенников.

Прошло 17 лет. Борьба с китайским нашествием вновь стала актуальной, но уже на новом, более высоком уровне. Кроме земли, у нас появилась экономика («нефтянка»), ее-то и намерены захватить китайцы. И они хотят наводнить нашу страну не дешевыми товарами, а дешевыми кредитами.

Они их новый мир построят

Недавно Джордж Сорос в интервью газете Financial Times заявил, что Белый дом должен подключать Пекин к совместному созданию нового мирового финансового порядка, поскольку в поддержании сегодняшнего, олицетворяемого и поддерживаемого МВФ, Китай не заинтересован. Такую пассивность Сорос объясняет тем, что в системе МВФ китайской экономике и китайской валюте отводится слишком мало места, сегодняшний миропорядок не учитывает китайских интересов. Новый же порядок должен стать для Китая таким же своим, как для Соединенных Штатов – Вашингтонский консенсус (экономическая политика, направленная на либерализацию рынка).

Джордж Сорос прав в том, что нынешние правила игры на мировых рынках китайских интересов не учитывают. Но собирается ли Китай присоединяться к проекту по созданию новых правил или же сам эти правила создаст, а потом поставит вопрос об их международно-правовом закреплении, пока не ясно. В любом случае новый мировой порядок будет во многом китайским. И в связи с этим у Казахстана есть повод для оптимизма: для нас в этом новом мире тоже найдется место. Причем это место будет в VIP-секции.

Как уже отмечал наш журнал, пока европейцы и американцы призывают к борьбе с протекционизмом, который сами тут же и внедряют в жизнь, а также спорят о том, какие меры эффективнее – стимулирующие или регулирующие, китайцы готовы к заключению соглашений, гарантирующих работу экономикам, которые пока что основаны на нефти и металлах (см. «Из хороших рук», «Эксперт Казахстан» № 21 от 1 июня 2009 года).

Когда у Казахстана возникли проблемы с ликвидностью, Китай предоставил нам кредит в 10 миллиардов долларов. Когда наметились проблемы со сбытом зерна, выразил готовность купить его у нас в неограниченных объемах.

Директор Центра анализа общественных проблем Меруерт Махмутова, комментируя итоги визита Нурсултана Назарбаева в Китай в апреле этого года, когда был окончательно решен вопрос о кредите в обмен на нефть, сравнила полученные десять миллиардов с сыром в мышеловке. На самом деле сыром в мышеловке были кредиты, набранные за рубежом казахстанскими банками.

Кроме того, критики заявляли, что кредит приведет к росту китайского присутствия во всех секторах казахстанской экономики, а это означает зависимость, от которой недалеко и до превращения в китайскую провинцию. То же самое лет пять назад происходило в соседней Киргизии. «Казахи все скупят!» – били тревогу депутаты Жогорку Кенеш. Эксперты обсуждали сроки и условия присоединения Киргизии к Казахстану. Никто даже не пытался выяснить, нужна ли казахам вся Киргизия или им достаточно побережья Иссык-Куля.

Некоторые критикуют китайское кредитование за то, что оно закрепляет сырьевой характер нашей экономики, поскольку китайцам от нас нужно лишь сырье. Европейцам от нас нужно то же самое, только они получение доступа к казахстанской нефти и казахстанскому урану пытаются увязать с требованием развития демократических институтов и соблюдения прав человека.

Сами по себе зарубежные кредиты не ведут ни к экономической стагнации, ни к закабалению. Например, Организация экономического сотрудничества и развития, которую сегодня характеризуют как группу наиболее развитых стран, возникла на базе плана Маршалла, который включал американские кредиты европейским странам и вызывал у многих мысли о том самом сыре в мышеловке.

И если частный сектор экономики желает получать кредиты на Западе, правительство ему помешать не сможет. Если наши банки смогут предложить проекты кредитования инфраструктурных проектов более привлекательные, чем те, что предлагает Китай, правительство их поддержит. Что же касается промышленного производства, то пока что мы, по слухам, даже памятники отечественным батырам заказываем в Китае.

Взаимодополняемость экономик и правительств

Все, что мы производим (нефть, газ, зерно и металлы), мы отправляем на экспорт. Все, что мы потребляем (продукты, одежду, компьютеры, автомобили), мы завозим из-за границы. Все, что мы производим, у нас может купить Китай. Все, что мы потребляем, нам может продать Китай. Во-первых, потому, что есть вопросы стратегического характера, которые мы можем пока обсуждать только с другими странами. Например, демократическое партнерство – с Соединенными Штатами, а суверенность демократии – с Россией. Но и в такой деликатной сфере, как образование, Китай уже начинает потихоньку отвоевывать позиции у России и Запада. И казахстанский юноша, обдумывающий житье и решающий, с кого бы сделать жизнь, имеет перед глазами примеры спикера казахстанского парламента и премьер-министра, у которых есть помимо российских и китайские дипломы.

Китайский бизнес приходит к нам под государственным патронажем или в лице нацкомпаний. На прошлой неделе был подписан меморандум о сотрудничестве между социально-предпринимательской корпорацией (СПК) «Иртыш» и Синьцзянской компанией по международному экономическому сотрудничеству, в котором предусмотрено строительство на территории Восточно-Казахстанской или Павлодарской области (они входят в сферу ответственности СПК «Иртыш») комбината по производству технической целлюлозы. Причем проект этот планируется реализовать за счет китайского кредита (затраты на первую очередь комбината оцениваются в 80 млн долларов). Как сказано в сообщении СПК, «китайская сторона готова оказать содействие в экспорте техники, оборудования, а также в строительстве самого комбината».

Вклад казахстанской стороны в этот проект, по словам председателя правления СПК Ермека Кошербаева, «будет заключаться в предоставлении земельных участков, необходимых для организации производства».

Часто совместные проекты обсуждаются на правительственном уровне. В середине октября Карим Масимов был в Пекине на встрече глав правительств Шанхайской организации сотрудничества и встречался со своим китайским коллегой Вэнь Цзябао. После возвращения из Китая премьер поручил ускорить строительство зернового терминала на границе с Китаем, привязав его к строительству железной дороги Хоргос–Жетиген.

Рост китайского присутствия ведет к снижению того, что можно назвать долей свободного рынка в нашей экономике, и к расширению сферы государственного контроля. Но для тех, кто видит в этом угрозу национальным интересам Казахстана, идеалом является не монополия «КазМунайГаза» и не свободная конкуренция тысяч отечественных петрофермеров, владеющих одной-двумя качалками. Альтернатива госконтролю – возврат к тем временам, когда главными торгово-экономическими партнерами Казахстана были Каймановы или Виргинские острова. На смену простым и понятным китайским государственным и полугосударственным компаниям должны прийти загадочные офшорные фирмы и полукриминальные схемы трансфертного ценообразования.

Нам просто повезло

В начале 90-х казахстанское правительство выступало гарантом многих сомнительных и авантюрных проектов, под которые казахстанские компании получали зарубежные кредиты. Позднее, когда казахстанский бизнес окреп, кредитование казахстанской экономики стало частным делом частного бизнеса, в которое правительство практически не вмешивалось, полагая, видимо, что если и возникнут проблемы с возвратом, то это будут проблемы не государства, а частного бизнеса. Роль государства фактически свелась к созданию благоприятного инвестиционного климата. К 2007 году в рамках программы выхода Казахстана на мировые рынки произошла концентрация всех активов в холдинг «Самрук», который позднее объединили с фондом «Казына». Когда выяснилось, что проблемы корпоративного и банковского секторов в конечном счете все равно приходится решать государству, правительство справедливо рассудило, что раз уж государство вынуждено было установить контроль над большей частью казахстанской экономики, то и вопросы кредитования экономики оно должно взять на себя.

Отдельный вопрос, пойдут ли нам впрок китайские кредиты. Нам повезло, что у нас в результате совпадения объективных (географических) и субъективных (политических) факторов сложились особые отношения с Китаем. В трудное время мы получили не только доступ к кредитам, но и гарантированные объемы закупок нашей продукции, и крупные инвестиционные проекты на нашей территории. И если кредиты могут бесследно исчезнуть в одной из черных дыр нашей экономики – поддержка банковского сектора, реформа образования или здравоохранения, содержание управленческой верхушки нацкомпаний, то транзитная газовая труба или дорога от китайской до российской границы станут элементами будущей, точнее, посткризисной экономики.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики