Кредитный сыр Китая

Беря огромные кредиты у Китая, правительству страны следует учитывать, что экономическое сотрудничество Пекина с зарубежьем прежде всего подчинено задачам развития китайской экономики

Кредитный сыр Китая

По итогам первого полугодия 2009 года Китай, ранее занимавший 9-е место среди стран–источников инвестиций в Казахстан, вырвался на первое место. Денежный поток из КНР за полгода более чем утроился (по сравнению с первым полугодием 2008-го) и достиг 4,9 млрд долларов.

Структура отраслей-реципиентов, подпитываемых деньгами из Поднебесной, на первый взгляд может показаться странной. Максимальный объем вложений приходится на строительство. По состоянию на 30 июня китайские вложения в этот сектор составили 4,8 млрд долларов (58,9% от всех иностранных инвестиций в отрасль). Во вторую очередь их привлекает горнодобывающая промышленность – 2,1 млрд долларов (10,2%), затем торговля (401 млн, 6%) и финансовая деятельность (432,6 млн, 1,1%).

Но первое впечатление обманчиво. На самом деле речь идет о строительстве, тесно связанном с топливно-энергетическим комплексом (ТЭК). По данным Нацбанка, рост задолженности в течение 2009 года, как и в 2008-м, произошел главным образом за счет финансирования строительства газопровода Казахстан–Китай и других проектов, связанных с добычей нефти и газа. Для строительства Китайско-центральноазиатского газопровода в начале 2008 года на паритетных началах было создано совместное казахстанско-китайское предприятие «Азиатский газопровод». Стоимость проекта оценивается в 20 млрд долларов, из которых на строительство казахстанского участка приходится 6,5 млрд. Этот проект и обусловливает столь значительные инвестиции Китая в строительную отрасль.

В 2009—2010 годах объемы китайских кредитов могут возрасти еще на сумму свыше 10 млрд долларов

Есть у китайских инвестиций и оборотная сторона. В основном деньги поступают в виде кредитов и ссуд (92%), которые придется возвращать. Валовый внешний долг перед Китаем в 2008 году, выросший в четыре раза и достигший примерно четырех миллиардов долларов, по состоянию на 30 июня этого года почти удвоился, составив уже 7,3 млрд. Китай – четвертый в рейтинге стран–кредиторов Казахстана, после Нидерландов, США и Великобритании.

Растет задолженность перед Китаем и у казахстанских инвестиционных структур. Например, долг Банка развития Казахстана перед China Development Bank, на конец прошлого года составлявший 12,1 млрд тенге (5,6% в структуре займов), на 30 июня 2009 года составил 45,1 млрд тенге (16%)!

В ближайшей перспективе долги перед восточным соседом как минимум утроятся. Как отмечал премьер-министр РК Карим Масимов: «Достигнуты договоренности с нашими иностранными партнерами по привлечению дополнительных инвестиций для реализации совместных проектов в объемах 13 млрд долларов из Китая». (Всего же за рубежом власти хотят занять около 23 млрд долларов.) Пока нет сомнений в том, что мы расплатимся по этим долгам. Вопрос в том, удовольствуется ли Китай материальными ресурсами (и их денежным эквивалентом) или же потребует большего.

Финансы в обмен на ресурсы

Объем новых китайских кредитов, о которых рассказал г-н Масимов, совпадает с совокупным объемом двух крупных кредитных линий, о которых договорились в этом году власти Казахстана и Китая. В ходе апрельского официального визита в Пекин президента РК Нурсултана Назарбаева стороны согласовали предоставление Казахстану кредита в размере 10 млрд долларов (пять миллиардов – НК «КазМунайГаз» для финансирования сделки по поглощению компании «Мангистаумунайгаз» и других проектов в нефтегазовой отрасли и еще пять миллиардов – Банку развития Казахстана для инфраструктурных проектов). А в минувшем октябре АО «Фонд национального благосостояния “Самрук-Казына”» договорился с Госбанком развития КНР о завершении всех технических процедур по освоению долгосрочной кредитной линии в размере трех миллиардов долларов казахстанской стороной. Предполагается, что займы будут направлены на поддержку и развитие промышленного производства и переработки, инфраструктуры, металлургии и прочих отраслей экономики, в интересах как Китая, так и Казахстана. Также займы будут направлены на проекты, которые окажутся полезны для расширения двусторонней торговли. В рамках этой кредитной линии фондом освоено уже 300 млн долларов, которые были потрачены на финансирование инфраструктурных проектов Казахстана.

Интерес Китая понятен: он стремится расширить размеры и географию своего присутствия в Казахстане. В Поднебесной, полагают аналитики, рассчитывают получить более свободный доступ к минеральным ресурсам РК, в первую очередь в отрасли ТЭК. В частности, к углеводородным месторождениям на западе страны и урановым – на юго-востоке. К примеру, сегодня принявшему государственную программу по строительству АЭС и нуждающемуся в урановом сырье Китаю в обмен на возможность участвовать в строительстве на его территории атомной станции Астаной предоставлено право на разработку нескольких урановых месторождений.

В конце июля текущего года между АО «Банк развития Казахстана» и Export-Import Bank of China было подписано генеральное кредитное соглашение о предоставлении кредитной линии на сумму пять миллиардов долларов сроком до 15 лет, зафиксировавшее достигнутые в апреле договоренности. Кредитная линия имеет целевой характер: средства должны использоваться для реализации инвестиционных проектов с участием китайских компаний. Условия выделения кредита сторонами не раскрывались, прошла лишь информация, что кредит предоставляется на рыночных условиях, которые соответствуют международным стандартам.

Однако ставка по кредиту для «Роснефти» и «Транснефти», последовавшему за заключением Россией в феврале текущего года в Пекине соглашения по такой же схеме: «финансирование в обмен на ресурсы», составляла 6%. В соответствии с подписанным тогда межправительственным соглашением в обмен на кредиты Россия взяла на себя обязательства поставок в Китай 300 млн тонн нефти в течение 20 лет. Обещанные Китаем 25 млрд долларов пойдут на проекты расширения поставок сырья на китайский рынок, причем значительная доля комплектующих для этих проектов закупается опять же в Китае.

Возможно, кредитное соглашение между Казахстаном и Китаем сказалось на выборе победителя на прошедшем в конце октября тендере на строительство на Атырауском НПЗ комплекса по производству ароматических углеводородов. Китайская компания Sinopec обошла модернизировавшую в 2006 году этот завод японскую компанию Marubeni. Правда, предложение китайцев было привлекательнее по цене – вместо предложенных японцами 3,4 млрд долларов наши соседи обязалась осуществить проект за 1,04 млрд. Но разрыв в стоимости работ власти не насторожил, а ведь ароматические углеводороды – очень грязное производство, требующее значительных вложений в экологическую безопасность предприятия. Зачем волноваться, если Поднебесная не только полностью берет финансирование проекта на себя, но и гарантирует сбыт продукции? Весь производимый заводом на первом этапе бензол и параксилол (используются в нефтехимии) будет уходить в Китай.

Таким образом, один миллиард из китайского кредита уйдет в оплату Китаю же за его модернизацию АНПЗ. На очереди финансирование реализации второго участка казахстанско-китайской магистрали, газопровода Бейнеу–Бозой–Шымкент (в частности, уставного капитала СП, создающегося для его строительства) и ряда других проектов. При этом предстоит решить и много вопросов – таких как охрана окружающей среды, казахстанское содержание, подготовка кадров.

Стороны кредитной «медали»

По состоянию на конец 2008 года количество китайско-казахстанских совместных предприятий (СП), действующих в основном в сфере приграничной торговли и нефтегазовой отрасли, превышало 480, а объем китайских инвестиций и кредитов в РК оценивался не менее чем в 8,5 млрд долларов. В 2009–2010 годах объемы китайских кредитов могут возрасти еще на сумму свыше 10 млрд долларов. Таким образом, Китай активно использует мировой кризис для укрепления своих позиций в Казахстане в качестве крупного экономического донора.

Складывающаяся ситуация, по-видимому, вполне устраивает власти Казахстана – сотрудничество с Поднебесной позволит стране снизить зависимость как от западных компаний по условиям получения инвестиций, так и от монопольного влияния России на транзит сырья на мировые рынки. Однако следует учитывать, что экономическое сотрудничество Пекина с зарубежьем (и Казахстан не исключение) подчинено задачам развития китайской экономики. В Казахстане примером этого могут служить строительство трубопроводов в Китай, та же модернизация АНПЗ и сами условия предоставления китайских кредитов.

Эксперты обращают внимание и на другую сторону кредитной «медали». Если китайские кредитные инъекции – способ вытаскивания экономики страны из кризиса, значит, наша страна критически зависит от внешнего финансирования и ситуация в экономике не столь хороша, как утверждает правительство. Может, нашу экономику теперь будут поддерживать на плаву не ФНБ «Самрук-Казына» с институтами развития, а финансовые вливания Китая? Ведь даже проблему со сбытом зерна у нас не в состоянии решить без Пекина. Как заявил глава правительства Карим Масимов, «на последней встрече в Пекине мне китайский премьер сказал: мы купим столько, сколько вы продадите». Отметим, что в этом году свои квоты на закуп импортного зерна Китай уже закрыл, и Казахстан сможет начать поставки зерна лишь в следующем году.

Получение у Китая столь значительных кредитов с точки зрения долгосрочных интересов Казахстана представляется неоднозначным. С одной стороны, какие-то проблемы они, безусловно, помогут решить. Например, будут способствовать дальнейшему развитию нефтегазовой отрасли страны. С другой – Казахстан, в значительной степени утратив контроль над своими минеральными ресурсами, в перспективе рискует попасть в жесткую зависимость от Пекина. Ведь теперь мы будем достаточно жестко привязаны к этому потребителю. И просто так отвязаться от него не сможем. Если сегодня китайское вхождение на казахстанский нефтегазовый рынок продиктовано экономическими причинами, то кто может гарантировать, что завтра Китай не использует его для решения своих геополитических задач?

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?