Крупный, быстрый, скрытный

Первый национальный рейтинг крупнейших компаний Казахстана свидетельствует: крупный бизнес страны в 2008 году развивался завидными темпами, а девальвация тенге дает ему все шансы выйти из кризиса с минимальными потерями

Крупный, быстрый, скрытный

Честно говоря, решение взяться за составление первого национального рейтинга крупнейших компаний Казахстана далось нам нелегко. Уж слишком неудачным для дебюта казалось время. Кризис в разгаре, сырьевая конъюнктура вошла в пике, в соседней России чиновники составляют списки компаний, нуждающихся в первоочередной госпомощи. Тут уж не до выявления лидеров. Мы тем не менее рискнули. И, как оказалось, не зря. Результаты первого выпуска рейтинга «Эксперт-100-Казахстан» впечатляют. Суммарная выручка 100 корпораций Казахстана, включенных в наш список, в 2008 году увеличилась по сравнению с 2007 годом почти на 35%, и это при годовой инфляции всего в 9,5%. В России, например, где тенденции развития крупнейших компаний отслеживаются нами на протяжении уже пятнадцати лет, мы такой динамики не припомним. Согласно последней версии «Эксперт-400», объем реализованной продукции 400 ведущих российских корпораций вырос на 24%. Так что по темпам реального роста крупный бизнес Казахстана в полтора раза опережает своих партнеров из России.

Отсчет пошел

При подготовке первого списка ведущих компаний Казахстана мы использовали уже отработанную методику, одобренную международной аудиторско-консалтинговой группой «PricewaterhouseCoopers», отдающую приоритет сведениям, предоставленным непосредственно самими компаниями, либо данным их официальной отчетности, в том числе из органов государственной статистики.

Подобный подход обеспечивает достоверность полученных данных. Но, в силу закрытости ряда компаний, не обеспечивает стопроцентного включения в рейтинг всех достойных этого игроков. Вынужденные пробелы очевидны. Для любого человека, более-менее сведущего в экономических реалиях Казахстана, покажется странным отсутствие в рейтинге консолидированных данных «Карачаганак Петролиум Оперейтинг», «АрселорМиттал Темиртау», «Богатырь Комир» или «Казцинка». Эти компании у всех на слуху, однако их финансовая отчетность для нас оказалась недоступной.

Как и в России, самыми закрытыми оказались предприятия, принадлежащие иностранным собственникам, не устающим у себя на родине проповедовать пользу транспарентности как условия устойчивого развития бизнеса. Официальные же статорганы Казахстана всеми необходимыми сведениями обладают, однако коммерческую тайну компаний блюдут свято. Данные по финансам компаний можно получить, пожалуй, только на KASE. От соблазна составлять рейтинг на основе умозрительных прикидок и приблизительных оценок мы сознательно удержались. Ведь в таком случае очевидным образом снижается достоверность данных. Так что на выходе мы получили не тотальный перечень отечественных «тяжеловесов», а скорее список компаний, уже сейчас готовых вести бизнес по цивилизованным правилам.

Что же касается репрезентативности рейтинга, то она вполне обеспечена. Достаточно сказать, что совокупная выручка 100 его участников по отношению к ВВП Казахстана составляет 72,6%. В России, к примеру, аналогичный показатель ниже 50%. Поэтому вполне справедливо утверждать, что «Эксперт-100-Казахстан» с высокой степенью вероятности отражает тенденции крупного бизнеса и экономики в целом. Что это за тенденции?

Нефть, зерно, торговля

Казалось бы, все успехи казахстанского крупного бизнеса в 2008 году можно смело отнести на счет беспрецедентно удачной конъюнктуры мировых рынков сырья. Отчасти это так. Сырьевой сегмент нашего списка явно доминирует. На нефтегазовые и металлургические компании приходится 64,8% от общего объема выручки списка топ-100. К слову, у россиян, не первый год пытающихся диверсифицировать структуру своего народного хозяйства, картина схожая: в их «Эксперте-400» сырьевики в совокупной выручке занимают 54%. Разница объясняется тем, что у наших северных соседей в рейтинге 400 позиций, а не 100, как у нас. Если анализировать отраслевую составляющую первой сотни российского рейтинга, то на сырьевые компании придется уже совсем близкие к казахстанскому показателю 62% от суммарных доходов. И у нас, и в России сырьевую направленность экономике придают две отрасли: нефтегазовая промышленность и металлургия. В казахстанском рейтинге на эти две отрасли приходится 51,2% и 13,7% соответственно (графики 1 и графики  2), в России – 33,1% и 12,5% (если делать подсчет по первым 100 российским компаниям, то получится 42,7% и 15,1%).

А вот в динамике роста сырьевых отраслей кардинальные различия очевидны. Особенно если взять нефтегазовый сектор. В 2008 году чистые доходы казахстанских нефтегазовых компаний из нашего рейтинга выросли на 51% (график 3), а российские нефтяники при той же конъюнктуре цен вынуждены были довольствоваться 29-процентным приростом. Причина в том, что в Казахстане (в отличие от России) государство не рассматривает сырьевиков как дойную корову для наполнения госрезервов. В результате уровень налоговой нагрузки на сырьевые компании существенно ниже. Нефтегазовые компании имеют возможность направлять заработанные средства на собственные инвестпрограммы, а не опосредованно финансировать спасение, например, заведомо неконкурентоспособных автопроизводителей (машиностроительный сегмент рейтинга 100 крупнейших предприятий Казахстана представлен всего двумя компаниями, что в кризис может быть и не так уж плохо). Немаловажную роль в росте доходов нефтяников сыграли сделки по приобретению новых активов, особенно за рубежом.

Конечно, риски сырьевой модели развития велики. Стремительное падение цен на нефть в конце прошлого года – лишнее тому подтверждение. Однако тенденция, к счастью, оказалась кратковременной. Сейчас аналитики сходятся в том, что в ближайшие год-два нефтяные цены будут колебаться во вполне комфортном для нефтяников коридоре 70–90 долларов за баррель. К тому же 25-процентная февральская девальвация тенге позволила экспортерам сырья более уверенно чувствовать себя во время ценовых перепадов начала года, а начиная с лета развернула в положительную сторону общепромышленный тренд. Скорее всего, в следующем рейтинге по итогам 2009 года крупный бизнес Казахстана будет демонстрировать нулевой либо слабоположительный рост, тогда как весомые потери в российском списке «Эксперт-400» неизбежны.

Впрочем, сырьевой сектор – самая жирная, но не единственная точка роста национального крупного бизнеса. Вот, например, агропромышленный комплекс. Прирост доходов оперирующих там компаний в 2008 году составил 42%. Правда, его влияние на итоговую динамику рейтинга в целом ограничивается невысокой долей отрасли в общей структуре списка. Агропромышленные корпорации пока обеспечивают всего 1,7% суммарной выручки крупнейших компаний (таблица 4). Однако, учитывая приоритеты экономического развития, расставленные президентом Казахстана, уже в недалеком будущем можно рассчитывать на усиление позиций АПК. Тем более что «технологическое перевооружение и широкомасштабная модернизация аграрного сектора с учетом роста потребностей и роста цен на продовольственные товары во всем мире» представляется нам не лозунгом, а экономически адекватной и, главное, достижимой в обозримой перспективе задачей. Пока же в десятке самых динамичных компаний рейтинга второе место по темпам роста в 2008 году занимает компания «Атамекен-Агро» (таблица 3), практически удвоившая доходы.

Еще быстрее растет торговля. Суммарный оборот 10 торговых компаний, вошедших в этом году в наш список, увеличился за год на 64%, обеспечив им контроль над 3,3% общих доходов крупного бизнеса. Кстати, с точки зрения влияния на рейтинг в целом торговцам удалось обойти вполне благополучный, но консервативный по динамике телекоммуникационный сектор. Конечно, для розничной торговли 2009 год вряд ли будет удачным, но вполне возможно, ретейлерам в скором времени удастся отыграть потери. Ведь начиная с августа реальная заработная плата стала устойчиво расти: в августе прирост составил 3,2%. По итогам 2008 года крупнейший игрок на рынке оптовых и розничных продаж ГСМ – ТОО «Гелиос» – занял третью строку в списке самых динамичных компаний Казахстана.

Самые крупные

Пока, правда, ни агропромышленным, ни торговым компаниям не под силу конкурировать с нынешними обитателями первой десятки самых крупных компаний Казахстана. Там прочно обосновались нефтяники и металлурги, слабо разбавленные траспортными компаниями и банками (таблица 1 и таблица 2). Уровень децильной концентрации бизнеса в Казахстане запредельно высок. На долю первых десяти компаний рейтинга приходится 70% совокупных доходов по всему списку.

Первая позиция с большим отрывом принадлежит лидеру национальной экономики АО «НК “КазМунайГаз”». Пятая часть доходов крупного бизнеса принадлежит этой компании. В 2008 году КМГ увеличил доходы на 80%. Причем почти половина прироста была обеспечена сделками по слиянию-поглощению, а вторая – ростом добычи на таких приобретенных активах, как СП -«Казгермунай» и АО «Каражанбасмунай», и ценой на нефть. Почти 40% прироста доходов в рейтинге по итогам 2008 года пришлось на эту компанию. Аппетиты национального гиганта продолжают расти, и в 2009 году КМГ также отметился рядом -крупных сделок.

Вторую строчку в нашем рейтинге занимает ТОО «Тенгизшевройл», о финансовых результатах деятельности которого мы хоть что-то знаем лишь благодаря высокому уровню транспарентности нефтяного гиганта Chevron, владеющего 50-процентной долей в компании. ТОО «Тенгизшевройл» в 2008 году увеличило доходы на 60%. В увеличении доходов помимо роста цен на нефть важную роль сыграл рост добычи на 24% по сравнению с уровнем 2007 года, что обусловлено вводом в эксплуатацию летом прошлого года двух проектов в рамках расширения добычи на Тенгизском месторождении – закачка сырого газа в пласты и завод по сепарации газов перед закачкой и очистке от серы добытой нефти.

Нефтяную гегемонию в первой десятке прерывают компании горнометаллургического сектора ENRC и корпорация Kazakhmys Plc., стоящие на третьей-четвертой ступеньке рейтинга. Пожалуй, если бы составляли рейтинг информационной прозрачности компаний Казахстана, то эти две компании так же были бы в числе лидеров. Видимо, сказывается то, что акции этих компаний торгуются на зарубежных площадках. Несмотря на принадлежность к горнометаллургическому сектору, результаты они продемонстрировали диаметрально противоположные. ENRC показал в 2008 году увеличение доходов на 67%, а Kazakhmys – снижение на 2%. Росту доходов ENRC компании помог подъем цен на продукцию для черной металлургии – железную руду и ферросплавы. Даже обвал сектора в IV квартале 2008 года не смог помешать увеличению доходов компании.

Kazakhmys стал жертвой падения цен на медь, которые, будучи металлом более рыночным, отреагировали на кризисные явления более оперативно, чем продукция черной металлургии. Полоса невезения продолжилась и в нынешнем году – чистая прибыль Kazakhmys по итогам первого полугодия 2009 года снизилась на 15,1% и составила 516 млн долларов по сравнению с 608 млн долларов, полученных за аналогичный период годом ранее.

Впрочем, результаты за 2009 год могут оказаться иными и у ENRC. Эта группа получает прибыль за счет продажи глинозема, алюминия, железной руды и ферросплавов. Цена алюминия на Лондонской бирже металлов снижалась до 1,3 тыс. долларов за тонну в январе текущего года и только в июне выросла до 1,7 тыс. долларов. Для сравнения: в июне прошлого года она составляла свыше 3 тыс. долларов. Не смогли восстановить пиковые уровни цены на ферросплавы и железную руду. В результате, как заявлено в отчетах ENRC, чистая прибыль группы в первом полугодии 2009 года снизилась на 58,9% и составила 562 млн долларов против 1,366 млрд долларов в 2008 году.

Отметим, что обе компании могут рассчитывать на помощь государства. Ведь госфонд «Самрук-Казына» владеет 14,99% Kazakhmys и 11,65% ENRC. Так что интерес государства в успешности бизнеса ресурсных компаний очевиден. И 12 октября глава госфонда «Самрук-Казына» Кайрат Келимбетов заявил о готовности оказать помощь Kazakhmys и ENRC. Предполагается, что Kazakhmys займет 1,5–2 млрд долларов у Государственного банка развития Китая (ГКБР) (условия займа пока не озвучены), а ENRC – до 400 млн долларов у Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) под 3% годовых. На сегодняшний день госфонд ведет переговоры по привлечению займов. С другой стороны, сами займы носят строго целевой характер, и за счет них государство помогает выстраивать промышленную инфраструктуру: ENRC должен построить вторую очередь электролизного завода в Павлодаре, Kazakhmys – Бозшакольский медный комбинат в -Павлодарской области.

Пятое место рейтинга «Эксперт-100-Казахстан» принадлежит нефтяной компании АО «Мангистаумунайгаз» (ММГ). Скорее всего корпорация фигурирует в списке первый и последний раз. После завершения сделки по приобретению ее добывающих активов казахстанско-китайским СП (созданным КМГ и CNPC) она скроется в тени этой компании, как это произошло уже со многими другими компаниями, поглощенными CNPC. Впрочем, возможно, этого и не случится – ММГ приобретается CNPC на паритетных началах с КМГ, и можно надеяться, что казахстанская нацкомпания сохранит определенную транспарентность «дочки».

Шестую позицию занимает крупнейший железнодорожный перевозчик АО «НК “Казахстан темiр жолы”». В 2008 году компания увеличила доходы на 14%, что почти соответствует запланированному повышению тарифов на железнодорожные перевозки на 15%. Полученные за счет этого 880 млрд тенге должны были пойти на обновление и ремонт подвижного состава, в том числе на ежегодный капитальный ремонт 600 км путей. Ведь по состоянию на 1 января 2009 года из общей протяженности магистральных путей (19 тыс. км) с перепропущенным тоннажем (обычно пути рассчитаны на прохождение определенного тоннажа, после чего их надо ремонтировать) функционируют свыше 2,3 тыс. км. Кризис и высокие темпы инфляции ограничивают возможности КТЖ в данных вопросах. По данным комитета транспортного контроля Минтранскома РК, в 2007 году отремонтировано 626 км, в 2008 году – 486,6 км, в 2009-м запланировано всего 264,7 км. Негативная динамика ремонта может привести к росту издержек компании.

АО «ПетроКазахстан» находится в «Эксперт-100-Казахстан» на 7-м месте. Компания частично принадлежит CNPC и частично КМГ, однако это не стало препятствием для того, чтобы предоставить нам данные по своим доходам, хотя в открытом доступе их нет.

Восьмая и десятая строчка нашего рейтинга принадлежит банкам – АО «БТА Банк» и АО «Казкоммерцбанк» соответственно. Место АО «БТА Банк» носит формальный характер, т.к. величина убытков этого банка в 2,8 раза превышает тот показатель, который мы используем в качестве выручки банков. В нынешнем году БТА переживает нелегкие времена. В феврале фонд «Самрук-Казына» выкупил 75,1% акций за более чем 2 млрд долларов (по данным самого ФНБ – 212 млрд тенге). «Решение о вхождении ФНБ «Самрук-Казына» в капитал АО «БТА Банк» было связано с наличием проблем в его деятельности, исходящих из кредитной политики, которую проводило бывшее руководство банка», – говорит глава АФН Елена Бахмутова. Но национализация убедила не всех кредиторов – в апреле два кредитора БТА Банка, одним из которых является американский банк Morgan Stanley, потребовали досрочного погашения задолженности на общую сумму 550 млн долларов. Банк моментально отреагировал на это требование и прекратил выплаты основных сумм задолженности, включая и те, срок которых наступил с 20 апреля, и начал подготовку плана реструктуризации долгов. Переговоры с комитетом кредиторов шли все лето. В сентябре стороны подписали меморандум о взаимопонимании, а 18 сентября БТА представил план реструктуризации АФН. Причем комитет кредиторов (КК) разработал свой план, но АФН одобрило план банка. К 7 декабря БТА должен подписать план с КК, однако существуют большие сомнения в том, что ему это удастся. Очень много расхождений с КК, особенно в части включения торгового финансирования в план реструктуризации, поскольку кредитные экспортные агентства в основном являются государственными и существуют на средства налогоплательщиков.

Более интересным является АО «Казкоммерцбанк», которое, несмотря на тяжелое положение в банковском секторе, смогло в 2008 году продемонстрировать прибыль и в целом добилось определенной стабильности. Кроме того, осенью прошлого года владельцы банка согласились на предложение правительства продать ему 25% акций. В марте 2009 года сделка с ФНБ была окончательно оформлена. «Самрук-Казыне» отошло 21,26% за 36 млрд тенге (по прежнему курсу банк получил 120 млрд тенге, из которых 36 млрд – за акции, а 84 млрд – на кредитование корпоративных клиентов). На сегодня ККБ – крупнейший банк по размеру активов, хотя с января по октябрь активы выросли незначительно – с 2,3 трлн до 2,5 трлн тенге. Как банк с госучастием он участвует во всех госпрограммах – рефинансирование ипотеки и МСБ: получил 24 млрд тенге на ипотеку и 16 млрд – на МСБ.

Скорее всего, между АО «Казкоммерцбанк» и АО «Народный банк Казахстана» в будущем развернется борьба за первое место в рейтингах банков Казахстана, а в спину им постоянно будут дышать АО «АТФ Банк» и АО «Банк ЦентрКредит».

На девятом месте нашего рейтинга находится компания, которая принадлежит китайской CNPC АО «СНПС-Актобемунайгаз». Данные по этой компании нам удалось найти благодаря лишь только СМИ, а когда-то компания размещала свою отчетность на сайте КФБ. Надо отметить, что формально компания выполняет все требования закона об АО, однако информационная прозрачность АО «СНПС-Актобемунайгаз» в широком понимании этого слова оставляет желать лучшего.

Новая экономика

Деятельность подавляющего большинства грандов нашего рейтинга напрямую или опосредованно связана с эксплуатацией активов, доставшихся в наследство после распада СССР. Между тем в рейтинге существует довольно мощный пласт компаний «новой экономики» (таблица 5), сумевших построить бизнес «с нуля» уже в постсоветский период. По нашим оценкам, на их долю приходится около 16% общих доходов «Эксперт-100-Казахстан». Кстати, в России этот показатель на несколько пунктов уступает казахстанскому.

Тон в сегменте новой экономики задает банковский сектор (график 4). В рейтинг включены 17 банков, правда, к новой экономике мы отнесли 12 банков, исключив наследников СССР и иностранных «дочек». Тем не менее это абсолютно не снижает влияние сектора, обеспечивающего более 14% суммарных доходов участников списка, тогда как в России на их долю приходится порядка 7% общих доходов. По объемам бизнеса банки находятся на второй позиции, уступая лишь нефтегазовым компаниям. Развитый банковский сектор является одним из общепризнанных ключевых конкурентных преимуществ экономики Казахстана. В свете новой экономической повестки дня, сформулированной президентом Казахстана и направленной на инновационную индустриализацию страны, этот фактор приобретает важнейшее значение.

Другой емкий сегмент «новой экономики» формируется телекоммуникационными компаниями, оперирующими в секторе мобильной связи и Интернета. Таковых в списке 4, а прирост их бизнеса в 2008 году составил 21%. При этом если услуги по предоставлению Интернета в Казахстане сосредоточены в руках местных провайдеров, то мобильная связь в отличие от России представлена в основном иностранными компаниями.

Приличная доля в «новой экономике» принадлежит торговле. Хорошими были и темпы роста сектора в 2008 году. Однако как темпы роста, так и значимая доля торговли – это заслуга одной-единственной компании – ТОО «Гелиос». Остальные представители отрасли по доходам на порядок ниже и демонстрируют отрицательные темы роста. Скорее всего, причины кроются в том, что торговля в широком понимании этого слова все-таки более разрозненная отрасль, поделенная между большим количеством мелких игроков, поэтому отдельные компании дают малый вес. Что касается рынка ГСМ, то не секрет, что он поделен между несколькими крупными игроками, что и объясняет столь существенный вес отдельного крупного представителя.

Разочарованием для нас стало отсутствие других отраслей в структуре «новой экономики». Точнее, они есть, но их вес ничтожно мал, чтобы выступать как отдельная отрасль. И в ближайший год нет предпосылок для того, чтобы кто-то из новичков смог пробиться в разряд «грандов». Среди отраслей, на которые делает ставку правительство в ходе реализации программы форсированного индустриально-инновационного развития, преобладают сырьевые секторы и ТЭК. Есть, правда, еще машиностроение, туризм и стройка – но дела в этих сферах сейчас обстоят настолько не блестяще, что надеяться на появление там лидеров экономики не приходится. Вся надежда – на аграрный комплекс и то, что ему удастся сохранить темпы роста.

[inc pk='159' service='table'][inc pk='160' service='table'][inc pk='161' service='table'][inc pk='162' service='table'][inc pk='163' service='table'][inc pk='164' service='table']
Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики