Бег с препятствиями

Главные проблемы горно-металлургического комплекса Казахстана металлурги связывают не с кризисом, а с неудачным госрегулированием

Бег с препятствиями

Хорошая ресурсная база, долгосрочные взаимоотношения с основными заказчиками, а также интегрированная структура, включающая полный цикл производства, позволили флагманам казахстанской металлургии пережить кризис без катастрофических потерь. Если на развитие каких-то активов у компаний не хватает средств — их продают более успешным игрокам. Но, по мнению экспертов, на посткризисный рост металлургических компаний негативно повлияют отзыв государством ряда преференций и наложенные властями ценовые ограничения при совершении экспортных сделок.

Своя розетка ближе к телу

Самый сильный удар кризис нанес по черной металлургии. А точнее — по АО «АрселорМиттал Темиртау» (АМТ). Столкнувшись со снижением спроса на свою продукцию, в октябре прошлого года комбинат сократил ежедневное производство чугуна и стали с 11800 до 7000 тонн, отправил в отпуск более 4200 металлургов. Как пояснял тогда гендиректор предприятия Франк Паннир, АМТ не мог поступить иначе из-за глобального снижения спроса на стальную продукцию. Все, что оставалось производителю — ждать, когда снизится запас на складах, и на это время снизить производство. «Когда этот цикл все-таки нарушится, металлурги выйдут на нормальный уровень производства, а может, и выше», — обещал г-н Паннир. И действительно, у сталелитейщиков дела понемногу налаживаются. Тот же АМТ в минувшем сентябре выпускал уже девять тысяч тонн чугуна в день.

Государство пока не наращивает свои металлургические активы, но уже занялось их концентрацией

«Цветникам» в прошлом году повезло больше — они увеличили выпуск продукции на 3,8% (в основном алюминия, цинка, тантала, медной проволоки). А вот в нынешнем году по итогам трех кварталов выпуск цветных металлов упал на 11,5% к аналогичному периоду прошлого года.

По словам партнера Ernst & Young LLP Бахтиера Эшонкулова, легче всего кризис пережили ENRC (3-й в рейтинге), Kazakhmys (4-й в рейтинге), «Казцинк», а также «Казатомпром» (19-й в рейтинге). Эти компании наладили долгосрочное сотрудничество с основными заказчиками и гарантировали себе сбыт. К примеру, крупнейшим производителем железной руды АО «Соколовско-Сарбайское ГПО» (входит в ENRC) за восемь месяцев 2009 года добыто 22 млн тонн железной руды, что на 22% больше уровня соответствующего периода прошлого года. Kazakhmys по итогам 2009-го снизит производство меди на 9,6% — зато планирует увеличить выпуск золота (на 10,5%), угля (на 4%), серной кислоты (почти на 69%) — об этом сообщил аким Карагандинской области Нурлан Нигматулин.

Вертикальная интегрированность ENRC и Kazakhmys позволяет им эффективно планировать свои расходы. «Особые преимущества — хорошая ресурсная база (руда и/или энергетика)», — считает г-н Эшонкулов. Kazakhmys владеет 75% Экибастузской ГРЭС-1, ENRC — Аксуской ТЭС. Наличие собственных энергоактивов важно — по словам президента Республиканской ассоциации вторичной металлургии Владимира Лика, многие компании сталкиваются с трудностями, когда при падении цен на металлы стоимость тех же энерготарифов остается прежней или даже растет.

Первая реакция — оптимизация

Подобно коллегам из других отраслей, столкнувшись с падением спроса на внешних рынках, металлурги начали снижать себестоимость продукции, сокращать капитальные затраты. ENRC уменьшил расходы на персонал — в частности, на 10% были урезаны выплаты высшему руководству. По признанию президента ENRC Феликса Вулиса, компания стала практиковать совмещение обязанностей, организовывать административные отпуска. «Нам удалось обойтись без сокращения персонала, что позволит нам вернуть прежние объемы производства при улучшении конъюнктуры», — пояснял г-н Вулис.

Впрочем, сократить персонал вообще оказалось делом непростым. Ведь государство потребовало сохранить рабочие места. Были подписаны соответствующие меморандумы между предприятиями (ТНК «Казхром», АО «ССГПО», АМТ, Kazakhmys), региональными властями, Министерством индустрии и торговли, профсоюзами и ФНБ «Самрук-Казына». Впрочем, в ответ правительство постаралось облегчить металлургам жизнь — в феврале 2009 года отменило экспортную таможенную пошлину на алюминий (ее ввели в октябре 2008-го в размере 15%, но не менее 100 евро за тонну металла). Железорудные окатыши признали вторичной продукцией — это дало возможность предприятиям пользоваться инвестиционными преференциями. Наконец власти вняли призывам Ассоциации горнодобывающих и горнометаллургических предприятий (АГМП) и не стали регулировать цены на уголь, отложив вопрос до лучших времен.

Вечно модный шопинг

Несмотря на экономические неурядицы, рынок слияний и поглощений в металлургии не умер. В феврале ENRC купила за 200 млн долларов 25-процентную долю в АО «Шубаркуль Комир» (крупный производитель энергетического угля, 53-е место в рейтинге), заключила договор о покупке продукции, получила место в совете директоров и заключила новый акционерный договор. В марте «Казцинк» обзавелся восточноказахстанским АО «Каз-Тюмень». Завод будет модернизирован, после чего сможет перерабатывать не только свинцовый лом, как раньше, но еще и свинцовые пыли и кеки, образующиеся в процессе металлургического производства «Казцинка». В ближайшее время активы предприятия вольются в состав компании и вместе с Риддерским цинковым заводом составят новый комплекс — Риддерский металлургический комплекс АО «Казцинк».

Есть удачные приобретения и за рубежом. Еще в 2008 году ENRC купила долю в размере 50% в Bahia Minerals BV (проект разведки железной руды в Бразилии) и 50% в ферросплавном Xinjiang Tuoli Taihang Ferroalloy Company в Китае. А в начале ноября текущего года АО SAT&Company (74-й в рейтинге), до сих пор занимавшееся машиностроением и нефтехимией, купило контрольные пакеты акций в трех ферросплавных заводах на северо-востоке Китая.

Государство пока не наращивает свои металлургические активы (еще в прошлом году наблюдатели ожидали, что это произойдет), но уже занялось их концентрацией. В минувшем январе была создана нацкомпания «Тау-кен Самрук», которой были переданы госпакеты акций ENRC (11,65%) и Kazakhmys (14,99%).

Заметна активность россиян. Российский промышленный холдинг ОАО «Северсталь-Групп» в лице своей дочерней компании «Северсталь-Ресурс» в августе 2008 года приобрел за 26,6 млн долларов 100% акций казахстанского предприятия «Балажал», разрабатывающего одноименное золотоносное месторождение в Восточно-Казахстанской области. Его суммарные извлекаемые запасы золота оцениваются в 20 тонн с потенциалом увеличения запасов до 30—40 тонн. А крупнейший российский производитель золота ОАО «Полюс Золото» купило 50,1% KazakhGold (68-й в рейтинге)и ввело своих четырех представителей в совет директоров казахстанской компании. В ноябре на казахстанский рынок пришел еще один российский лидер рынка ценных металлов — ОАО «Полиметалл», купивший за 20 млн долларов у Orsu Metals золоторудное месторождение Варваринское. Цена сделки — 20 млн долларов, плюс покупатель должен реструктуризировать долги актива на сумму 250 млн долларов.

Пожалуй, самым крупным игроком, пришедшим из РФ на металлургический рынок Казахстана, можно считать российское ОАО «Мечел». В апреле 2008 года оно купило за 1,5 млрд долларов британскую Oriel Resources (владеющую в РК месторождениями «Восход» с запасами хрома в 19,5 млн тонн и «Шевченко» с запасами никеля на уровне 21,4 млн тонн). Как заявлял исполнительный директор «Мечела» Алексей Иванушкин, новый собственник планировал к 2013 году построить в Казахстане заводы по выпуску феррохрома и ферроникеля. Их ежегодная мощность соответственно должна составить 250 тыс. и 20 тыс. тонн, а общий объем инвестиций в казахстанские проекты — 1,35 млрд долларов. Еще один завод по выпуску ферроникеля (мощностью до 20 тыс. тонн в год) «Мечел» планировал построить в приграничной с Казахстаном Оренбургской области. Кроме того, компания рассматривала планы по разработке казахстанских месторождений марганцевых руд. Но, по словам начальника отдела по связям с общественностью «Мечела» Ильи Житомирского, кризис серьезно скорректировал эти планы. Реализация многих инвестпроектов была приостановлена. «Проекты, реализация которых еще не начиналась, отложены на неопределенный срок. Казахстанские проекты как раз среди их числа», — сказал он, затруднившись рассказать о новых планах компании в Казахстане.

Наполеоновские планы металлургов

А вот казахстанские металлурги с оптимизмом смотрят на перспективы реализации своих инвестпроектов. Надежды им дают начавшийся в 2009 году рост цен на металлы и планы правительства. По словам главы АГМП Николая Радостовца, для реализации поставленных президентом Нурсултаном Назарбаевым задач по форсированному индустриальному развитию страны в отрасли сегодня реализуется 11 проектов. Они утверждены госкомиссией по модернизации экономики и включены в карту индустриализации страны. Среди них проект АО «Казцинк» — строительство медеплавильного и электролизного заводов мощностью 70 тыс. тонн катодной меди в год, стоимость проекта — 270 млн долларов. АО «Алюминий Казахстана» (входит в состав ENRC) в Павлодаре ведет строительство электролизного завода по производству первичного алюминия мощностью 250 тыс. тонн и 136 тыс. тонн обожженных анодов в год. Стоимость проекта — более 850 млн долларов. АМТ рассматривает возможность вложения значительных инвестиций в модернизацию Темиртауского комбината, увеличение ассортимента производимой продукции и удвоения мощности по выплавке стали до 10 млн тонн в год.

Основные инвестиции корпорации Kazakhmys направлены на развитие сырьевой базы и перерабатывающих мощностей. Корпорации нужно восполнить выбывающие мощности и увеличить выпуск рафинированной меди с 420 тыс. тонн до 550 тыс. тонн в год. В ближайшие годы потребность Kazakhmys в сырьевой базе будет обеспечиваться за счет освоения крупнейших месторождений меди Актогай и Бозшаколь, где будут построены Актогайский и Бозшакольский горно-обогатительные комбинаты по добыче и переработке медной руды. На АО «Усть-Каменогорский титаномагниевый комбинат» (54-й в рейтинге) с целью производства продукции с высокой добавленной стоимостью создается производство по выпуску титановых слитков и сплавов. Завод будет производить до 12 тыс. тонн в год слитков из титанового сплава и до 4 тыс. тонн слитков из титана коммерческой чистоты.

Налоги как рычаг воздействия

По мнению г-на Радостовца, казахстанские компании могут расширить или создать новые мощности по производству никеля, цветных и редких металлов, увеличить экспортные возможности минерально-сырьевого комплекса в 1,5—2 раза. Однако для этого необходимо произвести ряд реформ. И прежде всего в области государственного регулирования. «В первую очередь вернуть инвестиционные налоговые преференции для предприятий ГМК, которые будут инвестировать в развитие действующего производства и строительство новых заводов, и обеспечить стабильность налогового режима», — говорит он. Недовольны металлурги ростом экологических платежей в 2009 году. «В некоторых областях <они> выросли в разы», — рассказывает глава ассоциации. Также он предлагает установить шкалу рентабельности месторождений и для каждой ступени определять понижающую ставку налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ).

Участники рынка серьезно озадачены применением отдельных положений закона «О трансфертном ценообразовании», вступившего в силу с 1 января 2009 года. Он направлен на предотвращение потерь госбюджета в международных деловых операциях. Закон не допускает отклонения цены сделки от рыночных цен (за исключением сельскохозяйственной продукции) и предусматривает применение экономических санкций в виде доначисления налогов, пени, а также наложения административных штрафов. «Однако у экспортеров в любом случае будет отклонение цен, притом значительно большее, чем декларируемые для аграриев (и допускавшиеся ранее) 10%. Различное качество продукции, внебиржевой характер отдельных товаров, снижение спроса обусловливают необходимость применения скидок до 20%», — считает г-н Радостовец. По его словам, в странах, с которыми мы конкурируем на мировом рынке, такие отклонения цен разрешены — например в России. Это ставит наши горнодобывающие и горнометаллургические предприятия в неравные условия с российскими конкурентами на мировом рынке.

Что же касается рыночной конъюнктуры, то эксперты считают, что она благоприятна для металлургов. «Я думаю, что при текущем состоянии на мировом рынке угрозы бизнесу нет, — говорит аналитик “Брокеркредитсервис” Олег Петропавловский. — 2010 год будет в любом случае лучше уходящего. Предприятия наконец станут прибыльными. Они начнут нормально финансировать свои проекты. В худшем случае возможны продажи мелких игроков крупным».