Приказ: не высовываться!

Темпы роста банковского сектора Казахстана падают. Все идет к тому, что после кризиса функции основного кредитора экономики перейдут к государству

Приказ: не высовываться!

Нынешний год оказался намного сложнее для банковского сектора Казахстана, нежели ожидалось прошлой осенью после падения Lehman Brothers и удара второй волны кризиса. Тогда банкиры были полны оптимизма и держали хорошую мину: мол, казахстанские игроки выдержали первый удар и сумели адаптироваться к глобальному кризису. Тем не менее от помощи государства не отказались. Но вхождение ФНБ «Самрук-Казына» в капитал ряда банков и вливание средств Нацфонда в банковский сектор не спасло от дефолтов БТА Банк и Альянс Банк (АЛБ). Мало того, стремительное ухудшение показателей (вернее, выявление истинного финансового состояния) двух банков, как и неясность с реструктуризацией их внешней задолженности оказывают давление на весь банковский сектор. Во всяком случае представители банков второго уровня (БВУ) называют незавершенный процесс реструктуризации БТА и АЛБ одним из факторов, мешающих оздоровлению всего сектора.

Другие основные тренды этого года наметились еще в прошлом году, а в нынешнем усилились. Здесь можно назвать кредитное сжатие, отток депозитов из крупных банков и их переток в средние БВУ, а также в банки с участием иностранного капитала. Кстати, середняки в отличие от крупных игроков в этом году ведут себя более активно на кредитном рынке.

В 2009 году продолжилось падение качества совокупного ссудного портфеля. Эту проблему смело можно назвать ключевой для всех банков. Она оказывает давление на собственный капитал БВУ и эффективность их деятельности: необходимость создания резервов на неработающие кредиты снижает рентабельность банков.

Кроме банков, объявивших дефолт по своим долгам, банковский сектор в целом справляется с выплатами займов, о чем говорит и снижение внешней задолженности БВУ с 39,2 млрд долларов на 31 декабря 2008 года до 32,1 млрд на 30 сентября 2009-го. Можно сказать, что проблема внешнего долга несколько отступила. Более того, у банков появилась избыточная ликвидность: с февраля она увеличилась в четыре раза — с двух миллиардов долларов до восьми миллиардов.

Из важных событий не только в банковском секторе, но и в целом в финансовой системе страны можно назвать ужесточение регулирования, а также разработку проекта концепции развития финсектора в посткризисный период, которая не только меняет подходы к регулированию, но и полностью переоценивает роль банков в посткризисной экономике.

В рост пошли «иностранцы»

Рост активов БВУ с начала 2009 года заметно замедлился. Лучше всего росли в 2009 году «дочки» иностранных банков и банки с иностранным участием. Например, активы ДБ Сбербанка, вошедшего в наш рейтинг «100 компаний Казахстана», за девять месяцев 2009 года увеличились более чем в два раза. Вместе со Сбербанком лидирующие позиции по динамике роста занимают Citibank и HSBC. Активы первого удвоились с начала года по октябрь, а HSBC за тот же период вырос на 68%.

В лидерах и российский Альфа Банк (98-е место в рейтинге) — прибавил 63%. Казахстанский АТФ (17-е место), входящий в группу Uni Credit, вырос на 21%, Банк ЦентрКредит (18-е место), контроль в котором принадлежит корейскому Kookmin и IFC, — на 22%, kaspi bank с участием инвестиционной компании Barring Vostok — на 27,7%. По темпам роста с иностранными банками сравнимы только казахстанские Народный и Евразийский банки (13-е и 49-е место в рейтинге соответственно). Активы Народного увеличились на 25%, Евразийского — почти на 24%.

Таким образом, в 2009 году произошла смена лидеров роста: в прошлом году выше рынка росли малые банки. Например, вошедшие в десятку наиболее быстрорастущих компаний в 2008 году в рейтинге «Эксперт РА Казахстан» Delta Bank и Казинвестбанк в этом году снизили темпы: Delta за девять месяцев вырос всего на 10%, а КИБ — на 2,9%.

Однако рост активов не вылился в кредитную активность банков.

Гостопливо для банков

Для кредитования в 2009 году характерна одна особенность: увеличение ссудных портфелей банков стимулировали в основном вливания государственных средств. Три крупнейших банка получили деньги за пакеты акций, перешедших ФНБ «Самрук-Казына»: БТА за 75,1% — 212 млрд тенге, Казкоммерцбанк и Народный банк Казахстана — по 120 млрд тенге (по обменному курсу до девальвации — по одному миллиарду долларов), из которых часть пошла на оплату акций (36 млрд тенге — ККБ и 60 млрд — НБК), остальные деньги — на кредитование реального сектора. Кроме того, на реализацию государственных программ рефинансирования ипотеки и займов малому и среднему бизнесу в рамках антикризисных мер правительства в банки было направлено соответственно 117 млрд и 120 млрд тенге. Хотя деньги были распределены по десяти БВУ, основную долю получили фининституты с госучастием. После того как были освоены средства по госпрограммам, темпы роста совокупного ссудного портфеля банков заметно упали.

Причины кредитного сжатия — в ухудшении финансового состояния заемщиков, росте доли кредитов с просрочкой и безнадежных кредитов в ссудных портфелях. С учетом показателей БТА и Альянс банков, находящихся в процессе реструктуризации, по данным Агентства финансового надзора (АФН), доля неработающих займов (3,5 трлн тенге) превысила 34% от совокупного кредитного портфеля, провизии на проблемные активы — 36% (3,7 трлн тенге). Но если исключить БТА и АЛБ, то дела не так уж и плохи. По нашим расчетам, доля неработающих кредитов — чуть больше 15% (один триллион тенге), провизий — 17,6% (1,2 трлн тенге). На начало года доля резервирования составляла в общем объеме выданных кредитов 11%, доля неработающих займов — 8,1% (с учетом еще не объявивших в то время дефолтов БТА и АЛБ).

Страх расстаться с деньгами

Рост просрочек по выплатам кредитов, отразившийся на норме прибыли, так напугал банки, что они ужесточили свою кредитную политику и предпочитают придерживать кредитование, не желая увеличивать кредитные риски. Ужесточение коснулось залоговых требований и сроков погашения займов, а также маржи по высокорискованным видам кредитования. Помимо этого, банки более жестко подходят к оценке платежеспособности клиентов. По словам председателя правления Банка ЦентрКредит Владислава Ли, БЦК, как и другие игроки, придерживается умеренно-консервативной политики кредитования. Банк сконцентрировался на действующих клиентах. Он объясняет выбор такой стратегии состоянием финансового рынка, уменьшением числа заемщиков, отвечающих требованиям банка, а также нерешенностью ряда вопросов, в частности проблем с выплатой долгов Альянс и БТА банков. «Ситуация на кредитном рынке не улучшится до тех пор, пока не будет решена судьба внешних долгов этих банков. Эта неопределенность, я думаю, заставляет других игроков сдерживать свои планы по кредитной экспансии», — добавляет он.

Нельзя сказать, что банки вообще закрыли кредитование, они изменили подход к отбору проектов для финансирования. Так, Евразийский банк сделал акцент на крупных корпоративных заемщиках. «Несмотря на это, концентрация крупнейших заемщиков в кредитном портфеле снизилась, что подтверждает более осторожную политику по управлению рисками. Каждый корпоративный проект уникален и рассматривается индивидуально», — поясняет исполнительный директор Евразийского банка Алексей Жуков. Он подчеркивает, что при освоении средств «Даму» в рамках поддержки МСБ подход к оценке проектов был также ужесточен по аналогии с корпоративным бизнесом.

По словам г-на Жукова, ряд розничных кредитных продуктов подвергся комплексной переработке в части оценки кредитоспособности и расчета максимально возможного платежа, а также в части автоматизации. «В результате, несмотря на вторую волну кризиса, новый портфель в нашем банке оказался в два-три раза качественнее предыдущего. Эта оценка сделана при учете разных сроков вызревания портфелей. В целом с мая 2009 года общее качество кредитного портфеля банка стабильно и имеет тенденцию к улучшению», — резюмирует он.

По итогам регулярного обследования Национального банка «Состояние и прогноз параметров кредитного рынка» (на основе опросов топ-менеджеров БВУ) ужесточение кредитной политики банками достигло своего пика во втором квартале нынешнего года. При этом позитивное отношение более выражено у средних банков, тогда как крупные более консервативны в отношении качественных характеристик кредитного рынка. Причем средние игроки готовы финансировать и физических лиц, а не только корпоративных клиентов. «Высокая конкуренция за ресурсы фондирования, ограниченная доходность кредитных операций при повышенном уровне риска стимулируют средние банки к более агрессивной стратегии в сегментах рискованного кредитования, в частности в потребительском кредитовании», — комментирует Нацбанк.

Только к концу года сами участники рынка ожидают некоторого оживления рынка кредитования: 45% анкетируемых банков ожидают роста спроса на кредитные ресурсы со стороны юридических лиц, 44% — на потребительское кредитование, 28% — на ипотечное кредитование.

А пока многие банки используют затянувшийся кризис для будущего рывка, вкладываясь в новые технологии, совершенствуя свои бизнес-процессы. В Банке ЦентрКредит, например, сейчас полным ходом идет трансферт технологий из Kookmin. «Мы внедряем систему управления рисками, соответствующую принципам управления Базель 2, и систему управления взаимоотношениями с клиентами (CRM) на основе IT-технологий, что в свою очередь повысит операционную эффективность и конкурентоспособность банка», — сказал г-н Ли в интервью «Эксперту Казахстан».

«Мы постоянно инвестируем в технологии, чтобы улучшить наши возможности по предоставлению быстрых и качественных банковских услуг в масштабах страны в каждой точке продаж нашего банка», — говорит глава kaspi bank Михаил Ломтадзе.

А рост депозитной базы уже сегодня мог бы стать основой для роста кредитной экспансии.

Опять в долги

Банки активизировались на депозитном рынке. В условиях закрытости внешних рынков заимствования и ограниченной возможности привлечения с внутреннего фондового рынка (здесь у банков появился конкурент-тяжеловес в лице Минфина с гособлигациями) доступной пока базой фондирования остаются вклады и текущие счета компаний и населения. Многие банки, заключая кредитный договор с корпоративным клиентом, зачастую ставят условием его переход в банк на операционное обслуживание. При продолжающемся кредитном сжатии остается непонятным, зачем банки привлекают депозиты, за которые тоже нужно платить.

До недавнего времени игроки произвольно устанавливали ставки вознаграждения по вкладам. Стоимость срочных депозитов в тенге достигала 13—13,5% для физлиц, несмотря на снижение инфляции до 6,2% на 1 сентября и, соответственно, официальной ставки рефинансирования до 7%. Но с 21 сентября Казахстанский фонд гарантирования вкладов рекомендовал банкам установить максимальную депозитную ставку на уровне 11,5%. Это не остудило пыла борьбы за деньги вкладчиков. Ведь и установленная цена превышает и ставку рефинансирования, и уровень инфляции. Среди банков, чья депозитная база росла наибольшими темпами, мы вновь видим иностранные «дочки» и средние по размеру активов казахстанские банки. В Сбербанке за девять месяцев 2009 года объем вкладов населения увеличился в шесть раз, в АТФ — в два раза с лишним, рост депозитов физлиц в HSBC составил более 1000%. Из наших банков лучшая динамика у Евразийского банка — вклады населения выросли почти в три раза, в kaspi bank — на 81%. Для сравнения: у наших крупнейших Народного банка и Казкоммерцбанка объем розничных депозитов увеличился на 15,6 и 16,9% соответственно.

Алексей Жуков из Евразийского банка говорит, что во многом спрос на продукты банка обусловливается оттоком клиентов из наиболее пострадавших банков. Но не менее важным фактором можно считать надежность банка и качественные конкурентные продукты, например депозит «Казына».

У каждого банка среди ряда депозитов есть наиболее продвигаемый продукт. У Евразийского — депозит «Казына», у БЦК — «Чемпион», у Казкоммерцбанка — «Лучший» и «Свобода». А вот kaspi bank в период кризиса применил другой маркетинговый ход: разработал один депозитный продукт. Рост объема вкладов в банке говорит о его успешности.

Ликвидность банковского сектора, как говорилось выше, достигла восьми миллиардов долларов, однако эти деньги не идут в экономику. По словам самих представителей банков, избыточную ликвидность они размещают на межбанке и на депозитах в Нацбанке под очень низкие проценты. В октябре объем депозитов, привлеченных Нацбанком от БВУ, достиг 2,1 трлн тенге, при этом доля долларовых депозитов составила 36,6%, или более 10 млрд долларов, ставка вознаграждения — 0,16%. По словам председателя Нацбанка Григория Марченко, деньги просто изымаются из экономики и не работают. Он не исключил, что в случае роста объемов депозитов на счетах в Нацбанке по примеру других стран может быть введена отрицательная ставка.

В целом кредитное сжатие снижает рентабельность и маржу, хорошо заработать банк может, только выдавая кредиты. Ответ на вопрос, с какой целью банки придерживают ликвидность, можно найти в интервью председателя правления АТФ Банка Александра Пикера (см. «Нам нужно бежать»).

Итак, основным последствием кризиса для банковского сектора стало замедление его роста и снижение доли в ВВП. И это прекрасно вписывается в концепцию развития финансового сектора в посткризисный период. По словам председателя АФН Елены Бахмутовой, сбалансированный подход в регулировании предполагает, что финсектор не должен расти более высокими темпами, чем внутренняя экономика и объем ВВП.

Государство заказывает музыку

В концепции можно выделить два главных пункта: использование института государственно-частного партнерства в качестве основного механизма финансирования экономики и принцип контрцикличности в регулировании финсектора. Следом за надзорными органами в других странах АФН пытается уйти от процикличности регулирования. Контрцикличный подход планируется реализовать в отношении требований к достаточности капитала, то есть повышать их по мере улучшения ситуации в экономике, а также к формированию провизий — в период экономического роста они будут повышены, а в период спада понижены.

В будущем планируется уменьшить влияние банков на финансовый рынок путем снижения участия БВУ в страховых компаниях (СК) и накопительных пенсионных фондах (НПФ). Это связано с тем, что риски крупных фининститутов оказывают системное давление на всю финансовую систему. «Риск конгломератов в определенной степени ограничен, но мне представляется, что недостаточным образом. Это вопрос дискуссионный. Банки всегда говорят: а где взять капитал? Но если у нас в стране много денег, которые уходят за ее пределы, потому что здесь не находят своего применения, либо они вообще в теневом бизнесе, то, наверное, есть возможность вовлечь их в открытый финансовый бизнес не через посредничество банков, а напрямую. Поэтому я полагаю, что таким образом будет снижена роль банковского сектора, но возрастет возможность страховых организаций и фондового рынка», — поясняет глава АФН.

Диверсификация источников финансирования экономики сегодня актуальна как никогда из-за снижения кредитной активности банков. В концепции в качестве таких альтернативных источников привлечения сбережений для последующего использования в экономике предусмотрено развитие фондов недвижимости (REIT), хеджевых фондов и индексных фондов (ETF). Возможность их внедрения существует на законодательном уровне.

Опробованный в этом году механизм госфинансирования экономики через банки, скорее всего, будет действовать и в дальнейшем. Возможно, государство возьмет на себя финансирование крупных проектов через ГЧП, а вот кредитование МСБ и населения оставит банкам. Банковский сектор не оправдал надежд, не сумел выстроить жизнеспособную структуру экономики, а, напротив, способствовал образованию пузыря на рынке недвижимости. Чтобы в будущем избежать таких ошибок, структуру экономики будет задавать государство. Об этом недвусмысленно заявила Елена Бахмутова: «Госрегулирование будет возрастать. Я не говорю о госсобственности, а говорю именно о регулировании. Сбалансированное развитие отраслей будет задаваться на государственном уровне, а реализовываться через различные механизмы. Это государственно-частное партнерство, а также финансирование через институты развития именно тех проектов, которые государство считает приоритетными, и тех секторов, которые создают основу для будущего сбалансированного роста. Фининституты и банки найдут свое место в этой системе, но их роль не будет ведущей».

Каким будет банковский сектор в будущем? Более устойчивым, более капитализированным, менее концентрированным, загнанным в жесткие рамки регуляторных требований, а поэтому менее прибыльным. Можно прогнозировать, что все игроки ужесточат систему риск-менеджмента, а также требования к заемщикам. Но банки уже точно не будут лидерами финансового рынка.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики