Три вектора нефтяного сектора

Снижение добычи, активное внедрение китайских компаний и рост зависимости от государства — три основные тенденции казахстанской нефтянки

Три вектора нефтяного сектора

Нефтянка была и остается основой казахстанской экономики. Причем вклад нефтяников в ВВП только растет. За минувшее десятилетие произошло почти шестикратное увеличение ВВП: с 22,1 млрд в 1998 году до 129,8 млрд долларов в 2008 году. При этом доля нефтегазового сектора в ВВП возросла с 10% до 21%, доля в экспорте — с 32% до 64%, в доходах госбюджета — с 40% до 63% (с учетом поступлений в Национальный фонд).

Тройка лидеров — Национальная компания «КазМунайГаз» (1-е место в рейтинге) плюс два совместных предприятия, «Тенгизшевройл» (2-е место) и Karachaganak Petroleum Operating B.V.. Вместе они контролируют более половины углеводородного сырья (УВС), добываемого в стране. В настоящее время государственным балансом учтено 214 нефтяных, 112 газовых и 57 конденсатных месторождений. Основная их часть сосредоточена на западе Казахстана. Что касается распределения запасов УВС по недропользователям, то здесь бесспорными лидерами являются «Норт Каспиан Оперейтинг Компании» (Agip KCO) и СП «Тенгизшевройл», которым принадлежит 70% от общих извлекаемых запасов.

Потенциал роста нефтегазовой отрасли зависит в основном от реализации трех крупных международных проектов: Тенгизского, Карачаганакского и Кашаганского. Наиболее крупные инвестиции из почти 40 стран (в том числе США, Нидерландов, Великобритании, Китая, Франции, России) направлены именно на добычу.

В отличие от России нефтегазовая отрасль Казахстана до сих пор проходит этап консолидации и перераспределения структур собственности. Анализ ситуации в нефтегазовом секторе страны позволяет выделить несколько основных трендов, определяющих его развитие в последние годы: снижение темпов добычи сырья, широкое вхождение китайских компаний и активное приобретение новых активов национальной компанией «КазМунайГаз».

Замедление ускорения

За последнее десятилетие объемы добычи нефти в стране выросли в 2,7 раза. Однако если в 2000—2004 годах ежегодный прирост объемов добычи нефти составлял в среднем около 14%, то с 2005-го он резко снизился и в текущем году не превышает 7%. При этом число добывающих компаний увеличилось с 27 предприятий в 2001 году до 68 сегодня (из них шесть предприятий ведут добычу газового конденсата). По итогам 2008 года добыча нефти выросла на 5,8%, конденсата снизилась на 2,6%.

Такое значительное падение темпов прироста добычи стало следствием наложения ряда факторов. В первую очередь, ужесточение властями Казахстана правил недропользования и экологических требований (прежде всего, в отношении утилизации нефтяного попутного газа). Непосредственное влияние на деятельность добывающих предприятий нефтегазового комплекса Казахстана оказало и усиление фискальной нагрузки (введение экспортных пошлин), а также резкое снижение мировых цен на нефть в конце 2008 года.

В 2008-м из добытых в стране 70,6 млн тонн нефти и конденсата на НК «КазМунайГаз» пришлось 9,5 млн тонн — на 0,7% ниже, чем годом ранее. За восемь месяцев текущего года предприятиями национальной компании было произведено шесть миллионов тонн сырья, что хуже аналогичного результата прошлого года на 4,6%. Другой лидер казахстанской нефтедобычи — Karachaganak Petroleum Operating B.V., добывший в прошлом году 11,6 млн тонн (превысив результат 2007 года на 0,2%), за восемь месяцев этого года отстал от прошлогодних объемов на 3,3%, произведя 7,98 млн тонн нефти и конденсата.

В текущем году правительство прогнозирует уровень добычи нефти и конденсата в 75 млн тонн. Однако как в прошлом, так и в этом году прирост производства произошел в основном благодаря ТОО «Тенгизшевройл». Из-за увеличения этой компанией объемов добычи на 24% среднегодовой прирост производства нефти по отрасли в 2008 году составил 5%, а не ниже.

Таким образом, рост добычи является не общеотраслевой тенденцией, а поддерживается за счет улучшения производственных показателей нескольких ключевых проектов, и здесь лидерство принадлежит «Тенгизшевройлу». По итогам 2008 года объемы производства у компании в 1,5 раза превысили показатели Karachaganak Petroleum Operating B.V. (KPO) и в 1,8 раза — АО «НК «КазМунайГаз». За восемь месяцев этого года — в 1,8 и 2,3 раза соответственно.

КМГ как зеркало госполитики

Увеличение влияния государства стало главной тенденцией последних лет в казахстанской нефтянке. Проводником политики партии и правительства стала национальная компания «КазМунайГаз», которую государство стимулирует к активному приобретению активов в стратегическом секторе добычи углеводородного сырья. В частности, Закон о недрах дает ей преимущественное право приобретать лицензии на разработку новых месторождений и доли в любых нефтяных активах, которые выставляются в Казахстане на продажу. Данная норма позволила национальной компании выкупить 33% акций PetroKazakhstan, 50% доли в ТОО СП «Казгермунай» в 2006 году и CITIC Canada Energy Ltd (основной актив — АО «Каражанбасмунай», 20-е место в рейтинге) в 2007-м, что значительно увеличило уровень консолидированной добычи нефти компании.

В 2008 году, после очередного пересмотра государством условий Кашаганского проекта, НК «КазМунайГаз» увеличила свою долю в этом проекте c 8,33 до 16,81% и в результате перераспределения долей его участников она стала равна долям других крупных участников — Eni, Total, ExxonMobil, Shell.

Летом прошлого года НК «КазМунайГаз» получила контракт на разведку и добычу на шельфовом участке Мертвый Култук. В этом году завершена сделка по приобретению контрольного пакета ОАО «Мангистаумунайгаз» (5-е место в рейтинге). Кроме того, правительство Казахстана поддерживает планы КМГ расширять присутствие за рубежом. Так, «КазМунайГаз» через дочернюю компанию «КазТрансГаз» (14-е место) в декабре 2005 года выкупил активы грузинской газораспределительной компании АО «Тбилгаз», в 2006-м другая дочерняя компания — АО «КазТрансОйл» совершила сделку по приобретению Батумского нефтяного терминала с объемом перевалки до 15 млн тонн в год. В этом году «КазМунайГаз» завершил выкуп 100% акций европейской группы The Rompetrol Group N.V., занимающейся нефтепереработкой и сбытом (ей принадлежат два НПЗ в Румынии и 630 АЗС в ряде европейских стран).

По мнению аналитиков, продемонстрированный в 2007 году НК «КазМунайГаз» и «Разведка Добыча “КазМунайГаз” внушительный рост добычи нефти — соответственно, 5,1% и 12% — в основном произошел за счет поглощений. Однако не все приобретения национальной компании можно считать удачными. В частности, в последнее время большие проблемы возникли с бывшим «Тбилгазом» (ныне ООО «КазТрансГаз-Тбилиси»). У специалистов складывается впечатление, что грузинские власти хотят по дешевке вернуть отремонтированные активы компании и перепродать их снова.

Аналитики полагают, что высокая доля инвестиций — с позиции как новых проектов, так и усиления контроля над различными активами в нефтегазовой отрасли — служит основным сдерживающим фактором собственной кредитоспособности КМГ и ее дочерних компаний. Консолидированный долг КМГ оценивается ими примерно в семь-девять миллиардов долларов. Так, для финансирования приобретения Rompetrol группа КМГ приняла решение о привлечении синдицированного кредита и отказе от использования своих запасов ликвидности. Тем не менее постоянная поддержка со стороны конечного акционера компании — правительства Казахстана — способствует поддержанию ее кредитоспособности. Примером этого стала ситуация с приобретением активов ОАО «Мангистаумунайгаз» (ММГ).

В середине января 2009 года владелец ОАО «Мангистаумунайгаз» — индонезийская Central Asia Petroleum Ltd (CAP) — и «КазМунайГаз» подписали договор о приобретении последним 50% + 2 голосующие акции ММГ. Дефицит наличности не позволил нацкомпании завершить сделку, как планировалось, — до конца марта. Помогает Китай, предоставляющий Казахстану через свой Экспортно-импортный банк кредит в объеме 10 млрд долларов, из которых половина пойдет на проекты «КазМунайГаза».

Китайский прорыв

Пришедшие в нефтегазовый сектор Казахстана значительно позже других иностранных инвесторов китайские компании (CNPC стала совладельцем ОАО «Актобемунайгаз» в 1997 году) до начала 2000-х годов не проявляли особой активности. Ситуация изменилась после состоявшегося в декабре 2002 года визита Нурсултана Назарбаева в Китай, главным итогом которого стало подписание Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между РК и КНР, открывшего его новый этап в казахстанско-китайских отношениях.

Китай приступает к расширению масштабов своего присутствия в стране. В 2003 году Казахстан продает китайской стороне весь оставшийся госпакет акций «Актобемунайгаза» (в настоящее время CNPC владеет 85,45% акций компании). В конце следующего года китайская Sinopec приобретает компанию First International Oil Company (FIOC), разрабатывающую месторождение Сазан-Курак. Затем приобретения китайской стороны растут как снежный ком.

Прирастает новыми активами «CNPC-Актобемунайгаз» (за прошедшее десятилетие удвоившая ежегодный объем добычи нефти). В частности, получает активы PetroKazakhstan Inc, включая Шымкентский НПЗ (которым, правда, пришлось поделиться с «КазМунайГазом»). Очевидно, что с началом масштабного освоения казахстанского сектора Каспийского моря (КСКМ) китайские компании могут начать предпринимать активные попытки внедрения и туда. Хотя следует отметить, что до последнего времени китайцы предпочитали покупать готовые месторождения, а не вкладывать средства в разведку.

Сегодня китайский капитал присутствует в таких компаниях, как СП ТОО «Казгермунай», АО «PetroKazakhstan Kumkol Resources», АО «Тургай Петролеум», ОАО «Каражанбасмунай», ТОО «Buzachi Operating Ltd», АО «CNPC — Ай-Дан Мунай». Одним из последних становится приобретение китайской стороной 50% минус 2 голосующие акции ОАО «Мангистаумунайгаз». Завершить сделку планируется к 1 декабря текущего года. В итоге Китай прочно укрепился в нефтегазовом секторе четырех областей Казахстана.

Согласно оценкам известного политолога Константина Сыроежкина, в Актюбинской области под китайским контролем находится 95,4% добываемой нефти и 93,8% газа, Кызылординской — 51% и 54,8%, Атырауской — 10,9% и 16,4% соответственно. В Мангистауской области китайскими инвесторами сегодня контролируется добыча 14,9% нефти и около 1% газа. Однако после завершения сделки по «Мангистаумунайгазу» доля китайских компаний здесь возрастет по нефти до 40%, газу — 8%.

По словам председателя правления АО «Фонд национального благосостояния “Самрук-Казына” Кайрата Келимбетова: «Роль китайских компаний в разработке казахстанских месторождений важна, поскольку доля их добычи превысила 25%». Безусловно, деятельность китайских нефтегазовых компаний в Казахстане вполне вписывается в общую тенденцию активизации КНР на внешних рынках. Если бы не то обстоятельство, что за короткое время Поднебесная не только стала серьезным игроком на казахстанском нефтегазовом рынке, но и обладателем значительных ресурсов, позволяющих корректировать нефтяную стратегию Казахстана в свою пользу.

Инвестиции в недра

Будущее нефтянки закладывается сегодня. Один из важнейших факторов тут — развитие сырьевой базы.

Перспективы расширения базы УВС связываются с неизученными глубокопогруженными структурами в Прикаспийской впадине, Приаралье, а также выявленными по результатам региональных сейсмических работ объектами в Северном, Центральном и Южном Казахстане, где по результатам проведенных ранее исследований подготовлен к глубокому бурению ряд перспективных площадей. Следует отметить, что поиск новых нефтеносных месторождений, как правило, связан с подсолевыми залежами, которые имеют аномально высокое пластовое давление (700 — 900 атм.), и чтобы добраться до нефти, необходимо бурение скважин глубиной порядка семи тысяч метров.

Отечественные компании не имеют ни такого опыта и технологий, ни средств (бурение лишь одной глубокой скважины обходится минимум в 50 млн долларов), поэтому необходимо привлечение к буровым работам иностранных инвесторов. В частности, притом что операционная компания по управлению проектом по нефтяному блоку «Н» (извлекаемые запасы которого оцениваются в 270 млн тонн) является совместной (51% принадлежит НК «КазМунайГаз» и по 24,5% — американской ConocoFillips и эмиратской Mubadala Development Company), вся геологоразведка будет финансироваться за счет иностранного консорциума. Первую скважину планируется пробурить в 2010 году.

Наиболее активно поисковые работы ведут девять компаний, на их долю приходится выше 85% инвестиций. Это Agip KCO, «Тенгизшевройл», PetroKazakhstan, Maersk Oil Kazakhstan GmbH и т.д. Так, компания PetroKazakhstan, владеющая 50-процентной долей в двух совместных предприятиях, осуществляющих деятельность в Южно-Тургайском нефтеносном бассейне («Казгермунай» и «Тургай-Петролеум»), в 2008 году пробурила 22 разведочные и оценочные скважины, проведя при этом сейсморазведочные работы, детальную обработку и интерпретацию полевых сейсмических материалов. Ежегодно на геологоразведочные работы в этом бассейне компанией тратится не менее 50 млн долларов.

Однако Казахстану, по-видимому, придется еще больше увеличить инвестиции в их реализацию. Во-первых, старые месторождения (многие из них низкорентабельные, имеют высокую обводненность и трудноизвлекаемые запасы) начинают требовать внедрения более сложных и дорогих технологий. В первую очередь это относится к месторождениям, разрабатываемым НК «КазМунайГаз».

Но будущее нефтедобычи страны в долгосрочном плане однозначно связано с развитием шельфовых месторождений Каспия. А их сложная геологическая структура, экологические риски обусловливают как задержки с их освоением, так и более высокие, чем предполагалось первоначально, издержки. Это во-вторых.

Ярким проявлением этого стал Кашаган. Так, начало добычи нефти на месторождении после неоднократных переносов сроков отложено с 2005 года на 2013—2014-й, при этом капиталовложения (вследствие технических трудностей, инфляции, издержек и т.д.) возросли с 57 млрд долларов до 136 млрд. Результатом стала коррекция прогнозных объемов производства нефти в стране (если ранее к 2015 году рассчитывали добыть 150 млн тонн, то теперь — 100 млн тонн) и изменение структуры управления Северо-Каспийским проектом (переход от модели единого оператора к системе коллективного операторства с учреждением новой совместной операционной компании — «Норт Каспиан Оперейтинг Компани»).

Развитие нефтегазового сектора Казахстана предполагает большие возможности для капиталовложений. Позитивные изменения в его будущей операционной статистике могут произойти за счет успешного освоения основных месторождений. Вместе с тем будущий рост нефтегазового потенциала страны очень сильно зависит от наличия трубопроводной инфраструктуры. Однако реализация ряда проектов, в частности строительства экспортных и альтернативных трубопроводов, достаточно туманна, что в определенной степени может затормозить его рост.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее