Вперед — в прошлое

Нефтяной фонд свою антикризисную миссию выполнил. Недостающие в госбюджете деньги правительство соберет с рынка. Вопрос в том, долго ли оно сможет придерживаться такой стратегии

Вперед — в прошлое

В трудные времена бюджетные деньги становятся чуть ли не единственным источником для поддержки экономики страны. Что мы наблюдаем с прошлой осени, когда кризис охватил не только финансовую систему и строительную отрасль, но и всю экономику? Банки стараются выжить сами, сокращают кредитование, прибегают к помощи государства. Крупные игроки, представленные в Казахстане в основном сырьевыми компаниями, испытывают трудности из-за падения цен на нефть и металлы, теряют прибыль и урезают расходы. Малый и средний бизнес (МСБ) с падением потребительского спроса и сокращением банковского кредитования снижает обороты и тоже может надеяться только на помощь государства. За счет бюджета решаются задачи социальной поддержки граждан, реализуются новые проекты, оказывается поддержка тем же банкам и МСБ. И это на фоне снижения поступлений в бюджет.

В прошлом году трехлетний бюджет (2009—2011 годы) пересматривался несколько раз в связи со снижением прогнозной цены на нефть с 60 долларов до 40 долларов за баррель. Были скорректированы планы по расходам и доходам гос­казны. Размер дефицита в окончательном варианте бюджета 2009 года был увеличен с 3% до 3,4% к ВВП. В начале ноября нынешнего года дефицит был увеличен еще на 0,1% — до 3,5% к ВВП, хотя его значение в абсолютных цифрах осталось неизменным — 573,6 млрд тенге, что связано с уменьшением объема ожидаемого ВВП на 667,2 млрд тенге.

В принятом бюджете-2010 запланирована еще большая разница между расходами и доходами: дефицит составит 4,1% к ВВП (721 млрд тенге), в первоначальном варианте трехлетнего бюджета эта цифра была чуть ниже — 3,5% к ВВП.

Дефицит бюджета умеренный, а размер госдолга несуществен и не опасен для стабильности экономики

Недостающие в бюджете средства правительство уже заимствует на внутреннем рынке, а в будущем, не исключено, активизируется и на внешних. Государственный долг на октябрь 2009 года, по данным Минфина, достиг 1,55 трлн тенге, большая его часть приходится на долги правительства — 1,37 трлн, при этом внутренний долг составил 1,1 трлн тенге. И будет расти дальше: правительство увеличило предельный размер госдолга по отношению к ВВП с 9,3% до 9,5% в 2009 году, в следующем году — с 11,8 до 11,9, в 2012-м — с 12,8 до 13,1%.

Таким образом, Казахстан возвращается к тому, с чего началась наша экономическая независимость — дефициту бюджета и росту государственного долга.

Идеальный инвестор

Министр экономики и бюджетного планирования Бахыт Султанов, представляя бюджет на 2010—2012 годы депутатам мажилиса, заверил их: уровень дефицита в полной мере обеспечит внутренний рынок долговыми инструментами.

Независимые эксперты в целом согласны с министром. По оценке руководителя аналитического центра АО «АСЫЛ-ИНВЕСТ» Дамира Сейсебаева, дефицит бюджета сегодня умеренный, а размер госдолга несущественен и не опасен для стабильности экономики, для устойчивого обращения денег. «Само по себе увеличение объема госдолга было очевидным, поскольку рост дефицита бюджета приводит и к ускоренному росту госдолга, на который списываются все недофинансирования. Государству необходимо будет привлекать заимствования на его покрытие, мобилизовать внутренние источники», — объясняет он.

Основными инвесторами внутри страны являются накопительные пенсионные фонды (НПФ). Можно добавить, что это еще и идеальные инвесторы, поскольку фондами легко управлять через госрегулирование.

Непонятно, зачем правительству привлекать валютные займы на фоне растущих цен на нефть

В конце 90-х, когда была запущена накопительная пенсионная система, «пенсы» стали основным кредитором государства: более чем на 90% их портфели были сформированы из государственных ценных бумаг (ГЦБ). В то время инвестиции НПФ были законодательно лимитированы — фонды были обязаны вкладывать в госбумаги не менее 40% своих активов, в 2004 году лимит был снижен до 25%. В последующие годы благодаря росту цен на нефть — бюджет у нас был и остается нефтяным — правительство перестало нуждаться в заимствованиях: хотя бюджет верстался с дефицитом, исполнялся с профицитом. В таких условиях платить за привлечение займов не имело смысла. В 2007 году инвестиционные ограничения для НПФ были отменены.

Но как только государство стало нуждаться в пенсионных деньгах, лимиты вернулись. С 1 апреля нынешнего года Агентство финансового надзора (АФН) обязало пенсионные фонды инвестировать в госбумаги не менее 20% пенсионных активов, с 1 октября доля ГЦБ в портфелях НПФ должна быть не ниже 30%. Правильный шаг — так оценивают меры регулятора сами участники рынка. Государство, по их мнению, предприняло адекватные шаги: с одной стороны, увеличило эмиссию госдолга, с другой — лимиты по ГЦБ. Вместе с тем представители «пенсов» говорят, что и без понукания со стороны АФН управляющие портфелями стали наращивать долю госбумаг, и у многих фондов она даже больше 30%. На 1 октября доля ГЦБ в совокупном портфеле превысила 35%.

«Здесь совпали два фактора — кризис и бегство в качество. Инвестор в период резких колебаний на рынках старается перевести свои средства в более стабильные ценные бумаги для снижения рисков. Например, нашему фонду не нужны были специальные указания. К моменту введения этого требования в нашем портфеле было 30 процентов госбумаг. Профессиональных управляющих не нужно заставлять делать очевидные вещи. Это нормально. Когда мы видим, что в наших активах много рискованных бумаг, то продаем их и приобретаем надежные. А более надежных, чем ГЦБ, в Казахстане нет», — объясняет рост инвестиций в ГЦБ управляющий директор НПФ Народного банка Казахстана Арман Джакамбаев.

Минус риск, минус доходность

Госбумаги выгодны «пенсам» еще и потому, что они учитываются с нулевым уровнем риска, а значит, не оказывают давления на пруденциальные нормативы, в частности, на коэффициент достаточности капитала. У ГЦБ один существенный недостаток — низкая доходность. Только у одного вида облигаций — МЕУЖКАМов — купон индексирован к инфляции. Понятно, что на такие бумаги существует большой спрос, и не только со стороны НПФ. Их покупают институты развития, банки, страховые компании. Из-за конкуренции между инвесторами на аукционах по размещению этих бумаг их доходность очень сильно снижается. «Мы постоянно предлагаем выстраивать кривую доходности, бенчмарк, по ГЦБ. У нас были годовые, 2-3-4-5-7-летние бумаги. Мы должны видеть цену денег во времени, чтобы была альтернатива, когда мы делаем инвестицию», — говорит г-н Джакамбаев.

Это тем более актуально сегодня, когда правительство наращивает объем госдолга. Скорее всего, в связи с увеличением бюджетного дефицита ГЦБ хватит на всех. На 2009 год Минфином запланирован выпуск госбумаг на общую сумму 668 млрд тенге, что даже превышает объем дефицита. Причем МЕУЖКАМы составляют почти 30% от заявленного объема ГЦБ.

Тем не менее государству интересно получить деньги с внутреннего рынка как можно дешевле. «Возникает конфликт интересов. У государства и так много расходов, а тут еще фонды хотят индексированных по инфляции бумаг. Это взаимоисключающие вещи. Но сейчас у нас не остается никаких вариантов, потому что надо приобретать ГЦБ и замещать плохие активы», — считает г-н Джакамбаев.

Вместе с тем наш эксперт считает, что государство запоздало с принятием в целом правильного и нужного решения. Пик кризиса пришелся на осень прошлого года, а лимиты были введены только весной нынешнего. В результате растет напряжение на рынке, потому что многие фонды просто не могут выполнить требование регулятора — у них нет свободных средств. Быстро продать бумаги по оптимальной цене, чтобы вложиться в ГЦБ, очень трудно, а часть портфеля вообще неликвидна в связи с дефолтами эмитентов.

«Необходимость реструктурирования портфеля, как того требует регулятор, у отдельных фондов вызывает проблемы. Они могут это сделать только путем заключения новых договоров и создания денежного потока, чтобы поступающие деньги шли на приобретение ГЦБ», — заключает он.

Маркетинговая осечка

В целом «пенсы» с объемом активов в 1,8 трлн тенге, конечно, смогут проглотить большую часть размещаемых на внутреннем рынке ГЦБ, во всяком случае правительство может рассчитывать на 30% пенсионных активов (ПА), то есть на 600 млрд тенге на сегодняшний день. Другой вопрос, будут ли ПА прирастать такими же темпами, как дефицит бюджета, чтобы адекватно росла и доля госбумаг? В следующем году объем дефицита, как запланировано, должен превысить 720 млрд тенге, и нужны будут дополнительные источники его финансирования, помимо пенсионных денег. Например, деньги населения, которые пока не задействованы в экономике, что не соответствует одному из основных положений новой Концепции развития финсистемы: максимально использовать внутренние ресурсы.

Минфином специально для продажи физическим лицам были выпущены двух- и трехлетние государственные облигации МАОКАМ, объем эмиссии — 15 млрд тенге. Подписка началась 21 октября. За первую неделю заявки о покупке МАОКАМов подали всего 373 человека. Даже повышение ставки до 7,3—7,5% не помогло. За 10 дней на бумаги подписалось чуть более тысячи человек на общую сумму немногим менее одного миллиарда тенге. Тогда все заговорили о том, что правительству вряд ли удастся разместить заявленный объем бумаг. Как сказал «Эксперту Казахстан» анонимный источник в одном из банков: «Люди <в Минфине> оказались просто некомпетентны. Квалифицированно взвесить возможности рынка, объем рынка, емкость не смогли. Единственное преимущество этого инструмента — гарантия государства. Но многие не верят государству, полагая, что с государством вести бизнес значительно рискованнее, чем с частниками».

Однако, по последним данным Минфина, на середину ноября объем проданных бумаг составил 9,6 млрд тенге. Тем не менее результаты первого размещения ГЦБ среди населения неоднозначны. По неофициальным данным, здесь не обошлось без административного давления. На рынке говорят, что правительство распорядилось подписывать на облигации госчиновников.

Казахстанцы в большинстве своем не готовы вкладываться в фондовый рынок. Депозиты — более понятный инструмент, вот люди и несут деньги в банки. К тому же население нельзя заставить, можно только заинтересовать. Первый опыт показал, что пока массового спроса на ГЦБ со стороны граждан нет.

Доллар к тенге

Как утверждают аналитики, кризис на международных рынках капитала большей частью закончился. Поэтому у Казахстана есть шансы привлечь еще и внешние заимствования, что, по словам министра финансов Болата Жамишева, и будет сделано в 2010 году. «Министерство финансов планирует в следующем году выйти на внешние рынки заимствования, с тем чтобы обозначить бенчмарк для корпоративного сектора», — цитирует главу Минфина «Интерфакс».

Пока неизвестно, какую сумму рассчитывает привлечь правительство. Как сказал г-н Жамишев, «внешние заимствования в пределах, при которых бы не ставилась под угрозу безопасность, привлекать необходимо», и добавил, что для фиксации бенчмарка объем заимствования не может быть ниже 500 млн долларов. «Мы полагаем, что Минфин, скорее всего, рассматривает возможность размещения государственных внешних заимствований как одного из инструментов покрытия возможного дефицита бюджета», — так определил цель выхода на внешние рынки старший аналитик ГК «Тройка Диалог» Алексей Булгаков.

По мнению председателя Нацбанка Григория Марченко, пока не завершена реструктуризация внешних займов БТА и Альянс Банка, выходить государству на внешние рынки не следует. «Нам надо всю эту работу закончить, а потом, когда инвесторы поймут, что ситуация с внешним долгом банковского сектора уже урегулирована, что система продолжает работать, что вклады населения растут достаточно хорошо, что были проблемы с двумя крупными банками, но они решены, тогда можно выходить на внешние рынки. Тогда цена будет лучше и получится привлечься по более хорошим условиям», — приводит слова главы Нацбанка «Интерфакс».

При этом остается непонятным, зачем правительству вообще привлекать валютные займы на фоне растущих цен на нефть. Кроме того, в банках накопилось более восьми миллиардов долларов избыточной ликвидности, которая лежит мертвым грузом в отсутствие платежеспособных заемщиков.

Копилку сохраним

Бюджет на 2010 год сверстан из расчета мировой цены на нефть марки Brent 50 долларов за баррель, на 2011-й — 60 долларов, хотя многие аналитики прогнозируют рост цен в следующем году. Так, «Тройка Диалог» предполагает, что средняя цена на нефть марки Urals составит 65 долларов за баррель. Дамир Сейсебаев приводит такие данные: по прогнозам Всемирного банка, среднегодовой уровень цен на нефть в 2010 году составит 75,3 доллара, а Международное энергетическое агентство полагает, что среднегодовые цены в следующем году могут вырасти и до 90—95 долларов за баррель.

«Мы опираемся на более консервативный прогноз по уровню мировых цен на нефть, учитывая изменчивость мировой конъюнктуры и волатильность мировых цен», — пояснил министр экономики г-н Султанов. По мнению г-на Булгакова, если фактические цены на нефть превысят прогнозные и при этом объем поддержки экономики сохранится на прежнем уровне, бюджетный дефицит сократится.

В 2009 году на антикризисную программу правительство изъяло из Национального фонда (НФ) 10 млрд долларов сверх гарантированного трансферта в бюджет. Теперь правительство намерено вернуться к докризисной схеме использования средств из нефтяной копилки. В 2010 году решено отказаться от целевых трансфертов из НФ, оставить только гарантированный. Его размер в трехлетнем бюджете составит порядка одного триллиона тенге ежегодно. По словам главы Минэкономики, это не более 33% от активов фонда на конец года. Общий объем доходов в бюджет в 2010 году определен на уровне 3189 млрд тенге, на нефтянку придется почти треть бюджетных поступлений. Так что бюджет у нас пока остается нефтяным.

Отказ от дополнительного расходования средств НФ говорит о том, что правительство выбрало в качестве источника финансирования дефицита не нефтяные деньги, а увеличение госдолга, что, на наш взгляд, позволит не зависеть от колебаний мировых цен. У «пенсов» денег много, и никуда им не деться. Заставят — купят!

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?