В ожидании империи

Редакционная статья

В ожидании империи

Сегодня Узбекистан, вышедший из объединенной энергетической системы, снова получает свою порцию упреков в эгоизме, предательстве идей и целей региональной интеграции, силовом давлении на своих соседей. Упреки эти отчасти справедливы. Но нельзя не признать того, что Узбекистан время от времени напоминает всем странам региона, а также России о том, как мало стоят различные соглашения о взаимодействии, интеграции и создании единого экономического пространства.

Страны Центральной Азии за последние 20 лет далеко продвинулись в искусстве создания новых формулировок для обозначения дружбы и сотрудничества, сведя практику межгосударственного взаимодействия к минимуму. Товарооборот внутри региона снижается. Лидеры центральноазиатских стран сегодня чаще видят друг друга на встречах, организованных Москвой, Пекином или Анкарой, чем на региональных саммитах. О бесславном финале проектов под названиями Центральноазиатский союз, Центральноазиатское экономическое сообщество и Организация Центральноазиатское сотрудничество сегодня стараются не вспоминать. Границы между братскими странами время от времени закрываются, кое-где минируются, порой случаются инциденты с применением оружия.

В сфере совместного использования водно-энергетических ресурсов в Центральной Азии также всегда было больше конфликтов и взаимных обид, чем кооперации. В отчете Всемирной комиссии по плотинам, выпущенном еще в 2000 году, но переведенном на русский язык только в этом, отмечается, что соотношение сил в рамках речных бассейнов определяет, как отдельные страны взаимодействуют друг с другом и проводят ли они консультации по проектам строительства плотин. Государства, занимающие территорию выше по течению, находятся в более выигрышном положении. В других случаях более сильные «нижние» соседи, страдающие от несанкционированных действий «верхних», могут препятствовать планам регулирования стока. В отчете в качестве примера такой ситуации приводятся африканские страны, но и к нашему региону это вполне применимо. Лежащие ниже по течению Казахстан и Узбекистан всегда навязывали Киргизии и Таджикистану правила игры, точнее, режим водотока. На уровне местного законодательства Киргизия и Таджикистан наносили ответные удары, принимая законы о продаже воды, но внедрить их в практику межгосударственных отношений не могли.

Сложная система взаимных уступок и компенсаций в сфере водно-энергетических отношений в бассейнах Сырдарьи и Амударьи, созданная в советские времена, подталкивает руководство новых независимых государств к естественной и логичной с точки зрения защиты суверенитета позиции – требовать сохранения тех элементов этой системы, которые кажутся выгодными, и решительно отвергать те, которые выглядят затратными. То, что система эта будет работать только при наличии всех элементов, в расчет не принимается. Национальные интересы, под которыми в наших краях понимаются интересы государства, а не человека, остаются в целости и сохранности. Какова гуманитарная и экономическая цена этой защиты, никто не подсчитывает. Национальные интересы бесценны. Умрем, но не поступимся ни каплей суверенной воды, ни литром суверенного мазута.

Международное право, как и в случае с определением правового статуса Каспия, ничем помочь не может. Конвенция о праве несудоходных видов использования международных водотоков, принятая Генассамблеей ООН в 1997 году, может, по мнению экспертов, служить скорее неким ориентиром, чем базой для решения водно-энергетических проблем Центральной Азии.

Множество международных конференций по водно-энергетическим проблемам Центральной Азии породило большое количество интересной и полезной литературы, но ни на шаг не приблизило к тому, чего все на самом деле ждут, – к порядку, стабильности и предсказуемости. Тому, что в международные торгово-экономические отношения традиционно привносили империи. Когда-то это была Британская империя, навязавшая всем более слабым морским державам правила, которые те приняли в обмен на то, что Британия брала на себя ответственность за их соблюдение и поддержание порядка. Сегодня на глобальном уровне функции мировой империи пытается выполнять Америка. А в Центральной Азии увлеченно занимаются созданием суверенных и независимых экономик, историй и энергетических систем, но все чаще с надеждой поглядывают в сторону Москвы.