Не в деньгах счастье

Фонд «Даму» сосредотачивается на нефинансовой поддержке предпринимателей; самым эффективным средством доведения денег до предпринимателей в фонде считают банки

Не в деньгах счастье

Реакция на государственную поддержку малого и среднего бизнеса (МСБ) в казахстанском бизнес-сообществе неодназначная. С одной стороны, власть выделила в совокупности более двух миллиардов долларов для льготного кредитования сектора. Но сами бизнесмены очень часто остаются недовольны достигнутым эффектом. Так или иначе, все шишки сыпались и продолжают сыпаться на главный инструмент господдержки МСБ – АО «Фонд развития предпринимательства “Даму”», ранее известный как Фонд развития малого предпринимательства (ФРМП). Даже сам факт существования фонда как посредника уже вызывал нарекания – многие участники рынка не понимали, зачем нужно промежуточное звено между государством и банками.

Между тем характер работы фонда изменился. Сегодня «Даму» сосредотачивается на реализации нефинансовых мер поддержки МСБ. Вместо того, чтобы контролировать денежные потоки, идущие из бюджета, фонд намерен учить предпринимателей работать с банками и в целом повышать их квалификацию.

Председатель правления «Даму» Булат Мукушев уверен – без работы фонда ни МСБ, ни государство не обойдутся. Альтернативы фонду нет. Свою точку зрения он изложил в интервью нашему журналу.

Невзирая на банковскую тайну

– Булат Тельманович, зачем вообще нужен такой фонд, как «Даму»?

– Говорить о необходимости фонда можно что угодно. Но на практике кто, если не «Даму», будет обеспечивать эффективность и прозрачность мер содействия бизнесу? Уполномоченный госорган, который и так существует и реализует свои функции по поддержке частного (не только малого) предпринимательства? Или один из банков, который в результате получит исключительное положение в сравнении с конкурентами и будет вынужден реализовывать несвойственные банку функции? А нефинансовая поддержка? Кто будет оказывать ее? Ясно, что здесь должен быть какой-то интегратор.

На сегодняшний день фонд «Даму» – единственный институт в Казахстане, исключительной задачей которого является поддержка и развитие малого и среднего бизнеса. Помимо реализации программ, мы каждый день работаем с предпринимателями, разбираем их жалобы, так или иначе помогаем решить проблемы их бизнеса. Вплоть до банальной рутины. Например, звонит нам предприниматель и говорит: «Мне отказали в рефинансировании, потому что у меня задолженность в местный бюджет 30 тенге». И мы каждый раз под конкретный случай корректируем работу системы поддержки, делаем условия деятельности более комфортными. Мы мониторим и контролируем банки, чтобы они использовали деньги исключительно по целевому назначению, не задерживали средства, которые возвращаются им по ранее выданным кредитам и которые должны быть направлены на повторное финансирование, на револьверной основе.

– Вы полагаете, что «Даму» будут доверять после всех разбирательств с ФРМП?

– А «Даму» уже доверяют за наш практичный и прозрачный подход к работе. И государство, и бизнес-ассоциации. Именно поэтому мы исполняем операторские функции по всем трем траншам стабилизационной программы. Посмотрите на нашем сайте – по условиям третьего транша все заемщики и полученные ими суммы были опубликованы, хотя у нас существует банковская тайна. И займы получали только те заемщики, которые дали разрешение эти данные опубликовать: кому, сколько и на какие цели деньги были предоставлены. В результате заработала наша главная функция – функция интегратора мер поддержки. Ведь нельзя однозначно сказать, что важнее: финансовые меры или нефинансовые. Очень важно, чтобы программы были комплексными и взаимно дополняли друг друга. Сейчас мы хотим добиться того, чтобы каждый предприниматель вырос до такого уровня, когда сам сумеет грамотно взаимодействовать с банком.

– Многие были поражены тем, что фонд самостоятельно передавал дела на своих недобросовестных сотрудников в финполицию. Как вы относитесь к таким мерам?

– Я считаю, что это нормально и правильно. Люди, которым были доверены государственные средства, злоупотребили своим положением, пренебрегли доверием государства. И должны за это ответить. Жеглов сказал: «Вор должен сидеть в тюрьме». Народ согласен. И такие решительные действия подчеркивают принципиальность руководства фонда.

– Сейчас вы слышите какие-то претензии со стороны бизнесменов?

– Слышим, и очень много. Но они не всегда обоснованы. Например, бизнесмен не может получить кредит в банке и сообщает об этом нам. Но мы не можем и не должны вмешиваться во внутреннюю кредитную политику банков. Возможно, предпринимателю стоит попробовать получить кредит в другом банке, ведь в программе участвует 12 банков второго уровня.

Банк – это не крепость. Его не нужно брать ни штурмом, ни осадой. Банкира в первую очередь интересует возвратность выданных средств. Поэтому избирательность будет иметь место всегда, и это нормально. Банки – самый эффективный инструмент доведения денег до предпринимателей. И пока предприниматель не научится работать с банками, он не сможет вывести свой бизнес на качественно новый уровень. Здесь уместна аналогия с лотереей, в которой мы видим только одного счастливчика, но не тысячи проигравших. В нашем случае – наоборот. Мы видим одного недовольного, притом что тысячи получивших займы просто молчат.

Всего за текущий год у нас было 2500 заемщиков и 160 жалоб, причем далеко не всегда справедливых. Например, один предприниматель сказал: «Правительство выделяет деньги на МСБ, я пришел в банк, а он готов дать мне кредит только на год, потому что таков срок окупаемости моего проекта. А мне ведь надо и дальше развиваться». Все замечательно. Но если у тебя за год эти деньги «отбиваются», то верни их, пусть они послужат другому предпринимателю.

Бывают огульные, несправедливые или анонимные обвинения. Некоторые говорят: «У моего товарища есть замечательный проект, но его не кредитуют». Хорошо, позовите своего товарища, мы позовем банкира и даже в присутствии прессы эту проблему обсудим. Я более чем уверен, что отказ обоснован: либо он не субъект МСБ, либо у него есть задолженность по налогам или плохая кредитная история.

– То есть тут дело в недобросовестности самих предпринимателей?

– Не всегда. Из 160 жалоб, о которых я упомянул, более 10 случаев были обоснованы, и после их рассмотрения предприниматели получили кредиты. Кроме того, в разных банках, в разных регионах ситуация может отличаться: где-то этот банк более мощный, уверенный в себе, где-то другой. Мы стараемся информировать бизнесменов о банках, которые могут быть им интересны.

– В ближайшей перспективе вы не планируете менять стратегию, как это уже было в 2007 году?

– В августе мы презентовали свою новую стратегию на 2009–2013 годы. Мы постарались привлечь внимание к ней максимального количества организаций, в той или иной степени причастных к решению проблем малого бизнеса. Это был первый документ, который широко обсуждался во всех инстанциях, в том числе и в СМИ. О нем, кстати, неплохо отозвались многие известные экономисты. Но уже сейчас этот материал в какой-то степени трансформировался, даже его объем увеличился на 40%, потому что мы получили новые, безусловно заслуживающие внимания, предложения от акиматов, от Общенационального союза предпринимателей и работодателей Казахстана «Атамекен», от экономических вузов. В проекте Госпрограммы индустриально-инновационного развития на 2009–2014 годы большинство направлений работы нашего фонда по поддержке МСБ присутствует. Наша стратегия полностью совпадает с целями и задачами данной госпрограммы.

Не только деньги

[inc pk='1598' service='media']

– Как «Даму» работает теперь?

– Мы кардинальным образом смещаем акценты с прямого кредитования на программы обусловленного размещения средств через банки, программы субсидирования процентных ставок, гарантирования выданных банками кредитов. Те программы прямого кредитования, которые «Даму» реализует сейчас, призваны частично нивелировать отраслевые и региональные диспропорции банковского кредитования. Ведь банки кредитуют в первую очередь наиболее успешные и наименее рискованные секторы экономики.

Кроме того, мы готовим и уже начали реализовывать широкий спектр программ нефинансовой поддержки. Раньше в этом направлении «Даму» работал недостаточно активно. А ведь основная причина крахов предпринимателей – не в недостатке финансирования, а в недостаточной квалификации. В 2007 году Счетный комитет как раз и рекомендовал усилить работу фонда по нефинансовой поддержке.

В качестве примеров назову проект создания интернет-портала для дистанционного оказания услуг и колл-центра фонда «Даму», выпуск аналитической книги по МСБ Казахстана, которая станет своего рода инвестиционным паспортом сектора МСБ. В нашем портфеле – две программы по поддержке предпринимателей с ограниченными возможностями.

Только что вышел первый номер журнала для предпринимателей «Мой бизнес. Казахстан», в дальнейшем он будет выходить на ежемесячной основе. Тираж данного издания – больше тысячи, но менее 10 тысяч. В основе модели этого журнала – Entrepreneur, самый популярный мировой журнал о бизнесе. При этом журнал призван быть самоокупаемым. Мы не потратили на него ни копейки бюджетных денег и не будем его собственниками. Нашлось издательство, с которым у нас совпали идеи. Мы только предоставляем журналу различные материалы, которые интересны для широкого круга читателей.

Особо отмечу, что программы фонда не дублируют программы поддержки МСБ, реализуемые другими организациями (например, по линии USAID), и не противопоставляются им. Все наши программы комплементарны уже действующим в Казахстане, то есть дополняют их, преследуя обеспечение внутренней целостности системы поддержки малого бизнеса и получение максимального мультипликативного эффекта.

– Вы как-то учитываете региональную специфику в своей работе?

– Существуют точечные программы поддержки МСБ в отдельных регионах. Например, программа «Бухгалтер – в каждое село». Ее основная идея – создать необходимые кадровые предпосылки для того, чтобы малые предприниматели могли передать работу по ведению бухгалтерского учета и подготовке отчетности специально подготовленным бухгалтерам на условиях аутсорсинга. Сейчас мы запускаем эту программу в качестве пилотного проекта в одном из районов Актюбинской области. Нам важно увидеть, насколько эффективным окажется этот проект: снизятся издержки предпринимателей, повысится их финансовая и налоговая дисциплина. И в случае успеха мы сможем тиражировать полученный опыт уже в страновом масштабе.

– Кто выступает в качестве партнеров «Даму» в программах нефинансовой поддержки?

– У нас много партнеров как на региональном, так и на центральном уровнях. Например, совместно с Международной академией бизнеса подготовили книгу «Экспресс-курс предпринимательства» на двух языках – казахском и русском. Эту книгу мы предоставляем предпринимателям бесплатно, как и другие материалы, в которых есть ответы на наиболее актуальные вопросы бизнесменов: какую организационно-правовую форму избрать, какую нишу на рынке занять, как получить кредит, финансирование. Книга должна помочь избежать типичных ошибок, которые совершают предприниматели.

– Получается, предоставляете услуги консультативного характера?

– Не только. В рамках программы «Бизнес-советник» планируется провести маркетинговые исследования, глубинные интервью, анкетирование. Это будет первое в Казахстане маркетинговое исследование с охватом такого большого количества респондентов во всех районах Казахстана. Мы уверены, что оно даст качественно новый срез состояния сектора МСБ, как в целом по стране, так и на региональном уровне. Программа «Бизнес-советник» очень амбициозна. Она не имеет аналогов в СНГ и по своим масштабам, и по содержанию.

Мы сделали акцент на полный региональный охват и практическую направленность учебных курсов. В результате предприниматели всех 209 районных центров республики получат основы знаний по всем ключевым аспектам ведения бизнеса. В течение двух месяцев во всех районах будут проведены семинары. Всего в них примут участие более 10 тысяч человек. Общеизвестно, что 47% населения Казахстана составляют сельчане. И я хочу особо отметить, что значительная доля слушателей наших курсов – это сельчане, до которых достаточно трудно донести нужную информацию в понятном и доступном ключе.

– Каков главный показатель успеха или неуспеха этой программы?

– Для нас важна ответная реакция. Мы будем проводить постанкетирование, чтобы в дальнейшем понять, как стал развиваться предприниматель, прослушав наш семинар. Количество слушателей – это индикатор, а ожидаемый результат – обратная связь. Если из 10 тысяч слушателей в последующем хотя бы 10–15% станут предпринимателями, и мы сможем поставить этих людей на ноги, а их бизнес станет успешным – это будет очень хороший конечный результат.

Задачи очень тяжелые. Сама по себе доставка более чем 10 тысяч учебников и других материалов по всем регионам весьма проблематична. Но и здесь нас поддерживают – партнерами в нашем начинании являются Министерство образования и науки и партия «Нур Отан». Мы подписали меморандумы с акиматами всех областей, в соответствии с которыми нам предоставляли дополнительные помещения, оказывали другую помощь в организации тренингов.

– Вы упоминали о проекте по работе с предпринимателями с ограниченными возможностями. Что он будет собой представлять?

– В наступающем декабре будет запущен сайт «Даму-Комек», предназначенный для таких предпринимателей. Они твердые духом и ничего не просят у государства. По сути, мы хотим создать электронную доску объявлений, чтобы все предприниматели обменивались информацией с целью оказать бизнесменам с ограниченными возможностями помощь. Необязательно деньгами. Кто-то захочет поделиться мебелью, кто-то компьютерами, кто-то своими знаниями. А «Даму» будет связующим звеном. И это не просто благотворительная помощь, а создание новых рабочих мест. Образно говоря, «не рыбу, а удочку». Помощь в создании станка. Либо предприниматель передает инвалидам какой-то передел. Вариантов много.

Наш комплекс нефинансовых мер тем и хорош, что все они друг друга дополняют.

Другая наша программа – цикл телепередач о предпринимателях с ограниченными возможностями. Его цель – показать стране людей, которые могут работать, создавая бизнес в условиях более трудных, чем среднестатистические. Недавно с нашим участием был снят видеоролик, где есть пример со слепым пастухом в Восточно-Казахстанской области, который повесил на свое стадо колокольчики и в целом имеет очень успешный бизнес. И ни у кого ничего не просит. В этой же самой области я полтора месяца назад заходил на одно из предприятий. Там директор сразу же начал требовать: «Деньги, когда будут деньги? Государство должно помочь нам!» Потом выяснилось, что он получил деньги сразу по двум нашим программам, а все его оборудование снабжено лейблом «КазАгроЛизинг», то есть оборудование он приобрел уже по другой государственной программе. Я полагаю, что такое поведение просто аморально. Нам надо бороться с подобными иждивенческими настроениями.

Бизнес выходит из кризиса

– Как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию с казахстанским МСБ?

– Всегда хочется лучшего. Президент поставил задачу, чтобы половина ВВП генерировалась субъектами МСБ. В рамках стабилизационной программы сделано уже много. Де-факто банки поддерживали свою ликвидность за счет МСБ. Почему? Потому что с МСБ у банков разговор простой: у меня все права – у тебя все обязанности. И если банки не могли вытащить свои деньги из строительного сектора, из других «тяжелых» отраслей, то вернуть кредиты, предоставленные малому бизнесу, было легко.

– Можно ли говорить о выходе казахстанского МСБ из кризиса?

– Да, считаю, что казахстанский МСБ постепенно выходит из кризиса.

Количество зарегистрированных субъектов малого предпринимательства выросло на 16 тысяч единиц – с 985 тысяч в 2007 году до 1001 тысячи в 2008-м. В свою очередь это привело к приросту объемов продукции малого бизнеса на 1160 тысяч тенге в номинальном выражении. Этому непременно способствовали адекватные меры, принятые государством.

– Как вы считаете, должно ли государство поддерживать МСБ или все должен определять рынок?

– Должна быть золотая середина. Бизнесмену сколько ни давай денег, он всегда будет жаловаться, что мало. Это нормальная позиция. И потом, у нас государство выделило на МСБ в этот период порядка 2,5 миллиарда долларов. Ни один из наших ближайших соседей, которые больше нас населением и мощнее производственно, в абсолютном выражении столько денег не выделяли.

– Меры нефинансовой поддержки, которые для «Даму» приоритетны, позволяют говорить о том, что уровень МСБ у нас невысокий?

– Вы знаете, он везде невысокий. Буквально на этой неделе New York Times написала, что коммерческий банк Goldman Sachs проинвестировал 500 миллионов долларов в образование американских предпринимателей. Причем в краткосрочные курсы на базе местных колледжей. Если пошутить, то это выглядит как плагиат нашей идеи «Бизнес-советника».

– А наши банки по отношению к предпринимателям такие же, как за границей?

– Все банки очень консервативны, и все механизмы, которые в этой сфере работают, складывались годами. Поэтому быстрый рост банка может происходить только тогда, когда банкиры пренебрегают рисками и правилами. Банковские правила, как правила дорожного движения, написаны кровью. Это досконально отражается в договорах. Наших предпринимателей в договоре в первую очередь интересует процентная ставка и сроки. Я как бывший банкир вам скажу, что процентная ставка для заемщика не столь важна, разница в 2–3% не смертельна. Намного важнее комфорт его отношений с банком, перспективы партнерства, как банк дальше будет ему помогать, сможет ли проявить рыночную гибкость.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности