Форсаж патриотизма

Результаты реализуемой с 2010 по 2014 год Концепции дальнейшего развития казахстанского содержания (КС) вряд ли будут соответствовать запланированным. Поскольку не решают системных проблем ни на республиканском, ни на местном уровне

Форсаж патриотизма

В минувшую пятницу сенат принял закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам развития казахстанского содержания». Это позволит установить единый подход к подсчету КС в закупках, обязательства недропользователей проводить закупки только на территории Казахстана и определена административная ответственность за несоблюдение требований законодательства. Органом, отвечающим за реализацию государственной политики в сфере КС, определено Министерство индустрии и торговли (МИТ), за работу с недропользователями — ­Министерство энергетики и минеральных ресурсов, местное содержание в государственных закупках будет контролироваться Министерством финансов.

Теперь казахстанское содержание — это доля от общей стоимости договора на выполнение работы, «выраженная в процентах, стоимости казахстанского содержания в товарах, используемых при выполнении работы и оплаты труда работников, являющихся гражданами страны, в фонде оплаты труда производителя». Казахстанским производителем будет являться резидент Казахстана, использующий в общей численности сотрудников не менее 95% процентов граждан республики. Создан также новый сертификат «СТ-KZ», он выдается отечественным товаропроизводителям, которым даются различные преференции при определенных закупках товаров и услуг.

Предполагается, что реализация этих документов позволит к 2014 году довести удельный вес КС по работам и услугам до 90%, по товарам — до 50%. Объем промышленного производства к 2012 году увеличить на 37%. Следует, однако, отметить, что подсчет КС по фонду оплаты труда отнюдь не универсален: результата здесь можно достичь, обязав крупные компании покупать квотированное количество казахстанского содержания, одновременно подняв цены на казахстанские продукты.

Рынок поставок товаров, работ и услуг, который открывается для казахстанских бизнесменов, оценивается экспертами в 18 млрд долларов (25% из них приходится на товары, а 75% — на работы и услуги). Пока же доля казахстанского содержания, несмотря на все усилия правительства, остается крайне низкой. Как отмечается в концепции, «в сфере недропользования доля казахстанского содержания в закупках товаров в 2008 году по сравнению с 2007 годом снизилась с 13,5% до 9,3%. Аналогичная ситуация наблюдается и с долей казахстанского содержания в услугах — снижение с 87,4% до 82,1%, по данным отчетов 190 компаний-недропользователей».

В денежном выражении общий объем закупа товаров за 2008 год составил 2,74 млрд долларов, из них товары казахстанского происхождения — на сумму лишь 0,25 млрд долларов. Формально ситуация с закупом услуг и работ у казахстанских поставщиков значительно лучше: на них приходится 5,01 млрд долларов из общего объема закупа работ и услуг в сфере недропользования в 6,1 млрд долларов. Однако наибольший удельный вес закупок у отечественных товаропроизводителей приходится на эксплуатационные, коммуникационные услуги, строительно-монтажные работы. По остальным группам этот показатель остается невысоким.

Административные фантазии…

Изобилие всевозможных концепций, программ, планов и стратегий развития республики, разработанных и принятых за годы ее независимости, безусловно, впечатляет. Хотя их количество очень слабо переходит в качество. Так, 4 декабря 2001 года указом президента РК был утвержден Стратегический план развития Республики Казахстан до 2010 года. В этом году завершается его действие, но официальных данных о достигнутых результатах нигде озвучено не было. В новой попытке повышения уровня казахстанского содержания власти страны пошли по накатанной колее усиления административного давления. Но это вряд ли позволит значительно увеличить реальную долю КС даже в среднесрочной перспективе.

За 11 месяцев текущего года в РК возросла добыча нефти, газового конденсата, природного газа, урановой руды, производство кокса, нефтепродуктов. В то же время снизилось производство в химической промышленности, машиностроении, строительных материалов, продукции цветной и черной металлургии и электроэнергии.

Заявления чиновников о том, что у Казахстана есть достаточный потенциал и отечественные предприятия, которые могут производить продукцию на уровне мировых аналогов, вызывают сомнения. Среди таких предприятий, в частности, называют «Кентауский трансформаторный завод». Но, как признает директор этого завода Ануарбек Айкенов, главная проблема кентауских трансформаторов — «их неконкурентоспособность из-за высокой цены». Такой же «небольшой» недостаток —повышение стоимости серной кислоты, производимой АО «Казцинк», привел к тому, что отечественные потребители сернокислого алюминия перешли на закуп этой продукции у предприятий России и Китая.

В настоящее время Казахстан не имеет необходимых производственных мощностей, обеспечивающих стопроцентное покрытие потребностей, например, в высокотехнологичном оборудовании. Так, номенклатура производимой сегодня в стране для нефтегазовой отрасли продукции лишь немного превышает 300 наименований. Поэтому помимо развития в стране сектора, производящего востребованные иностранными компаниями товары и услуги, планируется создание собственных высокотехнологичных производств.

Принятие концепции позволит развивать и трансферт технологий как важную составляющую не только казахстанского содержания, но и всей индустриальной политики, считает глава МИТ Асет ­Исекешев. Но примеров удачного трансферта технологий в страну практически нет. Как нет в концепции и ответа на вопрос, каким образом можно за пять лет создать рентабельную промышленность, которая разваливалась все эти годы. Повысить КС в концепции предлагается «расширением экспорта казахстанской продукции с высокой степенью переработки» и «сокращением административных барьеров при осуществлении предпринимательской деятельности». Но это общие фразы, что здесь нового? К примеру, административные барьеры у нас сокращали столько раз, что их уже не должно вообще остаться!

…и промышленные реалии

Как уже отмечалось, текущие показатели, характеризующие уровень КС, не только продолжают оставаться низкими, но происходит падение этого уровня. На пути кардинального преломления негативной тенденции стоит несколько существенных барьеров. Среди них — небогатый ассортимент отечественной продукции, отсутствие системной поддержки производителей, дефицит квалифицированного персонала.

Первый национальный рейтинг ведущих компаний Казахстана свидетельствует о том, что среди топ-100 компаний, совокупная выручка которых по отношению к ВВП Казахстана составляет 72,6%, доминируют сырьевые компании и банки. При этом, по экспертным оценкам, банковская система страны завязана на международных займах и на 40% зависит от зарубежного фондирования.

Машиностроительный сегмент рейтинга представлен всего двумя компаниями — АО «Азия Авто» и ТОО «Ремонтная Корпорация “КАМКОР”». А ведь в советское время в Казахстане существовало около двух тысяч предприятий, принадлежавших к отрасли машиностроения и металлообработки, и продукция машиностроения составляла 15% от объема всего промышленного производства республики. Сегодня количество этих предприятий сократилось более чем в 10 раз, доля машиностроительной продукции упала до 3,5%. Соответственно, резко возрос импорт. В прошлом году при внутреннем производстве машиностроительной продукции в два миллиарда долларов ее импорт достиг 15,5 млрд долларов, то есть около 88% продукции машиностроения завезено из-за рубежа!

Коммерческий директор Алматинского завода тяжелого машиностроения Максат Канатбаев отмечает: «В условиях Таможенного союза казахстанский рынок открывается десяткам российских и белорусских машиностроителей, и нам тяжело будет достигнуть 60% отечественной продукции при настоящих 7%. Мощности наших предприятий не позволяют производить всю ту продукцию, которая нужна нашим нефтяникам, металлургам, энергетикам. Машиностроители не могут осваивать новые технологии производства, потому что для этого предприятиям требуется модернизироваться. Это в свою очередь вызывает потребность в «длинных» недорогих кредитах. Модернизировать предприятия на свои средства для машиностроителей нереально».

Похожая ситуация и в легкой промышленности. В период с 2000 по 2008 год доля отрасли в структуре промышленности республики с 2% сократилась в пять раз, количество предприятий уменьшилось с 728 до 640, а численность занятого на них персонала — с 27,6 тыс. до 17 тыс. человек. И это понятно. На протяжении этих лет отрасль остается нерентабельной. В прошлом году доля казахстанской продукции в производстве текстиля и изделий из него составила 21,3%, тогда как в 2006-м — 38%. А сколько говорилось о развитии в Южно-Казахстанской области хлопково-текстильного кластера, которому правительство отвело ключевое значение в реабилитации отечественной легкой промышленности!

Предполагалось, что в созданной для этого специальной экономической зоне (СЭЗ) «Онтустик» в течение трех лет заработает не менее 15 предприятий по производству пряжи, ткацких, отделочных, красильно-швейных предприятий. Прошло уже более четырех лет, ни один из текстильных проектов так и не заработал, но госструктуры продолжают вкачивать в них миллионы долларов. При этом другая государственная структура — Министерство сельского хозяйства — настаивает на свертывании производства хлопка: некогда главная стратегическая культура южно-казахстанских крестьян признана одной из самых убыточных и бесперспективных отраслей. Таким образом, ситуация в легкой промышленности за последние годы не только не изменяется к лучшему, но еще более ухудшается. Следует отметить, что обещанные СЭЗ «Онтустик» налоговые преференции будут распространяться только на экспортно ориентированные предприятия, но не на компании, работающие на внутренний рынок. Аналогичная ситуация наблюдается и в других отраслях. Как здесь можно рассчитывать на увеличение казахстанского содержания?

Стимуляция любви

Планы властей по доведению казахстанского содержания в работах и услугах до 90% предполагают подготовку собственных кадров, которые будут способны заменить предполагаемое вытеснение специалистов-иностранцев. Сегодня происходит обратное. По данным МИТ, в первом полугодии текущего года в Казахстан привлекли 17935 иностранных работников. Отметим, что это на 40% меньше аналогичного периода прошлого года. Но если рассмотреть работников по категориям, то налицо увеличение притока высококвалифицированных кадров (руководители и специалисты — I категория) — их в страну прибыло 12835 человек, или 71,6% (в 2008 году этот показатель остался на уровне 42,6%).

В то же время пожелавший остаться анонимным сотрудник одной из крупнейших компаний-недропользователей, работающих в Казахстане, считает, что довести процент казахстанского содержания по работам и услугам до запланированных 90% за пять лет вполне возможно. «Уже сейчас число казахстанских работников в фирмах, разрабатывающих недра страны, близко к 80%», — говорит он. Помочь здесь должно и изменение системы квотирования иностранной рабочей силы.

Если вопрос с казахстанскими кадрами худо-бедно решается, то с приобретением отечественной продукции дело обстоит сложнее. Госструктуры можно заставить приобретать товары, выпущенные казахстанскими производителями. Но с частным бизнесом и рядовыми покупателями все иначе. Так, рядового потребителя власти пытаются стимулировать патриотическими акциями типа «покупай казахстанское», стартовавшими 1 ноября текущего года. Ранее такую практику уже использовали американцы. Однако, по словам сотрудника американского Института Катона Тома Палмера, любые меры протекционистского характера не способствует развитию рыночных механизмов. Более конкурентоспособными казахстанские производители и специалисты посредством таких программ наверняка не станут. Невозможно и обязать недропользователей закупать казахстанское оборудование, ведь многие из них — публичные компании, котирующиеся на Лондонской бирже.

Каким образом с существующей структурой экономики правительство собирается реализовывать Программу форсированного индустриально-инновационного развития и Концепцию развития казахстанского содержания, остается загадкой. За предлагаемые Концепцией сроки невозможно восстановить утраченные научно-исследовательские институты, конструкторские бюро, восполнить дефицит квалифицированного персонала (особенно среди рабочих специальностей). Эти проблемы невозможно решить до тех пор, пока не произойдет кардинальных перемен в сфере налогообложения, обновления изношенных основных фондов обрабатывающей промышленности, организации и проведения госзакупок, подготовки кадров.

[inc pk='150' service='table']
Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?