Год нескучный, год обычный

Редакционная статья

Год нескучный, год обычный

На прошлой неделе, в День независимости, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев поздравил граждан страны с праздником и подвел итоги 18-летнего развития нашего государства.

Для подведения итогов дата совсем не круглая. Но если вдуматься, этот год вполне заслуживает того, чтобы пренебречь магией цифр и подумать о прошедшем.

2009-й стал годом продолжения или завершения трендов предыдущих лет. Громких событий было много, но сказать, что какое-то из них обозначает старт чего-то нового или логическое завершение какого-то процесса, нельзя.

Февральская девальвация не привела к пересмотру принципов валютной политики. Тенге по-прежнему привязан к доллару, колеблется в строго определенном Нацбанком коридоре. Национализация БТА Банка вполне укладывается в обозначившийся еще до нынешнего года тренд усиления присутствия государства в экономике. К тому же национализация временная — банк изо всех сил пытаются продать российскому Сбербанку. То есть, обвиняя бывшего владельца БТА Мухтара Аблязова в выводе за границу активов, власть планирует продать зарубежному игроку и сам банк. Вообще в 2009-м стало очевидно, что тренд на усиление присутствия в РК иностранного капитала никуда не делся. Борьба за казахстанское содержание вполне совмещается с взятием многомиллиардных займов у Китая и продажей банков иностранцам.

Долгая дискуссия о том, как следует развиваться экономике в дальнейшем, не привела к появлению принципиально новых идей. Обсуждаемая в правительстве Программа форсированного индустриально-инновационного развития (ПФИИР) все больше становится похожей на компромисс между сырьевиками и идейными сторонниками диверсификации. Кстати, утверждение ПФИИР правительством ожидалось 1 декабря, но этого пока так и не произошло. Может быть, успеют до конца года.

Экономический кризис тоже не вытянул по масштабам на что-то экстраординарное. Это никак не второе издание Великой депрессии. Даже нынешнее поколение помнит куда более жесткие потрясения. Нельзя сказать, что правительство блестяще реализовало антикризисную программу — к ней есть претензии, но и фиаско отнюдь не потерпели. Рецессии не зафиксировано, по сравнению с Россией дела идут довольно неплохо, впрочем, у нас машиностроение и переработка в целом не играют такой уж важной роли (играли бы — см. динамику выпуска автомобилей в Усть-Каменогорске).

Пожалуй, подписание соглашений по Таможенному союзу (ТС) могло бы претендовать на звание события года в экономике. Но заработает он лишь со следующего года, и станет ли он реально действующим механизмом — вообще пока непонятно. Соглашения по ТС еще не раз будут пересматриваться и дорабатываться — об этом открыто говорят представители руководства всех трех стран—членов ТС. Пока же складывается впечатление, что решение о вступлении в эту организацию было принято по политическим мотивам, и теперь эксперты лихорадочно ищут возможные выгоды для Казахстана от членства в ТС.

Что еще вспоминается? Коррупционные скандалы, «дело Джакишева». Но и тут ничего нового мы не увидели. Президентов нацкомпаний сажают в Казахстане не первый раз. А про усиление роли зарубежных игроков в урановой отрасли — см. выше про иностранный капитал.

Знаковым событием могло бы стать принятие Доктрины национального единства (кстати, тоже ничего принципиально нового не содержащей). Но и этого не случилось. Власть не стала сминать протестующих против доктрины оппозиционеров, предпочтя диалог и затягивание принятия решения.

Логичным итогом года становится признание президента Нурсултана Назарбаева лучшим кризис-менеджером и политиком года в РК, о чем объявила Ассоциация социологов и политологов (АСИП). С этим решением трудно спорить. Ведь если бы появился более эффективный менеджер и более значимый политик, значит, логичными были бы перемены на самом высшем уровне. Раз появился более достойный, нужно его ставить на первое место. Но более достойных и эффективных, чем наш президент, не нашлось. Все остается на своих местах.

В итоге, несмотря на всю суетность, 2009 год не принес стране ничего принципиально нового. Он не будет отмечен в учебниках и энциклопедиях. Такой незапоминающийся год, как 2009-й, повторится не скоро. В 2010-м мы возглавим ОБСЕ. В 2011-м примем зимнюю Азиаду. И пусть мало кто помнит, кто председательствует в ОБСЕ сейчас и какой город принимал предыдущую летнюю Азиаду, не говоря уже о зимней, — для нас оба события станут знаковыми и обещают немало хлопот. Пока же самое время подводить итоги.