Остров классики

Покупатели на постсоветском пространстве хранят верность классическому дизайну мебели — эпоха модерна придет со сменой поколений

Остров классики

Одним из самых ожидаемых событий в мире дизайна на постсоветском пространстве была пятая выставка I Saloni WorldWide Moscow — московский релиз крупнейшего в мире миланского мебельного салона Salone Internazionale del Mobile (I Saloni), который организуют компания Cosmit и ассоциация итальянских мебельщиков FederlegnoArredo. Казалось, что все было против ивента в столице России. Уже апрельский салон в Милане показал, что мировой кризис не миновал и мебельщиков (см. «Без шоу и пыли», «Эксперт Казахстан» №27—28 от 13 июля 2009 года). К осени ситуация не улучшилась. Столкнувшись с финансовыми проблемами, часть производителей стала выбирать бюджетные решения. Заметно упал потребительский спрос — причем на постсоветском пространстве (особенно в России) пик спада пришелся на уходящий год. Есть ли смысл тратить деньги на выставку в условиях сокращающегося рынка? Не лучше ли переждать смутные времена и выстрелить потом? Этим вопросом задавались многие производители мебели и ретейлеры.

И все же салон состоялся — и вполне удался, наперекор всему. Три с половиной сотни итальянских компаний решились привезти в один из главных выставочных центров России, московский «Крокус Экспо», лучшие образцы своей продукции: мебели, осветительных приборов, предметов интерьера. Особенно они интересны оказались для тех посетителей, кто рассчитывал не столько оценить современные тенденции в мире дизайна мебели, сколько посмотреть, что именно успешно продается на рынках стран СНГ.

Как китайские,  только настоящие

Традиционно считается, что покупатели из стран бывшего СССР консервативны. Они предпочитают покупать классику. Словно вопреки этому мнению, посетителей I Saloni в Москве встречала выставка SaloneSatellite, посвященная работам молодых дизайнеров, довольно странные, просто-таки авангардные конструкции: кресло-стол, напоминающий синее яйцо, светильники в форме сплющенной летающей тарелки и т.д. Все это готовило к встрече с чем-то необычным, выходящим за рамки привычных стереотипов.

Но нет — в большинстве бутиков можно было увидеть вполне классические формы. Судя по словам итальянских бизнесменов, представлявших продукцию своих фирм, коллекции они привезли новые. Но выглядели они очень знакомо. Роскошные кровати с тяжелыми кистями, сусальное золото на спинках кресел и столиков, зеркала, обрамленные бронзой, амуры с крылышками и запряженные конями колесницы. По соседству располагались осветительные приборы — люстры, бра, фарфоровые светильники в форме ваз. Хрусталь, эмаль, стекло с Мурано. Если охарактеризовать представленные образцы одним словом, то это будет слово «роскошно».

В результате экспозиции многих производителей до боли напоминали то, что можно встретить в обычных торговых центрах и мебельных магазинах Москвы, Киева, Ташкента — и даже в торговых центрах алматинской барахолки. Часто — китайского производства. «Да, это похоже на Китай, но есть важное отличие. У них — дешевый шпон, у нас — настоящее дерево, у них — золотая краска, у нас — настоящее золото. У нас — настоящее made in Italy с соответствующим качеством», — признался один из итальянских мебельщиков. По его словам, китайцы прекрасно научились копировать европейский дизайн: «В Милане они просто ходят с фотоаппаратами и блокнотами, все фотографируют и зарисовывают, а спустя полгода — бах! И в магазинах появляется китайская мебель, по внешнему виду — точная копия продукции нашей фирмы». Копируют не только классику, но модерн практически не попадает на постсоветское пространство. Что поделать — именно таковы вкусы бывших граждан СССР, разбогатевших и способных покупать дорогую мебель, но не полюбивших современные стили.

[inc pk='1578' service='media']

Зато они неплохо разбираются в барокко и ампире. Это хорошо знают такие известные итальянские бренды, как Medea, Lucchetta, L’Officina Collection, Angelo Cappellini и другие, приехавшие на выставку. Некоторые внесли в классику нотки более современных стилей — ар-деко и модерна. Компания Smania представила экспозицию, совмещающую строгость форм кабинета Ron и обитых черной замшей стульев Christine Wood с роскошью кровати Caesar Train, изголовье которой выполнено из изысканного шелка.

Считается, что главное предназначение I Saloni, в том числе московского — представить современные дизайнерские решения, в бутиках большинства компаний присутствовали представители российских дистрибьюторов. У них можно было заказать понравившуюся мебель и предметы интерьера. Например, как признались позднее представители магазина светильников «Центр света “Палантир”»: «Коллекция Passeri, приехавшая в полном составе в наш салон, изрядно уменьшилась».

Поэтому некоторые компании, выпускающие не только классические линейки, но и модерн, хай-тек и т.д., привезли в Москву только вещи, выполненные в традиционном стиле, решив в условиях кризиса сделать ставку на проверенные рецепты.

Тоннель к модерну

Под классику было отведено три павильона выставки. Но один из них, причем самый большой, все же работал в сегменте современного дизайна.

Ряд компаний приехал не столько покупателей посмотреть, сколько себя показать. Например, мебельщики из провинции Апулия. 15 компаний выставились в общем павильоне. Он был, пожалуй, самым необычным из всех шоу-румов. Внешне похожий на футуристическую трубу или тоннель, изнутри он выглядел как длинная комната. Свободно стоящие предметы мебели гармонично сочетались с пространством — не возникало ни ощущения загроможденности (как в некоторых других бутиках), ни чувства пустоты. Стеллажи, стулья, светильники, керамика — преимущественно в модернистском стиле — отражались в вогнутых зеркальных стенах шоу-рума.

Стоит отметить, что все компании из Апулии, приехавшие на выставку, представляли малый бизнес. Да и в целом большинство экспонентов московской I Saloni, даже довольно известные в мире мебели компании — как правило, небольшие, часто семейные предприятия. Кризис особенно сильно сказался на них — и вряд ли апулийские мебельщики приехали бы в Москву, если бы не поддержка Министерства экономического развития и инновационных технологий области Апулия. Власти провинции не только поддержали делегацию, но и приняли деятельное участие в формировании самой концепции региональной экспозиции.

Радовали глаз работы и других предприятий. Например, Driade представила кресло Moore, напоминающее белую перевернутую ракушку. Снаружи ракушка выполнена из сверкающей стали, изнутри — белая кожа. Slide сделал ставку на пластик. В бутике этой фирмы можно было встретить мебель, стилизованную под совсем не относящиеся к миру мебели предметы: стулья в виде бутылочных крышек, светящихся медвежат.

Некоторые компании увлеклись поп-артом. В том числе те, что специализируются на производстве детской мебели. На выставке можно было увидеть платяные и книжные шкафы для детских, украшенные изображениями суперменов — для мальчиков и героинь японских мультфильмов аниме на кричащем розовом фоне — для девочек.

[inc pk='1579' service='media']

Не совсем понятно было, кому предназначена продукция фирмы Magis — взрослым или детям. Многих посетителей выставки заинтересовала представленная ею вешалка «Райское дерево». На каркасе из оцинкованной стали были нанизаны пластиковые ветки различных, но неизменно веселых оттенков.

I Saloni в Милане — уже почти полвека законодатель мод в европейском мебельном дизайне. Соответственно, там можно познакомиться с творчеством дизайнеров из разных уголков Европы (и не только). I Saloni в Москве пятый год проходит как выставка только итальянской продукции. Хотя это не означает, что на ней не найти работ дизайнеров из других стран — итальянские мебельщики охотно воплощают в жизнь разработки креативных людей из других стран. Вот и для Magis творил известный финский дизайнер Ойва Тойкка.

Если г-н Тойкка сделал ставку на пластик, то дизайнерская группа Hangar обратилась к дереву и изготовила квадратный стол Legnoquadro, напоминавший бы кубик Рубика, если бы составляющие его бруски не были бы параллелепипедами всего двух цветов — черного и белого. А компания Fiam привезла изделия из гнутого монолитного стекла, в том числе обеденный стол и кресло.

Но все же за современным дизайном участники выставки советовали ехать в Милан. Именно туда отправятся в следующем году победители московской SaloneSatellite — украинец Игорь Пинигин, разработавший тот самый нагреватель Heat Dance в форме НЛО, россиянка Карина Евганян, представившая модульную систему хранения документов, и литовка Габриеле Мелдаките. Ее набор кухонных принадлежностей для людей с одной рукой занял первое место среди работ молодых дизайнеров. Это тоже тренд Европы — политкорректность, внимание к людям с ограниченными возможностями. У наших байеров такие вещи спросом пока не пользуются.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики