Когда риски реализовались

Рынок переживает спад объема страховых премий. Ситуация ухудшается из-за действий регулятора. Чтобы выжить в такой ситуации, нужно сосредоточиться на наиболее доходных сегментах бизнеса

Когда риски реализовались

В этом году совокупный объем страховых премий, принятых страховыми (перестраховочными) организациями по договорам прямого страхования, за 10 месяцев составил 89 млрд тенге, что на 23,4% меньше объема, собранного за аналогичный период прошлого года. Многие страховые компании сейчас переживают не лучшие времена.

В таких непростых условиях пришлось осваивать наш рынок компании Allianz. Одна из самых известных в мире страховых компаний, работающая более чем в 70 странах мира, появилась в Казахстане накануне начала кризиса, приобретя у АТФБанка 100% акций компании «АТФ-Полис».

О том, что сейчас происходит на рынке страхования, мы говорили с председателем правления страховой компании «Allianz Казахстан» Жанар Калиевой.

Сосредоточиться на важном

— Какова сейчас ситуация на рынке?

— Сложная, но стабильная. Рынок показал падение за 11 месяцев на 19% по сравнению с прошлым годом, что явилось вполне ожидаемым результатом. Такие процессы, как сокращение банковского кредитования, замедление темпов строительства, общее снижение платежеспособности граждан не могли не отразиться на объеме собираемых премий. Значительное влияние на финансовое положение страховщиков оказали дефолты ряда эмитентов фондового рынка, в акции и облигации которых вкладывались страховые резервы. Не могло не затронуть рынок и ужесточение законодательства в части повышения требований к уставному капиталу и выбору иностранных перестраховщиков.

Естественно, эти трудности коснулись всех. Я бы выделила четыре основные группы участников рынка, которые наиболее сильно пострадали от кризиса. Первая — это компании со слабой диверсификацией портфеля, жесткой привязкой к банкам или к трем-четырем клиентам. Вторая — те, которые сосредоточились на росте страховых премий и пренебрегали простыми принципами эффективности. Как правило, в таких компаниях не существует строгой андеррайтинговой политики, не ведутся расчеты убыточности и контроль административных расходов. В третью группу входят те, кто чрезмерно увлекался вложениями в рисковые финансовые инструменты, например в операции обратного репо. И четвертая группа — игроки, которые использовали страхование не по прямому назначению, а для прикрытия каких-либо схем. Если вы посмотрите на список страховых компаний, то увидите, что те, кто был в лидерах в начале—середине прошлого года, по разным причинам либо исчезли совсем, либо заметно потеряли свои позиции. Естественно, мы тоже ощутили определенные трудности, так как понемногу болели всеми «болезнями роста». Наш акционер Allianz вошел на рынок путем приобретения местной компании, и потребовалось время, чтобы разобраться и перейти на наиболее эффективную модель ведения бизнеса.

— Что может сделать и делает ваша компания, чтобы выстоять в текущей ситуации?

— Кризис дает нам дополнительный шанс — повысить качество бизнес-процессов. Ведь, пожалуй, единственная возможность удержаться сегодня на рынке — обратиться к своей эффективности. Мы провели полный и детальный анализ своей деятельности. Прежде всего критично оценили все свои расходы, эффективность каждого сегмента бизнеса и каждого подразделения — филиала, канала продаж, линии бизнеса, пересмотрели деятельность головного офиса. Провели аудит организационной структуры, штатного расписания, окладов, системы мотивации, посмотрели бизнес-процессы внутри компании, качество обслуживания.

Во время кризиса — да и в обычное время — очень важно определиться с приоритетами и не раскидываться ресурсами. Существуют бизнес-направления, в развитии которых мы заинтересованы, например розничные продажи, однако это требует очень большого объема инвестиций. Поэтому сегодня мы решили с этим повременить и укреплять те направления бизнеса, в которых уже сформировали конкурентные преимущества. В первую очередь это корпоративное страхование. Мы решили сконцентрироваться на тех продуктах, каналах продаж, регионах, которые приносят компании доход и не генерируют убытки. Такой подход лег в основу нашей нынешней стратегии, помог определить наши сильные стороны и наше ценностное предложение (value prоposition) для клиента.

Вы знаете, почему в развитых странах компании полностью страхуют свой бизнес и тем не менее делают все возможное, чтобы убытки не наступили? Потому что допущенные риски увеличивают цену страхования на следующий год. Пока мы не дошли до такого уровня развития страховой и деловой культуры в стране. Но уже сегодня наша компания, принимая риск на страхование, предоставляет услуги сюрвейеров, которые выезжают на объекты и смотрят, например, насколько соответствует строительство всем принятым стандартам, соблюдены ли все техники безопасности, как выполнены проектные работы и так далее.

Подобные методы пока не очень распространены на нашем рынке. Страхование всегда воспринималось как обязательный процесс либо как некое освоение бюджета. Мы хотим изменить отношение клиентов к такому инструменту, как страхование, и начали реализовывать эту задачу с самих себя.

— В свете этой ориентации на преобразования вводили ли вы какие-то новые продукты в этом году?

— Уже сегодня в нашей продуктовой линейке представлены продукты, которые отвечают интересам и потребностям различных направлений бизнеса. И надо сказать, что в этом году они не остались без внимания страхователей.

В нашем активе — недавно подписанный контракт с АТФБанком по комплексному страхованию банковских рисков (BBB — Bankers Blanket Bond) со страховым покрытием более двух миллиардов тенге. Это один из новых продуктов страхования на отечественном рынке.

Мы застраховали один из банков второго уровня от управленческих ошибок. За рубежом такой продукт существует давно. На Западе ни один уважающий себя топ-менеджер не возглавит компанию, если ее собственник не предложит такой страховки. В Казахстане ценность такого полиса пока мало кто понимает. Но после того как один банк воспользовался этим продуктом, мы видим, что интерес к нему начинает расти, и у нас уже есть несколько новых запросов.

Несколько месяцев назад мы застраховали строительство крупнейшей <в Казахстане> Мойнакской гидроэлектростанции. После трагедии на Саяно-Шушенской ГЭС страхование подобных сооружений становится все более востребованным. Риски по заключенному договору достаточно стандартные: строймонтажные, перерывы в производстве, несчастные случаи и прочее. Но гидроэлектростанция — специфическое инженерное сооружение, которое при страховании требует серьезного понимания механизма его работы. Уже на стадии проектирования проектные организации понимают, что объект будет страховаться, и следят за соблюдением всех правил. Такое страхование в Казахстане осуществляется впервые: когда на объект приезжает сюрвейер (осуществляет осмотр имущества, принимаемого на страхование. — «ЭК») и в течение трех месяцев следит за тем, как ведется строительство. Отклонения от хода строительства изменяют природу рисков, и это должно учитываться при наступлении страховых случаев.

Бывает, что достаточно интересные запросы поступают нам и от самих страхователей. Например, недавно нас попросили застраховать объект от выпадения большого количества снега. А один из клиентов Северного региона прислал запрос на страхование сельскохозяйственного объекта от повреждения медведем.

Большой потенциал по разработке и внедрению инновационных продуктов обеспечивает нам международная группа Allianz, где в целом есть очень интересные страховые продукты для разнообразных бизнес-аудиторий, такие как, например, страхование дизайнеров от неудач дизайнерских коллекций.

Вопрос не только в правильных решениях

— У нас много говорится о том, что слабо развит сегмент страхования жизни. На ваш взгляд, почему? И что можно сделать, чтобы эта часть рынка все-таки развивалась?

— Бизнес по страхованию жизни требует многомиллионных инвестиций. Сроки окупаемости такого бизнеса составляют пять-семь лет. Чтобы акционеры вложились в этот бизнес, им необходимо быть уверенными в ряде факторов. И немаловажным в данной ситуации является стабильность экономики, приверженность страны принципам демократии, соблюдение законов, курс на эффективное развитие во всех направлениях. Ведь речь идет о долгосрочных обязательствах, полисы страхования жизни рассчитаны в среднем на 10—15 лет. Большую роль играют налоговые льготы, наличие долгосрочных финансовых инструментов фондового рынка, доверие к страховым компаниям. Люди должны быть уверенными, что те деньги, которые они вкладывают в течение 10—15 лет, не пропадут. Чтобы формировать и поддерживать доверие потребителя, на рынок должны прийти крупные компании, дорожащие своей репутацией и ориентированные на долгосрочное развитие. Таким образом, чтобы это направление получило развитие, нужно поощрять всех участников — и компании, и потребителей.

Для государства же развитие страхования жизни — это в первую очередь решение задачи дополнительного пенсионного обеспечения граждан.

Население стареет, а рождаемость падает, в Европе это уже стало серьезной проблемой. В будущем пенсионные отчисления молодых людей просто не смогут покрывать содержание пенсионеров. Нужно привлекать людей, стимулировать компании, делать предсказуемыми изменения в законодательстве, и тогда такие новые продукты, как страхование жизни, будут внедряться крупными местными и международными страховыми компаниями.

— Когда Allianz входил на рынок, он говорил о своих планах по открытию компании по страхованию жизни, пенсионного фонда и компании по управлению активами. Что с этими планами, не отказались ли вы от них?

— Allianz, естественно, не отказался от этих планов, так как во всех странах он ориентирован на предоставление всего комплекса финансовых решений для потребителей. Однако правильный момент еще не наступил. В Казахстан мы пришли в сложное время, прямо перед кризисом. Поэтому было принято решение сосредоточить ресурсы на усилении существующего бизнеса.

— Какое влияние оказывают регулятор и законодательные нововведения на рынок и на вашу компанию в частности?

— Я разделяю мнение акционеров, которые чрезвычайно рады тому, что происходит в Казахстане в сфере регулирования финансового рынка. От участников требуется придерживаться классики страхования и играть по правилам. На рынках, где все играют как хотят, а тебе нужно играть по правилам, придерживаться международных стандартов, как это делает Allianz по всему миру, серьезно встает вопрос — как тебе выиграть? А если всеобщее соблюдение правил обеспечивается регулятором, такая компания, как Allianz, считает это для себя благоприятной и здоровой конкурентной средой.

С другой стороны, есть изменения в законодательстве, которые, на мой взгляд, недостаточно взвешены и не учитывают интересы международных компаний, обслуживающих глобальных клиентов. Я в первую очередь имею в виду введение ограничивающих факторов при передаче рисков за рубеж. Постановление предполагает, что чем ниже рейтинг иностранного перестраховщика, которому ты передаешь риски, тем больше необходимо резервировать дополнительного капитала (от 10% до 200%). Данное нововведение создано для того, чтобы ограничивать нецелевое использование страховых средств и обеспечить надежную перестраховочную защиту. Однако Allianz обслуживает глобальных клиентов, которые страхуются в разных странах в группе, и мы являемся их фронтинговой компанией в Казахстане. Это означает, что основные риски перестраховываются в компании Allianz в стране оригинального договора. При этом надо понимать, что речь идет о 75 странах мира, где представлен Allianz, и не все «дочки» нашего акционера имеют свой самостоятельный рейтинг, так как входят в группу, получившую самый высокий рейтинг надежности на основе консолидированной системы отчетности всех дочерних структур. Фактически в данном случае наличие или отсутствие рейтинга у отдельных компаний не имеет решающего значения, так как требования к ведению бизнеса, управлению рисками и достаточности капитала в группе Allianz по своей строгости превышают ограничительные меры многих страновых регуляторов. В то же время емкость казахстанского рынка страхования не позволяет удерживать на себе все риски, это и не нужно, ведь перестрахование — важная составляющая страхования, обеспечивающая солидарную ответственность по возникающим страховым случаям. Наш рынок сразу почувствовал на себе последствия этих ограничительных мер, это видно по динамике объемов, передаваемых на перестрахование.

— Но почему нельзя отдавать перестрахование только компаниям с хорошим рейтингом?

— Многие были бы рады отдать, но, во-первых, не все страховщики с рейтингом АА– <и выше> любят наши риски. Они не хотят принимать на перестрахование нефтяные риски и в целом риски сырьевого сектора. А в Казахстане, как мы знаем, в силу экономических особенностей значимое производство сконцентрировано в этом секторе, и его нужно страховать и перестраховывать. Во-вторых, значительно возрастает цена перестрахования, так как считается, что у нас риски недостаточно хорошо управляются, используется оборудование плохого качества, не соблюдается техника безопасности и тому подобное. А это, в свою очередь, влияет на тарифы прямого страхования, что не всегда соответствует ожиданиям клиентов. И страховщики вынуждены отдавать риски на перестрахование в компании с меньшими рейтингами, тем самым формируя дополнительный резервный капитал. На сегодняшний день немногие страховщики могут себе позволить увеличение капитала и поддержание его на необходимом уровне, не говоря уже о создании резервного капитала.

— Получается, что это постановление навредило рынку?

— Цель постановления правильная и конструктивная: обеспечение системы, при которой страховые премии не уходили бы бесконтрольно за рубеж, развитие реального страхования. Для нас же этот закон ограничил возможности ведения нашего глобального бизнеса. На рынке сейчас присутствует два-три международных игрока, бизнес которых подразумевает передачу рисков внутри группы. Компания пришла в Казахстан, чтобы поддерживать на местном уровне своих клиентов, с которыми она работает по всему миру. Эти глобальные клиенты могут базироваться в разных странах — Китае, Турции, России и других, где дочерние компании нашей группы либо имеют рейтинг на уровне странового, либо не имеют самостоятельного рейтинга совсем. Allianz — профессиональный страховщик более чем со 120-летней историей, репутацией консервативного риск-менеджера и лидерскими позициями в мире. Но по формальному признаку, передавая риски внутри группы, мы вынуждены создавать дополнительный капитал. Это ухудшает нашу экономику, и нам необходимо находить другие пути решения для обслуживания клиентов. Что касается рынка в целом, данное изменение увеличит концентрацию рисков в портфелях нескольких игроков и подтолкнет консолидацию страхового рынка.

Слабый рост

— Насколько велика конкуренция на рынке страхования? Есть ли здесь место для новых игроков?

— Конкуренция существует, но не в классическом виде, как на Западе. Специфику рынка обеспечивают финансово-промышленные группы, которые имеют разные поддерживающие друг друга активы, в том числе страховые. И конкуренция происходит больше на уровне холдингов, нежели между самими страховыми компаниями. Регулятор, правительство говорят о необходимости диверсификации бизнеса таких групп. Ведь очевидно, что пока не было эскалации рисков и убытков и все видели только доходы, это воспринималось как позитив. Теперь ситуация иная. И при возникновении проблем в одном из активов под удар попадают другие. При этом риск и потери фактически удваиваются, учитывая необходимость аффилированных страховщиков возмещать потери. Без учета этих групп разные эксперты оценивают реальный рынок в 30—50% от всего объема страхования. И это тот рынок, за который можно побороться в рамках классической конкуренции. А она обеспечивается за счет предлагаемых продуктов, тарифов и качества обслуживания. Ситуация меняется, и очень скоро клиенты банка смогут выбрать между двумя-тремя страховыми компаниями, а акционеры холдингов — страховать часть бизнеса не в своей группе, а у других страховых компаний. Кэптивный рынок все больше начинает открываться. Мы заинтересованы в том, чтобы на рынок пришло больше крупных профессиональных международных игроков, поскольку лидеры рынка определяют политику и задают тон.

— Каковы ваши прогнозы на среднесрочную перспективу?

— Я думаю, что ожидать бурного роста в ближайшие годы не приходится. Однако рынок все же будет расти, и в основном рост будет обеспечиваться спросом на реальное страхование и стимулирующими мерами государства. Опыт переживания различных кризисов показывает, что во времена экономических трудностей выплаты страховых компаний увеличивались, но когда ситуация стабилизировалась, наблюдался заметный рост премий. Это подтверждает роль и значимость страхования во всем мире. Количество страховых компаний однозначно сократится, не все смогут или захотят играть по новым правилам. Возможно, появится интерес к нашему рынку со стороны новых международных страховщиков. Как только возобновится рост экономики, колоссальная недозастрахованность будет восполняться. Нам необходимо в среднесрочной перспективе достичь уровня 2—3% проникновения страховых услуг. Что касается Allianz, мы пришли на этот рынок с долгосрочными планами и намерены развивать здесь бизнес дальше.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?