Инъекция пацифизма

Казахстан, в отличие от других коллег по ОБСЕ, предлагает афганцам деньги и образование. После 30-летнего безуспешного «лечения» войны войной, эти средства кажутся привлекательными и афганским, и казахстанским властям

Инъекция пацифизма

Вдоль кабульских улиц идут дувалы — стены песочного цвета высотой в полтора-два человеческих роста. Прерывают их только закрытые двери, ведущие в дома, скрытые от глаз обывателя. Напротив приблизительно каждой третьей двери стоит человек в камуфляжной форме с автоматом Калашникова. Это полицейский или военный. В столице Исламской Республики Афганистан (ИРА) их очень много. Вооруженные люди прогуливаются по делам, разъезжают на бронированных «хаммерах» и на кузовных «тойотах», стоят на блокпостах, обложенных фашинами. Кажется, смуглые, обветренные кабульцы отличаются друг от друга только этим — у одних оружие и форма есть, а у других нет. Стрелять наверняка умеют и те, и другие. Как отучить сражающихся столетия афганцев воевать — проблема, над решением которой ломают головы в Брюсселе и Вашингтоне. Астана, которая займет в следующем году пост председателя Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), считает, что нашла способ сделать это.

Шторм длиной в 30 лет

Дворец Тадж-Бек, восстановленный в советское время, ныне стараниями талибов снова лежит в руинах. Ровно 30 лет назад, 27 декабря 1979 года советские группы спецназа взяли его штурмом, уничтожив при этом лидера дружественного Афганистана Хафизуллу Амина. После операции, получившей название «Шторм-333», на место ликвидированного Амина был назначен советский ставленник Бабрак Кармаль. Исламских лидеров, пользовавшихся всенародной поддержкой, тогда отодвинули от власти. Они перешли в оппозицию и стали воевать против правительства и оккупировавших страну советских войск. Эту борьбу оружием и деньгами поддерживали американцы, которые использовали Афганистан как средство для ослабления СССР. В 2001 году военным из США пришлось на себе испытать, какие уроки войны афганцам дали советские солдаты. Оказалось, что в разоренном войной Афганистане хорошо умеют только стрелять и делать героин.

«Казахстанский путь» наоборот

Американцев в Кабуле мало. Их главная база располагается в Баграме — городке с огромным аэродромом севернее столицы на 60 км. Но на улицах столицы они сразу же бросаются в глаза. В потоке и без того сумасшедшего движения на городских дорогах на своем джипе рыжие ребята с раскрасневшимися физиономиями лихо подрезают микроавтобус с только что прилетевшими казахстанскими журналистами. «Эти — точно американцы», — предвосхищает наши вопросы сотрудник казахстанского посольства в ИРА, представившийся как Константин.

В день нашего прилета у Кости и его коллег было много работы. Ведь 22 ноября 2009 года госсекретарь-министр иностранных дел Канат Саудабаев совместно с министром образования и науки Жансеитом Туймебаевым в столице ИРА встречался с президентом Хамидом Карзаем, министром иностранных дел ИРА Рангином Спантой и специальным посланником Генерального секретаря ООН в Афганистане Каем Эйде. Журналистов отделили от официальных лиц сразу же на выходе с дипломатического борта.

Вместе с Костей мы поехали из аэропорта в мидовский дворец, где и должно было состояться главное событие визита — подписание Соглашения о сотрудничестве в области образования между двумя странами. Пока госсекретарь встречался с афганским президентом в его резиденции, журналисты смогли прогуляться по дворцу. Снаружи здание отделано мрамором. На фасаде много щербин от пуль, замазанных цементом. Внутри дворца — бедная обстановка, советская мебель и портреты афганских правителей.

После дежурной беседы с господином Карзаем, казахстанские министры убыли во дворец афганского МИДа для подписания заявленных документов. В соответствии с двусторонним соглашением в течение следующих пяти лет тысяча молодых афганцев пройдет обучение в казахстанских учебных заведениях по самым востребованным в современном Афганистане специальностям: врача, строителя, инженера, учителя, полицейского и пограничника. А 45 студентов будут учиться на журналистов.

На итоговой пресс-конференции Канат Саудабаев и Рангин Спанта держались весьма официально. Но это не мешало им обмениваться любезностями. «Мы очень рады, что казахские братья во главе с госсекретарем Канатом Саудабаевым находятся в Кабуле, — признался г-н Спанта. — Мы считаем Казахстан очень важной для нас страной, а казахстанскую помощь — очень ценной». «Между нашими странами действительно сложились теплые отношения, — согласился г-н Саудабаев. — По инициативе президента Казахстана Нурсултана Назарбаева наша страна оказывает Афганистану помощь». По словам Каната Саудабаева за последние несколько лет Казахстан перечислил Кабулу около 2,4 млн долларов на восстановление дорог, строительство школ и больниц и предоставили две тысячи тонн продовольствия. В текущем году Казахстан выделил Афганистану еще 1,5 млн долларов. Обучение афганских студентов также влетит Астане в копеечку — 50 млн долларов за все время обучения. Кроме того, как признался г-н Саудабаев, РК будет отправлять в «страну сухих песков и горных кряжей» свое зерно. А еще казахстанская делегация привезла в Кабул переведенные на фарси труды Нурсултана Назарбаева, чтобы «афганцы смогли ознакомиться с казахстанским опытом», который изложил президент РК. Г-н Спанта вежливо согласился: «Да, мы будем их изучать». Знакомая книжка в синем переплете с вязью, открывающаяся наоборот, смотрелась весьма оригинально.

Последним пунктом программы визита госсекретаря стало посещение представительства ООН и спецпредставителя Генсека этой организации. Сюда, как и к Хамиду Карзаю, казахстанских журналистов не пустили, зато дали погулять рядом с ооновскими строениями. Представительство ООН представляет собой комплекс зданий, обнесенных не только высоченным дувалом, но и колючей проволокой. За месяц до казахстанского визита здесь шел настоящий бой, когда на территорию представительства ворвались талибы. Накануне приезда г-на Саудабаева здания комплекса были обстреляны реактивными снарядами. А почти через месяц после нашей поездки на том самом месте, где казахстанские собратья по перу мирно фотографировались на память, от теракта пострадало около 50 человек. «Здесь почти каждый день взрывы, стрельба, — рассказывает, сидя рядом со мной в микроавтобусе, дипломат Костя под аккомпанемент заунывного афганского радио. — Как-то услышал хлопок, выглянул на улицу. А там уже человек 20 лежат. Смертник в толпе взорвался».

Прощай, оружие.  Здравствуй, ОБСЕ

Афганская благотворительность Казахстана дает вполне объяснимый политический эффект. В следующем году наша страна председательствует в ОБСЕ, что само по себе не дает Казахстану никаких преимуществ, кроме роста международного престижа. И казахстанский план мер по отношению к Афганистану станет той самой картой, которую Казахстан может разыграть как председатель ОБСЕ. Тем более Нурсултан Назарбаев уже давно вынашивал идеи о невоенных мерах стабилизации в этой стране. И ничего, что Афганистан не входит в зону ответственности европейской организации. Ведь в военных операциях на территории ИРА заняты многие государства Европы. Подлинные очаги напряженности в зоне ответственности ОБСЕ — Балканы и Кавказ — Казахстан предпочитает не трогать, ведь там он заденет интересы «больших ядерных братьев». Другое дело — Афганистан, где казахстанская помощь действительно ко двору, да и карательные меры себя исчерпали. Но главное, что вновь все пройдет в казахстанском стиле: мирно, многовекторно и никого не обижая.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности