В ожидании чуда

Редакционная статья

В ожидании чуда

После того как президент Назарбаев и министр иностранных дел Саудабаев официально представили Постоянному совету Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) свое видение задач, стоящих перед ОБСЕ в период казахстанского председательства, и назвали в качестве приоритетной цели проведение саммита в Астане, эксперты и аналитики скорректировали свои прогнозы и перешли от предсказания того, что будет делать Казахстан, к предположениям относительно того, в чьих интересах он будет это делать.

Основанием для оценки предстоящих действий Казахстана на посту председателя ОБСЕ с точки зрения соответствия чьим-то ожиданиям служит как минимум наличие специфических интересов у разных игроков на евразийском пространстве. Кроме того, Казахстан в своей внешней политике, официально провозглашенной многовекторной, всегда стремился учитывать интересы своих соседей, союзников и партнеров. Нет причин отказываться от этой традиции и в год председательства в такой международной организации, как ОБСЕ, где внутренние противоречия давно уже доминируют над единством в оценке общих целей, задач и подходов к их решению. Тем более что тех, чьи интересы придется учитывать и чьим ожиданиям желательно соответствовать, не так уж много.

Европейцы будут ждать, что Казахстан, принявший программу «Путь в Европу», зайдет по этому пути достаточно далеко, для того чтобы все проекты на значимых для Европы направлениях — нефтяном, газовом и урановом — планировались и реализовывались с максимальным учетом европейских интересов. Европа это заслужила. Ведь это место учебы тех казахстанцев, кто трезво оценивает возможности отечественного высшего образования. В Европу уезжают на заслуженный отдых казахстанские банкиры, министры, акимы и генералы КНБ. Говорят, что в Лондоне на сувенирах с видами Биг-Бена и моста через Темзу уже делают надпись на русском языке: «Кто не был, тот будет». Может быть, появятся и на казахском.

Правда, учесть интересы всех сторон нам будет нелегко. Американцы в своем отношении к Европе придерживаются традиционных подходов, сложившихся еще во времена плана Маршалла, и уверены в своем праве и даже обязанности давать рекомендации по приему новых стран как в НАТО, так и в Евросоюз. Они рассматривают ОБСЕ как инструмент для форматирования постсоветской Евразии в соответствии с американскими представлениями о политике, географии и демократии. Такой эта организация была в 90-е годы, внося свой вклад в натовские бомбардировки мирных объектов в Югославии. Такой ее хотели бы видеть и в Афганистане, ставшем полигоном для испытания новых видов высокоточного оружия и технологий проведения второго тура президентских выборов при участии всего одного кандидата. Наблюдатели ОБСЕ могли бы выступать в Афганистане экспертами по вопросам развития политического плюрализма в условиях шариата, экономической диверсификации (расширения посевов каннабиса как превентивной меры на случай падения рынка опиатов) и развития избирательных технологий путем разработки средства для снятия с пальцев афганцев несмываемой краски, нанесенной на их пальцы еще на прошлых выборах. А в свободное время — наводить на цели удары американской авиации.

Россияне помимо глобального Договора о европейской безопасности имеют столько проектов по переустройству системы наблюдения за выборами, изменению маршрутов доставки грузов в Афганистан, усмирению агрессивной Грузии и обеспечению международной поддержки суверенным абхазам и южноосетинцам, что даже их союзникам по Организации Договора о коллективной безопасности сложно добросовестно выполнять свой союзнический долг. Но придется.

Если после учета интересов всех заинтересованных сторон у Астаны останутся время и силы для реализации своих собственных планов, связанных с председательством в ОБСЕ, это будет почти чудом.