В будущее — без балласта

Агентство финансового надзора, приняв решение о принудительном выкупе и продаже акций Альянс Банка новому инвестору — ФНБ «Самрук-Казына», по сути узаконило лишение миноритариев банка их собственности

В будущее — без балласта

В прошлом году конечный бенефициар Альянс Банка Маргулан Сейсембаев предложил главе Фонда национального благосостояния (ФНБ) «Самрук-Казына» Кайрату Келимбетову пакет акций Альянс Банка (АЛБ), принадлежащий финансовой корпорации «Сеймар-Альянс» (76%), за 100 тенге. Тогда сделка не состоялась, хотя ФНБ объявил о намерении приобрести акции банка. Руководители и АФН, и фонда «Самрук-Казына» подчеркивали, что государство войдет в капитал АЛБ только при условии успешного завершения переговоров с кредиторами о реструктуризации внешних обязательств банка.

Что ж, стоит признать, что ФНБ не прогадал, отказавшись выкупить акции у г-на Сейсембаева в начале года за 100 тенге, ведь в конце концов Альянс обошелся «Самрук-Казыне» ровно в 100 раз дешевле. АФН 30 декабря 2009 года приняло постановление о принудительном выкупе всех 100% акций Альянс Банка и продаже их ФНБ за один тенге — из расчета 0,0000000996 тенге за каждую размещенную простую акцию. К тому времени и план реструктуризации был уже одобрен внешними и внутренними кредиторами банка — это произошло 15 декабря. С момента перехода под контроль государства можно писать новую историю банка, который, как заявил на одной из последних пресс-конференций заместитель председателя правления АЛБ Ринат Шамсутдинов, «станет нормальным, одним из лучших в Казахстане, а может быть, и в СНГ». На этом фоне возмущение владельцев мелких пакетов акций банка, которых по сути лишили собственности, — не более чем досадная помеха на пути к светлому будущему.

Маленьких обидели

Интересы миноритарных акционеров банка, а им, по данным Казахстанской фондовой биржи, на 1 октября 2009 года принадлежало 19,89%, были проигнорированы. Причем это не только физические лица, но, например, накопительные пенсионные фонды. Шесть человек, в общей сложности владеющие 0,24% пакета, начиная с ноября прошлого года пытаются решить дело в правовом поле: подавали иски в специализированный финансовый суд Алматы и в Медеуский районный, обращались с жалобой к генпрокурору. Последний иск подан в межрайонный экономический суд Алматы. По словам одного из миноритариев, Бахыта Джумабаева, на днях решится, будет ли назначено судебное слушание или в иске будет отказано. «В случае отказа нам остается только обратиться в Верховный суд», — говорит он.

Регулятор, принимая постановление о принудительном выкупе акций банка, действовал строго в рамках закона. Есть соответствующая норма в законе «О банках и банковской деятельности»: при установлении у банка отрицательного капитала (когда сумма обязательств банка превышает стоимость его активов) уполномоченный орган, в данном случае АФН, вправе по согласованию с правительством принять решение о принудительном выкупе акций и незамедлительно реализовать их по цене приобретения новому инвестору. Существуют и правила принудительного выкупа акций, принятые, кстати, агентством еще в 2005 году, задолго до банковского кризиса.

Но есть еще закон «Об акционерных обществах», который наделяет всех акционеров правом преимущественной покупки акций или других ценных бумаг АО, конвертируемых в его акции, «за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами». Что можно понимать так: право на покупку акций есть, но с исключениями. Очевидно, случай с акциями АЛБ как раз в этот разряд и попал.

Растянутый момент истины

Как сказал на той же пресс-конференции АЛБ г-н Шамсутдинов, когда у банка отрицательный капитал, то в любой момент можно ожидать, что государство в лице АФН может воспользоваться своим правом на принудительный выкуп акций, а о том, что у Альянса отрицательный капитал, было известно давно. При этом он добавил: «Я лично не знал, что так произойдет и когда это произойдет».

Складывается впечатление, что решение АФН было неожиданным для менеджмента банка. Но это вряд ли. В середине декабря, когда руководство Альянса объявило об утверждении плана реструктуризации кредиторами, глава банка Максат Кабашев говорил о том, что миноритарные акционеры могут воспользоваться своим правом преимущественной покупки акций. Тогда вопрос о миноритарном пакете возник, потому что согласно плану реструктуризации у существующих акционеров должны быть отчуждены все 100% акций: 33% должны отойти кредиторам, согласившимся на конвертацию своих требований к банку в акции, а 67% — ФНБ «Самрук-Казына».

Возникают вопросы по поводу времени принятия постановления. По объяснениям АФН, банковским холдингом «Сеймар» не были проведены предусмотренные законодательством мероприятия по докапитализации банка и улучшению его финансового состояния, за исключением предложения о проведении реструктуризации обязательств. Кроме того, акционеры не предприняли действенных мер по увеличению собственного капитала, и его размер в течение семи месяцев имел отрицательное значение. В вину владельцам поставлено и нарушение сроков завершения реструктуризации обязательств. Бездействие акционеров банка ставило под угрозу его дальнейшее функционирование, резюмирует Агентство финнадзора. Поэтому и было принято решение выкупить акции и продать их новому инвестору с тем, чтобы тот провел мероприятия по рекапитализации банка. ФНБ должен приобрести вновь выпущенные акции на 24 млрд тенге, а также конвертировать права требования фонда по облигациям банка в привилегированные акции на 105 млрд тенге.

Но реструктуризация обязательств банка неотделима от его рекапитализации, ведь официальное название документа — План реструктуризации заимствований и рекапитализации Альянс Банка. «Необходимая докапитализация будет достигнута за счет экономической прибыли от списания долга и конвертации его части в капитал банка в результате реструктуризации, а также за счет инвестиций ФНБ “Самрук-Казына” в капитал банка», — сообщается в пресс-релизе АЛБ. А к моменту принятия решения о принудительном выкупе план реструктуризации был утвержден: в результате долг в объеме 4,5 млрд долларов сократится до миллиарда долларов. Что касается срока ее проведения, то первоначально реструктуризация должна была завершиться до 15 декабря 2009 года, но специализированный финансовый суд Алматы продлил срок до 15 марта 2010-го, так что нарушение срока было санкционированным.

За семь месяцев «бездействия» акционеров, отягченного бегством г-на Сейсембаева за границу, регулятор мог уже несколько раз принять решение о принудительном выкупе акций. Но не принимал: ждал окончания переговоров с кредиторами. Как говорилось выше, ФНБ планировал войти в капитал банка только после утверждения плана реструктуризации. Если бы кредиторы не пошли на уступки, то банк пришлось бы банкротить.

От банкротства до процветания

Впрочем, по словам главы АФН Елены Бахмутовой, банк и так оказался на пороге банкротства, именно это стало причиной принудительной передачи акций ФНБ. По ее словам, если бы государство не вмешалось и банк разорился, то все равно акционерам ничего бы не досталось.

«Что потеряли миноритарии банка? Реально эти акции уже ничего не стоили. И не по вине менеджмента, а из-за того, что происходило в банке раньше. На самом деле акционеры потеряли свои деньги давно, а сегодня произошло логическое завершение этого процесса», — это слова заместителя главы банка Рината Шамсутдинова.

А вот что говорит Бахыт Джумабаев: «Если наши акции ничего не стоят, зачем их забирать?.. Главное ведь, что у нас отобрали право собственности и право преимущественной покупки вновь выпущенных акций». Он утверждает, что миноритарии были готовы сделать вливания в капитал, если бы совет директоров предложил им акции по минимальной цене или по цене последней сделки. Понятно, что влить 129 млрд тенге под силу сегодня только такому инвестору, как государство, но и мелкие владельцы не отказались бы помочь банку, тем более в ожидании перемен к лучшему.

А что оно наступит, сегодня уже мало кто сомневается. Председатель правления брокерской компании «Астана-Финанс» Шухрат Адилов, говоря о законности действий АФН, подчеркивает, что миноритарные акционеры могли бы рассчитывать на улучшение ситуации в банке. «Уверен, что закон не был нарушен. Но тут смущает, хотя можно сказать и сильнее, пугает нарушение не буквы закона, а скорее духа закона. Основным аргументом в действиях по лишению миноритариев Альянс Банка их акций было то, что собственный капитал банка был отрицательный, и, исходя из этого, высчитывалась цена акции. Но это происходит на фоне заявлений менеджмента и Альянс Банка и других лиц о договоренностях с кредиторами о реструктуризации банка и постепенном восстановлении банка. Поэтому миноритарии были вправе рассчитывать на улучшение ситуации. Да и вообще, возникает ощущение, что менеджмент “Самрук-Казыны” решил пойти по самому простому пути отъема акций, вместо того чтобы осуществить это рыночными методами», — рассуждает г-н Адилов.

Банк сегодня озабочен не только реструктуризацией своей задолженности, но и очищением собственного кредитного портфеля, что также будет способствовать его оздоровлению. Отрицательный капитал установился в результате роста задолженности по кредитам, выданным банком, и создания провизий по просроченным займам, их объем превысил 70% от суммы кредитов. В начале января АЛБ объявил о программе реструктуризации кредитов малому и среднему бизнесу. Она позволит снизить размер ежемесячного платежа в среднем на 30%, ожидается, что в результате не менее половины клиентов, имеющих просрочку свыше 60 дней, вернутся в нормальный график погашения. Кроме того, снизится нагрузка на стандартных заемщиков, что уменьшит вероятность роста просрочек. Как нам сообщили в Альянс Банке, не оставлены без внимания и розничные клиенты: реализуется программа помощи заемщикам — физлицам, получившим кредиты под залог недвижимости. Программа предполагает снижение процентной ставки, удлинение срока кредита, предоставление льготного периода, списание начисленных штрафов и пени. Уже принято более 4,5 тыс. заявок, почти три тысячи находятся в обработке, из них около двух тысяч клиентов уже завершили реструктуризацию своей задолженности. Клиенты получают снижение процентной ставки на 4—5%, и в результате всего комплекса мер ежемесячный платеж уменьшается до 70%.

Как прогнозируют в АЛБ, эти меры позволят банку вдвое снизить объем провизий уже к концу первого полугодия, что, безусловно, отразится на размере собственного капитала и рентабельности (подробнее о планах банка см. «Жизнь налаживается»). Но дивиденды от обновленного банка получат только «Самрук-Казына» и кредиторы, вроде как спасшие банк от падения. Понятно, что они не хотят делиться с бывшими акционерами, которые, по определению АФН, «бездействовали».

«Насколько я знаю, это произошло по требованию кредиторов. Они якобы сказали: вы вливаете деньги, мы прощаем долги, а эти <миноритарии> просто так навариваются…» — такова, по мнению Бахыта Джумабаева, причина принудительного выкупа акций.

Это подтверждают и слова главы АЛБ Максата Кабашева, процитированные в сообщении банка: условие приобретения акций фондом «Самрук-Казына» было одним из основных, ставившихся комитетом кредиторов в процессе переговоров по реструктуризации.

Так что упования на западные стандарты корпоративного управления, согласно которым права миноритарных акционеров максимально защищены, не оправдались.

Ожидалось, что кредиторы, узнав об ущемлении интересов миноритариев Альянс Банка, будут возмущены. Так, Шухрат Адилов, отвечая на вопрос «Эксперта Казахстан», предположил, что этот факт может даже стать причиной отказа кредиторов АЛБ от акций и, безусловно, ухудшит инвестиционную привлекательность казахстанского фондового рынка, особенно для внешних инвесторов. Добавим, что внутренние инвесторы уже точно не скоро рискнут вкладываться в долевые бумаги и становиться совладельцами компаний.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики