Нестандартный председатель

Председательство Казахстана дает ОБСЕ шанс не только обрести утраченный консенсус, но и стать одним из архитекторов новой структуры международной безопасности

Нестандартный председатель

Презентация Казахстаном плана мероприятий на 2010 год в рамках своего председательства в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), прошедшая в середине января в Вене на специальном заседании Постоянного совета ОБСЕ, не содержала сюрпризов. Ни в телевизионном обращении казахстанского президента, ни в выступлении министра иностранных дел Казахстана Каната Саудабаева не содержалось ничего такого, о чем не было бы прямо или косвенно сказано прежде. Но с момента презентации началось исполнение этой программы.

ОБСЕ, как и любая другая международная организация, открывает перед страной-председателем широкие возможности для выбора и реализации самых различных моделей поведения на период председательства. Судя по предложениям, озвученным на заседании Постоянного совета, Казахстан намерен совместить повышение собственного международного авторитета с повышением авторитета возглавляемой им организации. От того, в какой степени его усилия будут поддержаны другими странами—членами ОБСЕ, зависит не только успешность намеченных мероприятий, но во многом и будущее организации.

К вопросу о стандартизации

Некоторые наблюдатели до сих пор склонны рассматривать председательство как своего рода высокую награду, которой наша страна не вполне достойна и потому обязана стремиться к соответствию неким стандартам, недостижимым, как горизонт. Поэтому стоит напомнить о том, что Казахстан был избран председателем не за какие-то особые заслуги и не после сдачи какого-то специального экзамена. Его кандидатура была выдвинута странами—членами СНГ и рассматривалась ими как реализация принципа равенства и равноправия всех государств, входящих в ОБСЕ.

Что касается стандартов, то они с легкостью нарушаются, если речь идет об интересах великих держав. Правами человека можно пренебречь, если на кону энергетическая безопасность. Говорить о демократических выборах после фарса со вторым туром Хамида Карзая уже невозможно. Выборы и демократия стали элементами протокола, не более того. С другой стороны, Соединенные Штаты, вне всяких сомнений, демократическое государство, но их избирательное законодательство и выборная практика настолько своеобразны, что не только стандартам ОБСЕ, но и вообще никаким стандартам не соответствуют.

Поэтому задача Казахстана вовсе не в том, чтобы соответствовать стандартам ОБСЕ, а в том, чтобы создать новые стандарты, соответствующие и современным реалиям, и интересам стран—членов организации. Создать при помощи тех стран, которые видят в ОБСЕ действенный механизм поддержания стабильности и обеспечения безопасности. Если не создать, то хотя бы постараться заложить какую-то основу для их появления в будущем.

Генеральный секретарь ОБСЕ Марк Перрен де Бришамбо в декабре прошлого года в интервью «Российской газете» сказал, что организация в ее нынешнем виде сформировалась в начале 90-х годов, когда правительства, стоящие у ее истоков, ставили амбициозные задачи и думали, что смогут достичь прогресса по широкому кругу проблем. Жизнь доказала, что добиться поставленных результатов не так просто.

Свое выступление, адресованное Постоянному совету ОБСЕ, Нурсултан Назарбаев начал с того, что обозначил проблемы, которые, по его мнению, должна будет решать организация. К ним он отнес эрозию режима нераспространения оружия массового уничтожения, терроризм, гуманитарные и экологические катастрофы, голод, бедность, эпидемии, сокращение энергетических ресурсов, конфликты на межэтнической и межрелигиозной почве.

Описывая опыт Казахстана в решении внешнеполитических вопросов, Назарбаев особо выделил Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), указав на то, что оно стало уникальным многосторонним инструментом безопасности сотрудничества на азиатском континенте, и назвав его «своеобразным аналогом ОБСЕ в Азии». Сравнение с ОБСЕ не вполне отражает то состояние, в котором сегодня находится СВМДА, но оно абсолютно корректно в смысле намерений и целей, которые преследовал Казахстан, выдвигая в начале 90-х предложение об организации по безопасности и сотрудничеству в Азии.

Традиции вместо стандартов

Девизом казахстанского председательства президент Назарбаев провозгласил четыре «Т» — Trust (доверие), Tradition (традиции), Transparency (транспарентность) и Tolerance (толерантность).

О том, насколько актуален вопрос о доверии в отношениях между государствами, можно судить хотя бы по тому, что международные отношения в последнее время все чаще сравнивают не с шахматами, как было принято издавна, а с покером — игрой, основанной на блефе и взаимном недоверии. Возможно, включение доверия в девиз произошло на основе опыта разработки каталога мер доверия для СВМДА (по-английски в этом случае слово «доверие» звучит иначе — не «Trust», а «Confidence»). Видимо, доверие в период казахстанского председательства будет относиться скорее к военно-политической сфере, чем к гуманитарной.

Под традициями, как пояснил Назарбаев, понимается «приверженность основополагающим принципам и ценностям ОБСЕ». Видимо, традиции — это то, что Казахстан попытается предложить вместо скомпрометировавших себя стандартов ОБСЕ. Что понимается под основополагающими принципами, можно понять, прочитав проект договора о коллективной безопасности, продвигаемый российским коллегой Нурсултана Назарбаева и поддержанный казахстанским президентом.

Казахстан был избран председателем ОБСЕ во многом благодаря поддержке России. В Астане в общем-то никогда не скрывали поддержки Москвы по всем важным для нее вопросам. Видимо, одной из задач Казахстана на посту председателя станет продвижение инициативы российского президента Дмитрия Медведева — принятие Договора о европейской безопасности.

Этот договор не содержит в себе каких-то положений, которые можно было бы расценить как угрозу общеевропейской безопасности или безопасности отдельно взятой страны. Но он вызывает у ряда государств неприятие тем, что в свернутом виде включает в себя те нормы и принципы международного права, которые сегодня фактически исключены из международной практики и о которых стараются не вспоминать. В преамбуле договора содержится ссылка на ряд международных документов, в том числе на Декларацию о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций, принятым в 1970 году. Среди этих принципов есть и такой неоднозначный с точки зрения практики последних лет — «строгое соблюдение государствами обязательства не вмешиваться в дела любого другого государства является существенно важным условием для обеспечения того, чтобы нации жили вместе в мире друг с другом, поскольку практика вмешательства в какой бы то ни было форме не только представляет нарушение духа и буквы Устава Организации Объединенных Наций, но также ведет к созданию ситуаций, которые ставят под угрозу международный мир и безопасность».

Транспарентность в интерпретации Нурсултана Назарбаева — это максимальная открытость в международных отношениях, свободных от «двойных стандартов» и «разделительных линий», нацеленность на конструктивное сотрудничество в преодолении вызовов и угроз безопасности.

Термин «толерантность» был, похоже, позаимствован из внутриполитического лексикона и относится к «укреплению межкультурного и межцивилизационного диалога». Но для Казахстана толерантность может стать основой долгосрочного внешнеполитического проекта. В декабре прошлого года в Афинах уже было принято решение о проведении в Астане 29—30 июня 2010 года конференции высокого уровня по толерантности и недискриминационному отношению.

Как уже отмечал наш журнал, толерантность — это та сфера, где мы чувствуем за собой моральное право выступать в роли если не критиков других стран, то по крайней мере учителей (см. «У каждого своя безопасность», «Эксперт Казахстан» № 47 от 30 ноября 2009 года). По словам Каната Саудабаева, Казахстан рассматривает толерантность и недискриминацию как один из главенствующих факторов стабильности и намерен максимально задействовать потенциал ОБСЕ для развития диалога религий, культур и цивилизаций, преодоления национализма, религиозной нетерпимости, расизма, ксенофобии и антисемитизма.

Немаловажно, что после завершения нашего председательства в ОБСЕ тема толерантности перейдет в следующий, 2011 год, когда Казахстан будет хозяином очередного саммита Организации исламская конференция (ОИК). Тогда нам пригодятся все наработки в области толерантности, и можно не сомневаться в том, что противодействие исламофобии в Европе станет одной из главных тем казахстанского председательства в ОИК.

Кроме того, союзнический долг может потребовать от Казахстана содействия принятию благоприятных для России решений по Абхазии и Южной Осетии, а также по Договору об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ).

Спонсор прав и свобод

Казахстанский опыт в развитии демократических институтов и обеспечении прав человека пока не встречает не только безусловного одобрения, но порой даже и простого понимания. Тем не менее по вопросам «третьей корзины» Астана не намерена скромно отмалчиваться. Конечно, свобода прессы, выборы и многие другие вопросы, относящиеся к «третьей корзине» ОБСЕ, дают основания для упреков в адрес Астаны. Но недостаток демократии, надо думать, будет компенсирован готовностью Казахстана профинансировать конференции и встречи, посвященные как раз развитию демократических институтов и соблюдению прав человека. На это прямо указал Канат Саудабаев в своем выступлении на СМИД в Афинах: «Особое внимание мы уделяем проведению в 2010 году конференции, посвященной 20-летию Копенгагенского документа, основополагающего документа человеческого измерения. Повестка мероприятия при нашем организационном и финансовом коспонсорстве будет включать обзор выполнения странами ОБСЕ обязательств по соблюдению фундаментальных прав и свобод человека».

«Нами также рассматривается возможность коспонсорства ряда проектов по линии БДИПЧ», — намекнул министр. Генсек ОБСЕ Перрен де Бришамбо, с сожалением отмечающий, что в условиях экономического кризиса страны-участницы все менее склонны как финансировать работу организации, так и делать взносы в ее бюджет, наверняка оценит готовность Астаны взять на себя расходы по проведению масштабных конференций.

В поисках утраченного консенсуса

Нурсултан Назарбаев сказал, что определяющий вопрос будущего ОБСЕ состоит в том, сможет ли она оформиться в качестве структуры, признающей многообразие мира XXI века, или останется в качестве сегментированной на блоки организации, в которой традиционный Запад стоит особняком от пространства к востоку от Вены.

Некоторые наблюдатели увидели в выступлении Назарбаева критику в адрес организации, точнее ее нынешнего состояния. В действительности же казахстанский президент, в прошлом не раз критиковавший ОБСЕ за невротическую зацикленность на «третьей корзине» и за неспособность обратиться к решению тех задач, которые представляются действительно актуальными и важными Казахстану, России и их союзникам, на этот раз от критики воздержался. Он лишь указал на то, что в организации, которая принимает решения на основе консенсуса, этого консенсуса уже давно нет.

По мнению Нурсултана Назарбаева: «10-летняя пауза с саммитом ОБСЕ является иллюстрацией того, что консенсусная основа организации пребывает если не в кризисном, то в весьма стагнационном состоянии». Возможно, со временем сам принцип консенсуса будет пересмотрен, как это уже произошло в Евросоюзе. Однако сегодня Казахстан предложил всем странам-участницам продемонстрировать общее видение проблем и вызовов сегодняшнего мира. Или хотя бы единство в своей готовности эти проблемы обсуждать и искать ответ на эти вызовы.

Можно не сомневаться в том, что саммит состоится в этом году. Идею о его проведении в Астане поддерживает генеральный секретарь организации, заявивший: «Нам всем придется много потрудиться, чтобы достичь цели, которую Казахстан поставил в период своего председательства, а именно организовать саммит организации в нынешнем году». Секретариат ОБСЕ заинтересован и в реформах, и в проведении саммита не меньше, чем действующий председатель. Г-н Бришамбо отметил, впрочем, что «некоторые страны все еще нуждаются в том, чтобы их убедили в необходимости саммита».

По мнению Нурсултана Назарбаева, содержательным наполнением саммита могли бы стать актуальные проблемы безопасности в зоне ответственности ОБСЕ, ситуация в Афганистане и вопросы толерантности. Вероятно, после обсуждения программа саммита будет включать в себя и другие пункты. Безусловно, в ней найдет отражение популярный в Европе тезис о том, что не может быть подлинной безопасности без демократии и борьба с угрозами безопасности не может служить основанием для нарушений прав человека. Однако выбор Афганистана в качестве центральной темы удачен. Соединенные Штаты, чье мнение является критически важным по вопросу проведения саммита, получают возможность использовать платформу ОБСЕ для обсуждения условий, на которых Казахстан и другие соседи Афганистана из Центральной Азии могут поддержать действия США и их союзников по коалиции.

Что касается секретариата ОБСЕ, то для него более чем достаточным должен стать такой аргумент в пользу саммита, как возможность отметить 35-летие Хельсинкского Заключительного акта, 20-летие Парижской хартии и 65-летие окончания Второй мировой войны.

Казахстан не в состоянии вдохнуть новую жизнь в ОБСЕ ни в одиночку, ни даже при поддержке своих союзников. Но создать условия для возрождения организации и для ее адаптации к задачам и вызовам современного мира он готов. Проблема в том, что сегодня многие страны Европы уже привыкли связывать свои планы и надежды на международную безопасность с НАТО, решение экономических вопросов с Евросоюзом, а ОБСЕ рассматривают как своего рода правозащитный филиал этих структур. Пока неясно, в какой степени они заинтересованы в возрождении ОБСЕ в качестве не всемогущей, но авторитетной международной организации. Консенсус, в котором нуждается ОБСЕ, связан не со статусом Косово и Абхазии, не с оценкой выборов в Украине или Афганистане, не с условиями обновления Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Точнее, не только с ними. Он доложен быть достигнут относительно будущего самой организации, ее места в новой структуре международной безопасности. Такой консенсус позволит оперативно решить принципиальные вопросы и отложить решение тех, которые могут быть отложены без ущерба для эффективности работы и авторитета организации. Без общего видения своей стратегической миссии ОБСЕ обречена на то, чтобы превратиться в объект политических манипуляций и инструмент реализации конъюнктурных проектов.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее