Мы стали более гибкими

Мы стали более гибкими

В данный момент компании имеют больше возможностей, чтобы управлять текущей ликвидностью, считает генеральный директор АО VITA Петр Потапов.

— Какие каналы финансирования сегодня доступны среднему бизнесу?

— Для таких достаточно крупных предприятий, как мы, основным каналом получения средств по-прежнему остаются банки. От услуг банков никто никогда не откажется, поскольку банковское кредитование и торговое финансирование нужны всегда. Банки к тому же выступают гарантами компании по займам третьих лиц.

Но сегодня взять средства у частных банков тяжело. Несмотря на хорошую ликвидность, банки второго уровня не кредитуют экономику, объем займов реальному сектору за 2009 год снизился на 34%. Акценты сейчас смещаются в пользу Банка развития Казахстана (БРК), у которого достаточно хорошее фондирование. Например, по инвестиционным кредитам БРК понижает свою стоимость денег до 8% годовых. Заемщик инвестиционного кредита в итоге получает от банка средства под 11,5%. Для сравнения: частные банки кредитуют предприятия под 16% годовых.

— На какой период вы берете кредиты?

— На срок не меньше года, поскольку мы связаны с переработкой сырья. А специфика сельхозпереработчика в том, что мы закупаем урожай один раз в год, а наш производственный цикл как раз длится 12 месяцев.

Мы с удовольствием взяли бы деньги на более длительный срок, например до пяти-семи лет.

Поскольку два года кризиса больно ударили по предприятиям, у нас вымылось много оборотных средств.

— Насколько для вас привлекателен рынок облигаций как источник фондирования?

— Занять сейчас деньги через выпуск облигаций производственникам нереально. Из-за кризиса фондовый рынок отрегулирован таким образом, что большинство инвесторов избавляется от облигаций корпоративного сектора. У нас недавно были представители одного пенсионного фонда, которые объявили, что хотят продать из портфеля наши облигации — на них давят акционеры. Сейчас почему-то считается, что бумаги корпоративного сектора рисковые. Но ведь не все предприятия испытывают стресс. Например, мы исправно платим купонное вознаграждение. В апреле у нас погашение основного долга четвертой эмиссии облигаций — 4,5 миллиарда тенге, и мы собираемся ее гасить.

— Планируете ли вы еще когда-либо занимать на фондовом рынке?

— В ближайшие год-два нет. У нашей компании пока нет необходимости в займах фондового рынка. Мы пошли по пути привлечения средств в капитал от фондов прямых инвестиций, за счет которых планируем получить оборотные средства для покупки сырья. Компании VITA сейчас не требуются огромные инвестиции. Все наши заводы уже построены и отреконструированы, они в прекрасном рабочем состоянии. Единственное, нам нужна сейчас оборотка в пределах 70 миллионов долларов в год.

Как правило, фонд прямых инвестиций заходит в бизнес на срок от трех до пяти лет. Для работы с фондом мы планируем провести дополнительную эмиссию акций. Никто из действующих акционеров свой бизнес не продает. Дополнительные акции предполагается разместить на заранее оговоренных условиях выхода инвестора из проекта. В частности, действующие владельцы могут иметь права преимущественной покупки этих акций.

— Будут ли фонды прямых инвестиций (ФПИ) в ближайшее время основным каналом привлечения денег для производственных предприятий?

— Конечно же нет. У каждого предприятия план фондирования индивидуален. Раньше ФПИ на казахстанском рынке не было и существовал некий пробел в возможности управления ликвидностью. Чтобы наша компания была интересна не только локальным, но и международным инвесторам, нужно, чтобы соотношение ее долга к показателю EBITDA было на приемлемом уровне, не больше 6. У нас на конец 2008 года левередж составлял 9,5. Естественно, о привлечении западных инвесторов не могло идти и речи. Чтобы сократить левередж, мы решили привлечь деньги через капитал — это даст нам возможность ввести в эксплуатацию простаивающие мощности и вырастить показатель EBITDA. Потому что если мы возьмем в долг дополнительно 70 миллионов долларов, наш левередж вырастет до 12—13.

Системная проблема казахстанского бизнеса в том, что он сильно перекредитован. Однако мы считаем, что правильнее говорить «недокапитализирован». Почему это стало общей проблемой? Во-первых, не было ФПИ, во-вторых, акционеры не были готовы к такому финансированию. Кризис заставил нас быть готовыми.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?