Ветер с Запада и с Юга

Ветер с Запада и с Юга

Лидер республиканского славянского движения «Лад» Максим Крамаренко полагает, что обострение национального вопроса может привести к популяризации радикальных исламских течений.

— Максим Борисович, ваша организация всем довольна в Доктрине национального единства?

— Нет, не всем. Но для нас проблема заключается не в дефинициях доктрины, о которых сейчас копья ломают националисты, а в существующих реалиях межнациональных отношений в СТРАНЕ. Русское население в Казахстане не имеет политического представительства в органах власти республики. То есть не принимает никакого участия в управлении государством. Если сфера законодательной деятельности еще как-то разбавлена (некоренными), то все ключевые государственные структуры, органы исполнительной власти имеют ярко выраженное казахское лицо. А ведь только этнических русских в Казахстане около четырех миллионов.

Подписавшись под пресловутой Доктриной национального единства, мы, русские, тем самым согласимся с национальными дисбалансами и со своим бесправным, «окраинным» положением. Сначала нужно обеспечить реальное участие нетитульных этносов в управлении страной, а потом уже можно будет говорить о единстве.

— Есть ли, на ваш взгляд, в Казахстане русский национализм?

— Националистических русских организаций в Казахстане в принципе не существует. Как вы себе представляете в государстве, где органы юстиции, силовые структуры, прокуратура, суды сплошь моноэтнические, казахские,  существование каких-то отвязанных русских националистов?!

— Может быть, просто у русских жителей страны нет особых поводов для недовольства?

— Поводы есть. В частности, установка заставить учить казахский язык прослеживается в его административном внедрении в делопроизводство, когда казахскими чиновниками как-то упускается конституционный статус русского языка как официального и текущая документация не переводится на русский язык. В Казахстане так же, как в Азербайджане и Узбекистане и на той же «оранжевой» Украине, готовится переход с кириллической графики на латинскую.

Но с официальной точки зрения республика являет собой пример гармонии межнациональных отношений, а на тех, кто с этим тезисом не соглашается, оказывается психологическое и административное давление.

Поэтому не стоит удивляться тому, что русское население в Казахстане в плане гражданской активности наиболее инертное и боязливое, поскольку не имеет за своими плечами ни правовой, ни административной, ни какой-либо общественно-политической поддержки.

— Вы не раз говорили, что демократическая оппозиция имеет выраженный антирусский характер и поддерживается с Запада. Есть ли доказательства этого?

— Даже ангажированные наблюдатели и политологи, близкие к демоп­позиции, сегодня вынуждены констатировать стратегический переход казахских демократов — всех этих СДП, Азатов, Ак жолов, на рельсы казахского национал-патриотизма.

Еще вчера, во время попытки западного реванша — я здесь имею в виду «цветные революции» на территории СНГ — казахские демократы были «оранжевыми», а сейчас они трансформировались в национал-оранжевых, апеллируя к казахскому языку и ценностям кочевой цивилизации. И очевидно, что идеологическим противником здесь выступает российское «колониальное» наследие — русская культура и русский язык, якобы мешающие становлению государства казахов.

Одновременно программный внешнеполитический вектор оппозиционных партий является откровенно прозападным. Россия в них не рассматривается в качестве стратегического союзника и партнера.

В Казахстане действует, насколько мне известно, всего один российский фонд — «Русский мир». Культпросветом занимается, и то лишь точечно. При этом работает просто куча западных НПО и фондов: фонд Эберта, фонд Сороса, фонд МакАртуров, ЮСАИД , ЮСИС, IREX, NDI, NED, Центральноазиатско-Американский предпринимательский фонд, фонд «Евразия»… Далее можете сами продолжить этот список. Эти же центры прямо или опосредованно участвовали во всех цветных революциях на постсоветском пространстве.

— Как вы считаете, есть ли опасность обострения национального вопроса в ближайшие годы?

— Безусловно. Массовый митинг националистов в Алматы в День республики отчетливо продемонстрировал реальную угрозу правящему режиму и политической стабильности в республике. Заигрывания властей с национал-патриотами, которыми явно кто-то манипулирует извне, могут иметь драматические последствия. А дестабилизация ситуации в Казахстане неизбежно повлечет за собой обрушение всей геополитической архитектоники в Центрально-Азиатском регионе.

Угроза исламского радикализма крайне актуальна для центральноазиатских государств. Сегодня ваххабиты и другие представители радикального ислама появились там, где, казалось бы, для них нет ни почвы, ни условий. Я имею в виду северные области Казахстана, где все еще проживает значительная часть русского населения, в массе своей православного. И этот процесс набирает силу. Не надо быть большим пророком, чтобы предположить, что исход русского населения с этих территорий устранит последнее существенное препятствие на пути исламских радикалов.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?