Извилистый путь к компромиссу

Казахстан может пересмотреть условия контрактов по стратегическим проектам в нефтянке, не боясь ухудшения инвестиционного климата

Извилистый путь к компромиссу

В минувшем месяце президент РК Нурсултан Назарбаев предложил перевести всех иностранных недропользователей, работающих на принципах соглашения о разделе продукции (СРП), на обычный налоговый режим. Теперь логичным развитием ситуации станет либо согласие недропользователей на условия государства, либо пересмотр СРП Астаной в одностороннем порядке. В случае действия второго сценария крупные нефтяные компании оставляют за собой возможность оспорить подобное решение властей Казахстана в международном арбитраже. Причем шансы Казахстана в этих процессах видятся экспертам вовсе не радужными. Скандал не пойдет на пользу инвестиционному климату страны, но Казахстану западные инвесторы в нефтянке больше и не нужны.

За ними Кашаган  и Карачаганак

СРП предусматривает в первую очередь соблюдение интересов подрядчика, инвестирующего в разработку того или иного месторождения. Государство же получает первую прибыль лишь тогда, когда инвестор «отбивает» все вложенные деньги. Само собой, в интересах подрядчика раздувать бюджет проекта, что мы и наблюдали в последние годы на примере Кашагана: иностранные участники предлагали увеличить бюджет, а власти РК и госкомпания «КазМунайГаз» (КМГ) — уменьшить.

Нынешнее недовольство власти действующими условиями СРП — последствие ее же экономической политики на заре независимости, в 1990-х. «Тогда государство шло на определенные уступки. Где-то и во вред экономическим интересам страны, — рассказывает президент Казахстанской ассоциации юристов нефтяной отрасли Жумагельды Елюбаев. — Я на сто процентов уверен, если бы тогда эти контракты не были заключены, то страна намного дольше переживала бы внутренний кризис. Но теперь ситуация изменилась — от этих проектов поступает хорошая прибыль».

Несмотря на это, г-н Елюбаев уверен, что СРП является прогрессивным видом правоотношений недропользователей и государства, а любое ужесточение норм — это, по сути, качественный откат, поскольку означает переход от контрактной формы к разрешительной системе. «Хотя, например, в соседней России до сих пор не могут оторваться от разрешительной процедуры и перейти от лицензий к контрактам. Однако впоследствии государство стало возвращаться к разрешительному процессу».

В 2007 году Казахстан уже пробовал пересмотреть СРП по разработке месторождения Кашаган (геологические запасы — до 4,8 млрд тонн нефти), намереваясь вернуть в число разработчиков КМГ, что ему и удалось. Ныне нацкомпания обладает 16,81% проекта. В том же году в законе о недропользовании появился пункт, по которому в случае угрозы национальной экономической безопасности Республика Казахстан может в одностороннем порядке разорвать договор с недропользователем. По всей вероятности, и сейчас Астана уверена в своих силах, потому и увеличивает давление на иностранных нефтяников.

Не по добру, так по закону

К идее применения одинаковых налоговых режимов для всех недропользователей вернулся глава государства. 22 января, заслушав отчет правительства, он заявил: «Все наши контракты работают по налоговому законодательству на момент их подписания, нам надо проработать вопрос о том, чтобы выходить из зоны неприкосновенности, чтобы все работали по тем же изменениям в налоговом законодательстве, которые произойдут в будущем». Впрочем, он тут же подчеркнул: «Здесь тоже надо находить компромисс… Времена идут, жизнь меняется во всем мире, интересы государства нас к этому подталкивают». В данном случае сам Нурсултан Назарбаев как бы подтолкнул деятельность законодателей, которые уже несколько лет готовили новый закон «О недрах и недропользовании»: рабочая группа мажилисменов провела в общей сложности 41 заседание и один круглый стол. Но недели не прошло после президентских слов, как парламентский комитет по вопросам экологии и природопользованию собрался в очередной раз. В итоге в законопроект было включено 654 поправки, и теперь он готов для вынесения на голосование в парламент. По официальной информации, общая суть законопроекта — систематизация правовых норм, регулирующих проведение нефтяных операций от механизма обретения права недропользования до его отторжения государством.

Руководство комитета и рабочей группы отказалось прокомментировать «Эксперту Казахстан» положения, касающиеся возможности пересмотра СРП, сославшись на свою чрезвычайную занятость.

Хотя в тот же день некоторые подробности осветил министр энергетики и минеральных ресурсов Сауат Мынбаев, присутствовавший на заседании комитета по вопросам экологии и природопользованию. По его словам, из числа старых больших контрактов не соответствуют нормам текущего Налогового кодекса только договоры по Кашагану, Карачаганаку и Тенгизу. «Остальные недропользователи облагаются налогами уже в соответствии с новым законодательством», — пояснил г-н Мынбаев. Как можно понять из его дальнейшей речи, МЭМР пока не готово говорить об отмене стабильности по уже заключенным СРП.

Не делая резких движений

Пока МЭМР ломает голову, как воплотить президентскую инициативу, недропользователи (например, Agip Karachaganak B.V, Shell Kazakhstan Development B.V, Сhevron Munaigas Inc.) не спешат делать заявления, никак не комментируя ситуацию. Как и два года назад, вероятнее всего, стороны начнут долгий процесс переговоров и согласования условий. При этом г-н Елюбаев считает, что площадка для компромисса имеется. «Представим, что был заключен СРП на 40 лет, прошло 17 лет, проект успешно развивается, и разведанные запасы позволяют увеличить срок эксплуатации месторождения еще на 10 лет, — объясняет ситуацию юрист. — Тогда государство предлагает продлить контракт с этим недропользователем еще на 10 лет, а он взамен идет на уступки — принимает ужесточение налогового режима. Если недропользователь поймет, что та маржа, которую он получает, тоже приличная, он поступится ее частью ради стабильности».

Однако г-н Елюбаев не исключает вероятности пересмотра СРП в одностороннем порядке. «Я не думаю, что недропользователи со всем согласятся, и тогда будут крупные арбитражные процессы, и это не будет положительно влиять на имидж, деловую репутацию и инвестиционный климат страны», — считает он.

Аналитик инвестиционной компании «Финам» Александр Еремин уверен, что Казахстан больше не заинтересован в привлечении инвесторов в свою нефтянку, ведь она уже и так насыщена. «Вероятно, будут предложены привлекательные условия для инвесторов в другие сектора, обозначенные как приоритетные для развития национальной экономики. Таким образом, в Казахстан будут приходить, по большому счету, только стратегические инвесторы, заинтересованные в долгосрочном развитии бизнеса на территории страны и готовые работать на предложенных им условиях», — заключает он.

«Общая политика казахстанского руководства в настоящий момент направлена, с одной стороны, на поддержку национальной экономики, и с другой — на ее диверсификацию и индустриализацию, — говорит г-н Еремин. — Конечно, на работающие в Казахстане иностранные компании (подавляющая часть которых задействована в сфере недропользования) в данном случае лягут дополнительные нагрузки и обязательства, в том числе по казахстанскому содержанию». На этом фоне эксперт прогнозирует возможный уход или сокращение активности некоторых иностранных игроков, что приведет к усилению позиций государства в сфере нефтедобычи. «В целом маловероятно, что произойдет существенное изменение состава игроков в сегменте нефтедобычи», — считает аналитик.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики